Главная


Диакон Андрей Кураев: "Туринская плащаница"

 







 

ТАЙНЫ ТУРИНСКОЙ ПЛАЩАНИЦЫ

 

 

 

1. Экзамен в 2000 лет

О Туринской Плащанице, одной из главных святынь христианского мира, написаны тома специальных исследований.

И до сего дня кипят жаркие споры, не прекращаются дебаты и научные дискуссии вокруг куска льняной материи, длиной 4,36 м и шириной 110 см, в которую, согласно преданию, было завернуто после распятия тело Иисуса Христа.

Ученых ставит в тупик отпечатанная на Плащанице фигура человека: такое изображение оказывается невозможно получить ни одним из известных сегодня способов. Отдаленно оно напоминает контуры испарившихся человеческих фигур, оставшиеся после атомного взрыва в Хиросиме. Для людей верующих подобный факт и является главным доказательством подлинности реликвии. Но неверующая и сомневающаяся часть человечества всегда желает выяснить максимальное количество фактов, а уж потом делать какие-либо выводы.

Первое, что всегда хотели узнать ученые, когда речь заходила о Туринской Плащанице, это возраст ткани. Действительно ли он исчисляется двадцатью или более веками? Ведь если это не так, незачем и огород городить: даты рождения и смерти человека, именуемого Иисусом, давно установлены и неоднократно проверены церковной и исторической наукой.

Второй главнейший вопрос: каким образом на ткани Плащаницы получено фотографически документальное изображение-негатив? Ни общий уровень развития искусств вообще, ни рисования в частности, как в те далекие времена, так и сегодня — подобных аналогов не имеют. С помощью каких средств и материалов, как именно выполнен рисунок человека в полный рост, где вид спереди и сзади сходятся в области темени, как две картинки из анатомического атласа?

И третье: кто именно изображен на Плащанице? Неужели и вправду Христос, о котором человечество узнавало через предсказания ветхозаветных пророков, Евангелие, Деяния и Послания апостолов, Церковное предание, всевозможные свидетельства избранникам, через знаменитое изображение на Убрусе (полотенце), наконец, послужившее началом иконописной традиции в искусстве?

Так не главнейший ли документ случившегося на нашей земле 2000 лет назад до наших дней хранит загадочный отрез льняного полотна?

Изучением Плащаницы всегда занимались самые маститые и крупные ученые со всего мира. Ватикан никогда не скупился на такое дело. В Папской Академии наук была создана специальная подкомиссия по изучению Туринской Плащаницы. Всемирно известные историки и археологи, биологи и генетики, физики и биофизики, микробиологи, химики и математики — объединили усилия в решении задачи всемирно-исторического значения.

Ученые использовали в своих работах такие методы, как радиоуглеродное датирование, инфракрасную спектроскопию и съемки в ультрафиолетовых лучах, плазменную массспектрометрию, электронную послойную микроскопию и фотомикрографию, все современные достижения органической и неорганической химии, микробиологии и цитологии, структурно-генетический анализ ДНК, научное моделирование, сложные математические расчеты и компьютерные программы.

Один из представителей научной группы по исследованию Туринской Плащаницы и подошел в 1995 году к молодому русскому ученому после его блестящего доклада на Европейском конгрессе по радиоуглеродному датированию в Англии.

Дмитрий Кузнецов, одаренный биохимик, профессор, руководитель Седовской лаборатории, преподававший биополимерную химию Текстиля в Университете Лос-Анджелеса, и Андрей Иванов, математик, кандидат технических наук, специалист по спектрометрии — научно доказали возраст Плащаницы, выявив ошибки в прежних расчетах по радиоуглеродному анализу ее ткани.

А исследования 1988-го года фактически зашли в тупик.

Они проводились одновременно и независимо в трех странах мира: в Швейцарии (Цюрих), в Англии (Оксфорд) и в США (Тайсон). В Ватикане при этом хранился контрольный кусочек ткани 4х4 см.

Результаты оказались идентичными: материал, взятый для исследования, был действительно изготовлен на Ближнем Востоке, но... не раньше XIII века. А не в первом или ранее, как утверждали исторические свидетельства.

21 подпись мировых светил-экспертов скрепила окончательный вердикт с научным приговором.

Для хранителей святыни, для верующих, для всех, кто долгие годы посвятил изучению Туринской Плащаницы, наступили трудные времена сомнений и испытаний, продолжавшиеся вплоть до 1995 года.

2. Браво, Россия!

Дело в том, что скрупулезные вычисления, с привлечением арсенала современных средств и прославленных умов, совершенно не учитывали условий нескольких пожаров, которые перенесла многострадальная ткань.

Вообще, заговоры и всевозможные несчастья стали привычным явлением, сопутствующим казалось бы уже самому факту существования Плащаницы в нашем мире. Особенно жестокий пожар она перенесла в XVI веке.

У герцогов Савойских, будущих королей Италии, были хорошие летописцы. Они подробно описали огненный кошмар в монастырском храме города Шамбери в 1532 году. Плащаница находилась в огне около 6 часов и чудом уцелела. Копоть, дым, катионы серебра от расплавившейся раки — вместе с огромной температурой, около 1000 градусов по Цельсию, — повысили содержание в материи атомов радиоактивного углерода. Именно это и явилось причиной «омоложения» Плащаницы.

Русские ученые настояли на проведении научного эксперимента, который сами и смоделировали. В январе 1996 года в английском «Журнале археологической науки» появилась статья Кузнецова, Иванова и Велецкого об их последних исследованиях.

— Странно, что крупные специалисты не учли в своих работах известные факторы, которые могли вызвать «эффект омоложения Плащаницы», — говорил Д. Кузнецов. — Некоторые из них открыла именно наша лаборатория.

Действительно странно. Ведь Плащаница за 2000 лет уже обросла своей собственной историей, прошла через свои собственные муки и мытарства. Помимо тех, что уже были на ней запечатлены.

Вот этой-то «поправки на страдания» великие умы как раз и не учли. Эксперимент Кузнецова и Иванова был проведен в двух высших инженерных пожарно-технических Академиях, независимо друг от друга, в Москве и Лионе. Результаты были получены вновь идентичные: Плащанице не менее 2000 лет.

Браво, Россия!

Что ни говорите, страна наша может отставать и проигрывать во многих позициях и вопросах, но когда речь заходит о духовных приоритетах, как приятно оправдать давнишние мировые ожидания и надежды.

«Русское открытие», как вскоре отметил журнал «Чудеса и приключения», было подано в средствах Западной массовой информации, в том числе и в авторитетных научных изданиях (таких, например, как американский журнал аналитической химии, английский журнал археологической науки) как абсолютная сенсация.

Сам же Дмитрий Кузнецов сказал по этому поводу так:

— В определении возраста Туринской Плащаницы я не имею ни малейшего намерения выдавать желаемое за действительное. В моих исследованиях нет никакой религиозной подоплеки. У меня чисто научный интерес.

Плащаница долгое время странствовала по миру, переходя из рук в руки, из храма в храм и переживая одну трагедию за другой. Подробный рассказ о ее земном пути вполне может стать содержанием отдельной книги.

В настоящее время реликвия находится в Италии, прямо у подножия Альпийских гор, в городе Турине. Под высоким куполом собора Санта Синдоне на плаццо Кастелло, установлен специальный постамент в размер холста, покрытый пуленепробиваемым стеклом. Свободный доступ к нему по понятным причинам явление довольно редкое, а уж после случившегося 12 апреля 1997 года очередного ужасающего пожара уже и в этом храме, когда только чудо помогло пожарнику разбить кувалдой свинцовое стекло и вынести ткань на своей груди из бушующего огня, — никто и не предполагал малейшей возможности скорого публичного доступа к Плащанице.

Но жизнь полна парадоксов.

3. Четыре минуты с Богом

В мае-июне 1998 года более 2-х миллионов паломников со всего мира вновь получили редкую возможность постоять около чудесно запечатленного образа Спасителя.

До этого Плащаница выставлялась в 1898-м, 1931-м, 1969-м, 1978-м.

Высшая аудиенция не могла длиться более четырех минут.

Четыре минуты на все: на потрясение, осознание, исповедь, на все самые сокровенные просьбы и молитвы. И кто знает, быть может так важно это было — именно в канун наступления нового века, нового тысячелетия — дать человечеству возможность подойти вплотную к Тому, чьей волей руководятся судьбы мира?

Пока бесконечная очередь ожидающих с трепетом созерцала старинный величественный храм, еще не оправившийся после катастрофы, опутанный бинтами лесов, увенчанный черным обуглившимся куполом — из центральных его дверей изливалась река счастливцев, с просветленными лицами и слезами на глазах. Наука наукой, а сердце человеческое порой не нуждается в большем доказательстве истины, чем ощущение высшей, никогда прежде не изведанной благодати. Свидетельствую об этом, как очевидец.

Науке всегда был свойственен холодный скепсис, она во всем видит подвох и привыкла объяснять чудеса шарлатанством, связывая их природу с человеческим невежеством или излишней впечатлительностью больных, убогих и слабонервных. До сих пор фактически отрицается наличие иного, ненаучного пути получения знания: знания — через откровение. В этом, наверное, и скрывается основная причина того исторического парадокса, что несмотря на полное крушение материалистических доктрин, мир наш не прирастает пока духовно. В людях глубоко укоренились прежние, примитивные и абсолютно искаженные мировоззренческие стереотипы. Мы понятия не имеем о сокровищах, какими обладает каждый человек уже от рождения, независимо от своего социального, национального или географического положения. И, естественно, абсолютно не способны ими воспользоваться.

В отношении Плащаницы, например, науке было важнее всего выяснить возраст ткани, а вглядываться в детали изображения, она, как и весь наш современный мир вслед за ней, отнюдь не спешила.

Да, многочисленные ученые отчетливо видели на полотне коричневатые контуры человеческого тела в полный рост. Как уже упоминалось, одна половина дает изображение со спины, а вторая спереди, как две сложенные вместе, в районе темени, картинки из анатомического атласа.

Без сомнения, это рисунок или отпечаток тела высокого мужчины, около двух метров ростом. Бросается в глаза редкое благородство форм и безукоризненность пропорций фигуры. Отчетливо видны не только контуры и детали тела, но и черты лица, и волнистые длинные пряди волос, и многочисленные раны и повреждения. Каждая царапинка, до малейшей капельки крови. Если это подделка, то определенно можно утверждать, что творец этой подделки отлично знал Евангелие и запечатлел страдания Христа с хрестоматийной точностью и пунктуальностью.

Кроме рваных ран от гвоздей на кистях и стопах, отчетливо видна рана от копья справа, в пятом межреберье, 18 крупных рассечений на спине и бедрах, около ста следов от ударов плетью, лужицы крови на груди, задней поверхности шеи, на голове и на лбу. В истории Плащаницы изображение спины Распятого называют «blood flow», или «кровавый поток». И действительно, даже на самый поверхностный взгляд, это уже не спина собственно, а сплошное кровавое месиво. Как вы помните, во время бичевания Иисус получил 39 плетей. Плеть римского воина была сделана из воловьих жил, с кусочками металла на концах. Так что бичевали не просто плетью, но горстью стали. Михаил Булгаков в своем знаменитом романе описывает только один удар сотника Крысобоя такой плетью. Удар, после которого Иешуа теряет сознание, а у самого писателя не хватает мужества продолжить рассказ о дальнейших истязаниях.

Но не только это. На Плащанице остались многочисленные свидетельства надругательств и побоев, следы терновых шипов и даже отпечаток на правом плече от перекладин креста. По-видимому, крест был настолько тяжел, что оставил след в мышцах спины. Вероятнее всего, Михаил Афанасьевич Плащаницы не видел, так как в своем романе он утверждает, что к месту казни Иешуа привезли, в отдельной от креста повозке. Евангелие же заодно с Плащаницей свидетельствует: изнемогший под тяжестью креста Иисус самостоятельно продолжал путь на Голгофу, воспользовавшись лишь помощью Симона Киринеянина.

Впечатляют и другие подробности, документально запечатленные на Плащанице. Едва ли не самым страшным испытанием для распятого на кресте было медленное удушение. Человеческий вдох — процесс активный, а выдох совершается пассивно, за счет сокращения межреберных мышц. Именно это, пассивное, звено дыхательного акта при данном виде казни практически выключалось. Человек мог делать лишь порывистые вдохи, постепенно раздувая свою грудную клетку остаточным воздухом с высоким содержанием углекислоты. Наличие у изображенного на ткани человека тяжелой степени эмфиземы легких подтверждается размерами и формой грудной клетки, рисунком ребер и состоянием межреберных промежутков.

По данным микроскопического анализа ткани и цитологии клеток крови Плащаница выявляет также и повреждение плевры правого легкого и наличие гематоракса от удара копьем в 5-м межреберье.

Даже и терновый венец явился отнюдь не просто солдатской шутовской затеей. Шипы его были острее лезвий и тверже металла. Плащаница отчетливо демонстрирует проникающее ранение глубоких вен шеи, заднего вертебрального ее сплетения, явившееся причиной профузного кровотечения.

Воистину, «Пастырь добрый душу свою полагает за овча».

Вся кровь Запечатленного на ткани — а кровь по Библейским канонам суть душа человеческая — была отдана именно до капли, как свидетельствует о том кусок бесстрастной материи, всю ее в себя впитавшей.

А если еще вспомнить палящее солнце Палестины в самый разгара дня, невыносимую жажду, желчь, смешанную с уксусом, нарастающее жестокое удушье, боль от бесчисленных ран и солнечных ожогов, нестерпимые ишемические боли в пальцах и мышцах верхней половины туловища, шеи...

Любой человек, которому накладывали жгут выше поврежденного сосуда, или же перенесший инфаркт миокарда, знает, что такое «ишемическая боль».

Сколько же страшных подробностей искупления до сих пор остается для нас за кадром!

4. Сын Неба

Особо стоит остановится на сохраненном Плащаницей изображении лица.

Представляется очевидным, что это молодой мужчина, с длинными крупными локонами, мягкой бородкой и усами.

Лицо сильно изуродовано, но и в таком виде являет собой отпечаток редкого совершенства. Существует весьма своеобразный тип еврейской внешности: порода царя Давида. Светлые волосы и глаза, белая прозрачная кожа, тонкие черты лица, женственно-мягкий абрис губ. Если бы не удлиненный нос, с горбинкой и особенной формой ноздрей, такой тип скорее близок к европейскому, чем к восточному. Но чему же тут удивляться, если все европейские народы произошли от сына еврея Ноя по имени Иафет.

Что касается «породы царя Давида», уместно вспомнить и еще один факт. Как мы знаем из Библии, все цари Израильские были высоки ростом, «от плеч на голову выше» среднего человека. Почти двухметровый рост и идеальные формы и пропорции тела — сразу же бросаются в глаза и на рисунке Плащаницы.

После воссоздания компьютером в 1997 году, с помощью специальной программы, с негатива и позитива ткани, прижизненного образа Христа, мир увидел новое чудо: откровение неземной красоты, исполненное такой притягательной силы, и такого совершенства, что трудно от него отвести взгляд. Честь и хвала современной науке!

Но документ есть документ.

Упрямая материя с предельной ясностью сохраняет следы кощунств, не пощадивших единственный перл творения: вместилище высочайшего Духа.

Лицо Иисуса на Плащанице скорбно и полно нечеловеческой усталости и печали. Высокий лоб, наискосок пересеченный частыми шипами, ослепительно сияет. Глаза закрыты. Рот прекрасных очертаний, хранящий еще полудетскую пухлость губ, чуть приоткрыт, выражает глубокую покорность, смирение, скорбное изумление. Точеный ориентальный нос сломан в переносице. Левая щека распухла от побоев, разбита скула, подбородок рассечен. В претории Понтия Пилата, перед началом бичевания, Христа избивал целый полк солдат.

«И оплеваша, и заушена, и по главе тростию ударена, и терновый венец на святую главу Твою возложишa».

И все-таки я уверена, что любому человеку, побывшему около Плащаницы хотя бы несколько минут, запомнится не это. Не бесчисленные подробности зверского убийства, не следы пыток и истязаний, не потоки дымящейся на полотне крови.

Непостижимым образом, над всем восстает несомненное торжество.

Гордая победа Духа.

Замерев в гулкой тишине древнего италийского храма на плаццо Кастелло, около ярко освященного софитами полотна, мы явно ощущали потоки неколебимого спокойствия и высочайшего достоинства. Уверенного превосходства. На всем вокруг сиял отблеск надмирного, воистину царственного величия, оставшийся в сердце навечно.

Нет, не поражение запечатлено здесь, на пожелтевшем отрезе чудом сохранившегося полотна.

Единственный и полный Триумф — в великой трансфизической баталии, равной которой уже никогда не будет в истории земли!

Сейчас, когда подлинность Туринской Плащаницы научно доказана, имеем ли мы право и дальше пребывать в блаженном неведении? Очевидно, что цена искупления так огромна, что представляется явно не человеческой, а именно Божественной. Никто — ни один из людей — не в состоянии вытерпеть малой толики того, что запечатлено на отрезе льняной материи, без развития болевого шока, без впадения в безумие, находясь до самого конца, в течении шести часов, в полном ясном сознании. «Отче, в руце Твои я передаю Мой дух» — последние слова Иисуса.

От предложенных перед распятием вина и смирны Он, как известно, отказался. Спаситель ведь шел не просто умирать: Ему важно было сполна заплатить за нас мзду Главному Мучителю, князю Мира сего. Психофизиологические излучения человеческих страданий, льющейся крови — главное его пиршество.

Богочеловек сумел выплатить и богочеловеческую цену, искупившую все прошлые, настоящие и будущие грехи просто людей.

Здравствуй, Сын Неба!

Вот мы и увидели Тебя опять, в конце второго тысячелетия.

Вновь сумели прикоснуться к свидетельству Твоего неповторимого подвига.

Это стало возможным сегодня во многом благодаря подвигу и мужеству тех, кто столько веков подряд сохранял от бушующего адского огня неповторимый документ, Плащаницу.

А может и вправду, на наших глазах свершается второе Твое «пришествие»?

Не о том ли оповестила мир грозная комета Хейла-Боппа, редкая небесная гостья, озарившая земной небосклон накануне войны 1812 и вернувшаяся теперь опять, накануне Пасхи 1997?

Если это так, если это и впрямь новое Твое явление миру, то дай Бог, чтобы оно было счастливее предыдущего!

В настоящая время Плащаница вновь сокрыта от глаз человечества в недрах величественного храма у подножия Альпийских гор.

С какими чувствами и размышлениями подойдут к ней паломники в Новой Эре?

 



Туринская Плащаница - Евангелие страстей Господних








Так что же такое Туринская плащаница?

 

"Я С ВАМИ ДО СКОНЧАНИЯ ВЕКА…"

 

С того дня 1898 года, когда перед закрытием выставки христианского искусства в Париже археолог и фотограф-любитель Секондо Пиа впервые сфотографировал лик Туринской плащаницы, представленной на выставке в качестве плохо сохранившегося творения раннехристианских художников и обнаружил, что изображение на ткани - негатив, ученые вот уже более ста лет пытаются и не могут разгадать тайну загадочного полотнища. Используются самые совершенные методы анализа и самая современная аппаратура; проводятся сложнейшие эксперименты; выдвигаются различные научные гипотезы, но результаты, кажется, не приближают, а только отдаляют решение проблемы, и миллионы - как верующих христиан, так и людей, далеких от веры, задаются вопросом: что же такое Туринская плащаница?

Интерес вызывает не только занимательная научная загадка с элементами детектива, всегда привлекательного для широкой публики. С Туринской плащаницей сопряжено нечто куда более серьезное; не будет преувеличением сказать, что от того, какой ответ мы дадим на предложенный вопрос, во многом зависит отношение людей ХХI века к Христу и Христианству. Восприятие Иисуса либо останется таким, каким оно сложилось на протяжении последних двух столетий, либо изменится радикально...

Так что же такое Туринская плащаница?

Достоверной истории плащаницы около 650 лет. В 1353 году граф Жоффруа де Шарни представил на всеобщее обозрение длинное льняное полотнище (4,3 х 1,1 м.) с довольно смутно проступающим на нем изображением обнаженного тела в двух проекциях - спереди и со спины, - расположенного таким образом, как если бы человека положили на нижнюю часть полотна головой к центру; затем перегнули ткань пополам и накрыли ею тело. По утверждению графа, это полотнище являлось ничем иным, как подлинной погребальной пеленой Иисуса Христа, той самой, в которую завернул распятого Учителя Иосиф Аримафейский и которая, согласно Евангелию была обнаружена в гробнице Петром и Иоанном:

Вышел Петр и другой ученик (Считается, что "другой ученик" Евангелия от Иоанна - сам Иоанн Богослов) и пошли ко гробу. // Они побежали оба вместе, но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый, // И наклонившись увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. // Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит в гроб, и видит одни пелены лежащие, // И плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте" (Ин 20.3-7)

Реликвия была помещена в специально выстроенной церкви в Лирее - владениях де Шарни близ Парижа. В 1452 году внучка графа Жоффруа Маргарита де Шарни передала плащаницу герцогам Савойским, чьи потомки позже стали властителями маркграфства Туринского. С 1578 года по сей день плащаница хранится в специальном ковчеге в соборе Джованни Батиста в Турине, и ее судьба известна буквально по месяцам.

Этой, строго достоверной части истории плащаницы предшествовал долгий период легенд и преданий. С первых веков Христианства существовали во многих вариантах рассказы о нерукотворном образе Иисуса. Были широко известны житие святой Вероники - благочестивой иерусалимской женщины, подавшей на пути к Голгофе Иисусу свое головное покрывало, которым Он отер пот и кровь с лица и на котором чудесным образом запечатлелся Его лик; история о царе Эдессы Абгаре V Великом, которому Иисус послал плат со своим нерукотворным образом и тем исцелил от проказы... Правда, во всех подобных легендах всегда говорилось о лике Спасителя и нигде не упоминалось о погребальных пеленах. Со всем тем, за преданиями, видимо, стояло нечто реальное и вполне возможно, что они восходили к тем пеленам, которые, как говорит Евангелие от Иоанна, ученики нашли в опустевшей гробнице Учителя. Судьба этих пелен неизвестна, но нетрудно предположить, что ученики унесли их с собой. Правда, по еврейским законам предметы, находившиеся в соприкосновении с покойником, считались нечистыми, но Иисус для учеников не был покойником - Он воскрес, Он был живым, и пелена с чудесным отпечатком Его тела не могла не казаться им драгоценной святыней.

Есть свидетельства, что нерукотворный образ действительно какое-то время находился в Эдессе (отсюда легенда об Абгаре Великом), а после завоевания ее арабами был перенесен в Константинополь где периодически выставлялся и был хорошо известен христианам. Более чем вероятно, что плащаница, дабы не вводить верующих в соблазн видом совершенно нагого тела хранилась сложенной таким образом, что открыто было только лицо, что и породило версию о нерукотворном лике. Во время разграбления Византии крестоносцами в 1204 году, реликвия исчезла. Имеется немало и преданий, и научно обоснованных предположений о том, что таинственной святыней рыцарского Ордена Тамплиеров, участвовавшего в крестовых походах, а после их завершения обосновавшегося в Португалии и Франции, была именно она - вывезенная из Константинополя погребальная пелена Иисуса Христа; что отчасти с ней как сокрытом тамплиерами сокровищем, были связаны страшные гонения на Орден, почти поголовное его истребление во Франции в 1307 году. Эта драматическая страница истории плащаницы еще ждет своего детального исследования.

Хроники сообщают, что в походе на Византию участвовал некий рыцарь де Шарни, видимо предок графа Жоффруа. Это весьма существенное сведение: можно предположить, что рыцари де Шарни были теми, кто сохранял и прятал плащаницу в годы гонений на тамплиеров и оповестили о ней мир, когда опасность миновала. Так или иначе, имя де Шарни связывает легендарный и исторический периоды истории плащаницы и возвращает нас к 1353 году - моменту ее достоверно зафиксированного обретения.

Надо сказать, что это обретение отнюдь не вызвало восторга у клерикальных властей. Перед Церковью и всем христианским миром встал тот самый роковой вопрос, ответа на который нет и по сей день: что такое Туринская плащаница?

Собственно говоря, ответов может быть только три - церковным владыкам XIV века это было ясно не хуже, чем их потомкам в ХХ веке. Либо плащаница действительно является подлинной погребальной пеленой Иисуса, хранящей отпечаток Его тела - след чудесного Воскресения; либо она - художественное воспроизведение этой пелены, подобие иконы чина "Лик Нерукотворный", созданное художником-иконописцем; либо ее надо счесть подделкой под ту пелену, ее имитацией, делом рук ловких фальсификаторов, имевших целью ввести верующих в заблуждение.

Необходимость как-то "определиться" с обретенной реликвией поставила клерикальные власти в сложное положение. Поначалу плащаницу провозгласили подделкой. Нашелся художник, будто бы сознавшийся в том, что плащаница - дело его рук. Неизвестно, правда, при каких обстоятельствах и под каким давлением сделал он это признание. Однако, почитание, которым была окружена реликвия, заставило, видимо, несколько смягчить приговор. В 1390 году папа Климент VII вынес вердикт: плащаницу можно показывать в церкви, но только в том случае, если при этом разъяснять, что это не настоящее полотно, в которое Иосиф Аримафейский завернул тело Христа, а его художественное воспроизведение - икона. Папа явно не решился взять на себя ответственность во всеуслышание подтвердить подлинность плащаницы как величайшей христианской святыни; не рискнул и публично заклеймить почитаемую реликвию как кощунство и обман. Вариант с иконой разрешал все проблемы: с одной стороны иконе не возбраняется быть святыней, предметом благоговейного поклонения; с другой - снимаются щекотливые вопросы о чуде.

С таким осторожным полупризнанием плащаница просуществовала до конца XIX века. У нее была нелегкая судьба: она несколько раз горела; ее проваривали в масле, отчасти для сохранности, отчасти для того, чтобы убедиться в том, что на ней нет следов красок - убеждались и все-таки не канонизировали. Ее почитали, она привлекала внимание художников, ее неоднократно копировали, воспроизводили в гравюрах, в медальонах. Известны работы художников эпохи Средневековья и Возрождения, явно восходящие к Туринской плащанице (Заинтересовавшихся этой темой отсылаю к книге Яна Уилсона "Туринская плащаница, Нерукотворный Спас и другие христианские святыни. - Ростов/Дон, "Феникс", 2000).

В качестве художественного произведения предстала плащаница и на выставке в Париже в 1898 году. В конце XIX века к религии относились достаточно скептически, и "плохо сохранившееся творение раннехристианских художников" не вызывало ни научного, ни общественного интереса. Все изменилось в одночасье. С 1898 года начался третий - современный период в истории плащаницы; ее новое чудесное обретение.

Прежде чем говорить об этом, наиболее интересном для нас периоде, необходимо вспомнить и иметь в виду одно существенное обстоятельство. Все, рассказанное выше, относится к тому изображению, которое можно и по сей день видеть на ткани - достаточно расплывчатому отпечатку мужского тела, с почти бесформенным лицом, одутловатым, грубым, с подпухшими маленькими глазками - лицом мытаря, торговца, но никак не Христа. Удивительный Лик, который теперь связывается в нашем представлении с Туринской плащаницей открылся лишь в 1898 году. Словно спала маска, почти две тысячи лет скрывавшая подлинное лицо плащаницы и она явилась нам в своем истинном обличии... Именно с этого момента начинается совершенно иная, современная жизнь загадочной плащаницы, ставшей вдруг из древней реликвии, интересной лишь историкам-религиоведам научным феноменом ХХ века, волнующем миллионы.

Открытие Секондо Пиа произвело ошеломляющее впечатление. Оказавшееся позитивным негативное воспроизведение позволило разглядеть не только в лице, но и в фигуре такие детали, которые раньше увидеть было невозможно. Безусловно подтвердилось, что изображенный на плащанице человек был распят; что его руки и ноги были пробиты гвоздями; что правый бок был пронзен; что на голову ему был надет терновый венец, изранивший лоб; что перед казнью он подвергся жестокому избиению. Словом, изображение на плащанице до деталей соответствовало евангельскому описанию страстей и казни Христа. Профессор сравнительной анатомии Сорбонны И.Деляж, исследовавший снимки, несмотря на то, что был атеист и вольнодумец, пришел к поразительному выводу: изображение на Туринской плащанице - подлинный отпечаток тела Иисуса Христа.

Научное сообщество на рубеже XIX-XX веков менее всего было склонно доверяться чудесам, (как не склонно и на рубеже XX-XXI веков). Отрицать, что на плащанице изображен распятый Христос было невозможно, но еще труднее было для рационалистически настроенного ума признать это изображение подлинным отпечатком Его тела, оставленным чудом Воскресения. Перед учеными встала та же проблема, что и перед клерикалами. От них потребовали прямого ответа на тот же вопрос: что такое Туринская плащаница - чудо, икона или обман. Как и клерикалы, ученые пошли по наиболее легкому пути. Удобнее и безопаснее всего было предположить, что плащаница произведение искусства. Правда, химические анализы подтвердили, что следов краски на ткани нет. Но рисунок может быть нанесен на ткань не только с помощью красок, но и с помощью некоторых веществ, дающих при определенных условиях потемнение волокон. Анализы обнаружили следы крови на месте ран, но она могла быть нанесена и специально для большей убедительности.

И все-таки версию о том, что плащаница - создание художника пришлось отвергнуть. Можно допустить, что древние алхимики использовали для нанесения изображения на ткань вещества, которых мы не знаем и обнаружить химическим путем пока не можем. Но никакие алхимики не могли создать негативное изображение человеческого тела, да еще с такой анатомической точностью, какую можно найти только в античности, либо у Леонардо да Винчи и Микеланджело. Но и Леонардо не смог бы сделать рисунка в форме негатива. Это вообще невозможно, даже сейчас, когда эффект негатива известен и изучен. Что же говорить о времени, когда о негативе не имели ни малейшего представления! Ни одному имитатору и в голову не могла прийти мысль о подобном изображении.

Но если это не рисунок, то может быть оттиск со статуи, с какой-то высокой матрицы? Предположение крайне сомнительное, но все же выдвигавшееся в качестве одной из гипотез. Вообще гипотезы о плащанице как произведении искусства не обременялись достоверностью: так в качестве возможного автора действительно назывался Леонардо да Винчи, родившийся в 1452 году, тот самом, в который Маргарита де Шарни, почти через сто лет после "обнародования" плащаницы графом Жоффруа передала ее герцогам Савойским.

Но и правдоподобные, и фантастические гипотезы о плащанице как художественном произведении пришлось оставить. Исследовавшие плащаницу анатомы решительно отвергли все версии о ней как о деле рук художника. Они утверждали, что лицо и тело на плащанице не только анатомически идеально точны, но в них обнаруживаются признаки трупного окоченения, наступившего в распятом состоянии, а по характеру подтеков крови у ран можно установить, что тело вздрагивало от боли и предсмертных конвульсий. По их мнению ничем иным, как только отпечатком мертвого тела изображение на Туринской плащанице быть не может.

Итак, мертвое тело. Труп. Но чей? Чье же все таки тело оставило отпечаток на ткани? Подлинное тело Иисуса Христа? Хотелось бы поверить в это. Хотелось бы видеть Иисуса именно таким: с гармонически прекрасным лицом, идеально сложенной фигурой около 1,80 м. роста. Но пока можно достоверно сказать лишь то, что в льняное полотно было завернуто тело распятого человека, с которым не позднее чем на третий день по погребении (поскольку на ткани нет признаков начавшегося разложения) случилось нечто необъяснимое, какая-то неведомая нам реакция, в результате которой на погребальной пелене запечатлелось негативное изображение трупа, сам же он исчез; причем сгустки крови, присохшие к материи оказались нетронутыми, словно тело из пелены просто испарилось. Все научные версии, пытающиеся объяснить это явление то ли окислением мочевины, то ли действием благовонных масел, то ли разрядом молнии и т.п. не нашли практического подтверждения; предположение же, что в теле распятого произошел мощный выход энергии, подобный чуть ли не ядерному взрыву неизбежно приводил к идее Воскресения - с чем решительно не мог согласиться научный позитивизм ХХ века.

По существу, все сто лет прагматически настроенные ученые искали и ищут "подвоха", пытаясь распознать, с помощью какого трюка, фокуса или приема был получен на ткани этот странный отпечаток. В том, что феномен Туринской плащаницы должен иметь чисто материалистическое объяснение, прагматики не сомневались; вопрос заключался лишь в том, каким неведомым нам способом этот фокус был осуществлен. "Ниспровергателям чуда" противостояли те, кто упорно верил - хотел верить, что Туринская плащаница - подлинная погребальная пелена Иисуса, чудесное свидетельство чудесного Воскресения. Решить вопрос о подлинности плащаницы могла бы ее точная датировка. Определение времени изготовления ткани первым веком Х.Э. значительно повысило бы вероятность ее подлинности; более поздняя датировка исключила бы такую вероятность. Ткань была тщательно изучена; просмотрено под микроскопом чуть ни каждое волокно. Обнаружилось немало доказательств в пользу ее очень древнего, причем ближневосточного происхождения. Структура ткани соответствовала тому, как ткалось полотно в Палестине в начале христианской эры. В волокнах обнаружилась пыльца эндемичных (т.е. растущих только в данной местности) растений Палестины I века и Сирии, Византии и Франции более поздних времен, в полном соответствии с теми перемещениями, которым предположительно подверглась погребальная пелена Иисуса. Однако, считающийся самым точным и неопровержимым радиоуглеродный анализ перечеркнул все доводы "за". Содержание углерода С14 в ткани определило возраст плащаницы не ранее XIII века. В спорах о подлинности, казалось бы, была поставлена точка. На единственно волнующий всех вопрос: Иисус или нет - был дан отрицательный ответ.

Итак, согласно радиоуглеродному анализу, время "рождения" плащаницы почти совпадает со временем ее обретения в 1353 году. Как и кто ее изготовил, по прежнему оставалось непонятным, но к распятию и Воскресению Иисуса Христа сие изделие во всяком случае отношения иметь не могло. Большинство ученых (а может быть и клерикалов) вздохнули с облегчением: слава Богу - подделка. Никаких чудес, никакого Воскресения. Что и требовалось доказать.

Но отделаться так просто от плащаницы науке не удалось. От ученых требовали объяснений, каким же все-таки образом возникло изображение? Откуда взялось тело распятого? В Европе XIII века казнь путем распятия была исключена. Единственное более-менее правдоподобное объяснение - религиозный психоз фанатика, идентифицировавшего себя с Христом и решившего повторить Его крестные муки. Версия о лжехристе не так уж невозможна: знаем же мы о таком феномене как стигматизация, когда на руках у верующих появлялись стигматы - язвы как бы от гвоздей. Последователи такого лжехриста могли позаботиться о получении плащаницы, которую они в своем фанатизме считали подлинной; могли они увлечь или ввести в заблуждение и графа де Шарни... Правда, сведений о такого рода сектах в Европе XIII-XIV веков нет, но за неимением лучшего, можно допустить такую гипотезу.

Однако, детальное рассмотрение плащаницы опровергает эту версию. К XIII-XIV в.в. в христианской традиции сложились устойчивые каноны изображения Христа. Фигура на кресте никогда не представала нагой, но всегда в набедренной повязке; руки бывали пробиты в ладонях; терновый венец, если изображался (чаще не изображался) рисовался или ваялся в виде обруча - подобия королевской диадемы. На плащанице же распятый совершенно обнажен, что согласно с римскими обычаями; руки пробиты в запястьях, что опять-таки соответствует исторической правде - ладони не выдержали бы тяжести тела; терновый венец сплетен в виде митры - царского венца Востока. Лжехристос XIII века несомненно следовал бы канонам своего времени, а не исторической реальности, даже если бы она была ему известна. Но в изображении на плащанице открылись такие исторические подробности, о которых в XIII веке знать просто не могли. Анатомы утверждают, что тело распятого было исполосовано римским бичом с шипами - в XIII веке такой бич был неизвестен. Эти подробности - и характер плетения ткани, и пыльца растений, и соответствие римским обычаям казни на кресте делают в своей совокупности практически невозможной датировку плащаницы XIII веком. Все сходится на первом веке христианской эры.

А как же радиоуглеродный анализ? Наука пришла сама с собой в противоречие, которое ей же, науке, придется разрешать. Не стану приводить аргументы тех, кто подобно священнику Глебу Каледе - доктору геологических наук, отлично знакомому с радиоуглеродным анализом, выразили сомнения, весьма убедительные, в выводах комиссии (Рекомендую заинтересованным книгу: Профессор протоиерей Глеб Каледа. "Плащаница Господа нашего Иисуса Христа". М., изд-во "Зачатьевский монастырь", 1995). Для меня вопрос лежит совсем в иной плоскости. Как ни важны химические, биологические и прочие научные анализы, сказать нам, что такое Туринская плащаница может только образное, философски-богословское и искусствоведческое ее исследование.

Прежде всего, для меня совершенно очевидно, что Туринскую плащаницу ни в каком случае нельзя причислять к "иконам" и дело тут не только в заключениях патологоанатомов. Иконы чина "Спас Нерукотворный" никто никогда не выдавал за подлинный нерукотворный Лик Иисуса; никто и не считал таковыми. Все знали, что перед ними не сам Святой Плат, а его художественное подобие, созданное иконописцем - никаких споров и сомнений на этот счет не возникало и возникнуть не могло. С Туринской плащаницей дело обстоит иначе. Либо это подлинная погребальная пелена Иисуса Христа, хранящая следы Его крестных мук и чудесного Воскресения, либо имитация такой пелены, ловкая подделка, которую по сей день не удается раскрыть - а стало быть обман, одно из тех мнимых "чудес", которые так любили разоблачать воинствующие безбожники.

Показания радиоуглеродного анализа в этом случае ничего не значат. Если бы анализ и показал первый век, это вовсе не стало бы доказательством подлинности плащаницы - она могла быть подделана в первом веке как и в тринадцатом и даже еще скорее в первом, чем в тринадцатом. Мы знаем из Евангелий, что духовные власти Иерусалима подозревали учеников в намерении украсть тело Учителя и возвестить о мнимом его "воскресении".

Ну, а если плащанница подлинная - об анализе вообще смешно толковать. Анализ мог бы показать и XXI век: чудо Воскресения или - говоря научным языком - выход энергии необычайной мощи - не мог не спутать все показатели, не нарушить все нормы содержания в ткани углерода С14, определяющие ее возраст. Показания радиоуглеродного анализа если и свидетельствуют, то не против, а за подлинность и плащаницы, и распятия Иисуса Христа, и Его, однажды за всю историю человечества достоверно совершившегося Воскресения из мертвых. Лукавые ученики с помощью неведомых нам магических приемов могли добиться появления на плащанице негативного отпечатка мертвого тела - добиться изменения содержания в ткани углерода С14 они во всяком случае не могли.

Собственно говоря, с Туринской плащаницей произошло то же самое, что с историей самого Иисуса Христа. Многие века - от евангельских времен вплоть до наших дней мнение об Иисусе разделялось: либо Он - вочеловечившийся Бог, преданный человеческой казни; либо обманщик, вполне по делу осужденный синедрионом и распятый Понтием Пилатом. В последние два столетия, когда историческая достоверность существования Иешуа га Ноцри была признана наукой, явились попытки Э.Ренана, А.Гарнака, Льва Толстого и др. представить Его - разумеется, не Богом, но праведником, учителем нравственности. Полная аналогия тому, как Туринскую плащаницу пытались представить иконой. Но в том-то и дело, что ни с личностью Иисуса, ни с его Ликом на плащанице такая половинчатость не проходит. Иисус возвещал себя Богом, единосущным Отцу. Одно из двух: либо мы должны Ему верить, либо считать Его слова ложью - манией величия, или сознательным обманом. Но ни вообразивший себя Богом параноик, ни тем паче злой маг, вводящий в соблазн доверчивые души, учителем нравственности быть не может. Не может быть святой иконой и сознательная подделка, сотворенная людьми ради обмана верующих.

Мудрый раввин Гамалиил в "Деяниях апостолов" говорил: "Если это дело - от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете его разрушить; берегитесь, чтобы вам не оказаться богопротивниками" /Деян., 5, 38-39./

Так что же: "от Бога" Туринская плащаница, или "от человеков"?

Исследователи плащаницы, даже те, что уверены в ее подлинности сосредотачивают свое внимание преимущественно на том, что в ней, безусловно, "от человеков": на способе плетения ткани, соответствующем тому, как ткали полотно в Палестине на рубеже Христианской эры; на характере ранений и следов бичевания, совпадающих с тем, как истязали и распинали осужденных в Римской империи... Все это, безусловно, важно, как и исследование пыльцы эндемичных растений, доказывающее ближневосточное происхождение плащаницы. Но все это только дополнение к главному, тому, что очевидно "от Бога": запечатлевшемуся на ткани лицу - не расплывчатому лику, который может лицезреть паломник, удостоившийся счастья попасть в Турин к выносу плащаницы, а поразительному лицу, явившемуся в преддверии ХХ века, не мертвому и не живому, пребывающему в вечном покое - Лику Бога. Глядя на это удивительное лицо, величавое и прекрасное и в муках, и в смерти, только и можно, что повторить слова евангельского сотника, стоявшего у креста: "Истинно Человек этот был Сын Божий" (Мф 27.54). Никакой имитатор не мог бы его создать никакими способами - ни с помощью художества, ни путем магических ухищрений. Допустимо ли здесь спорить о тех или иных способах фальсификации? Этот Лик, стоящий в ряду самых гениальных, самых вдохновенных изображений Иисуса, не может быть ни подделкой, ни порождением изуверского фанатизма - как не могут быть ими Спас Андрея Рублева, Пантократор монастыря св. Екатерины на Синае. Я называю эти иконы не случайно: быть может самое неопровержимое, самое странное и чудесное, что явило открытие Секондо Пиа: поразительная близость лика Туринской плащаницы этим великим творениям.

Удивительно, как повторяются в сотнях образов и картин узнаваемые портретные черты Иисуса, привычные настолько, что мы спокойно говорим про кого-то: "он похож на Христа", как если бы речь шла о конкретном человеке, чьи изображения нам достоверно известны. Правильное, с античными пропорциями лицо; тонкий нос, волнистые, распадающиеся надо лбом и спускающиеся на плечи волосы, короткая бородка - таков Иисус Джотто, таков Спас Андрея Рублева; таким предстает Христос у Тициана, Веронезе, Рембрандта, Александра Иванова; таковы тысячи Его изображений во всех католических и православных храмах мира.

Появление этого канонического образа Иисуса, принятого и Западной, и Восточной Церковью, - еще одна загадка, нерешенная по сей день. В раннехристианском искусстве Христа представляли символически - в виде агнца, виноградной лозы, Доброго пастыря, прекрасного ангелоподобного юноши. В какой момент все резко изменилось, какое изображение Христа стало прототипом для всех последующих ученые не знают. В XVII веке первый исследователь христианских древностей Антонио Бозио обнаружил в катакомбах св. Калликста фреску с очевидным изображением Христа, совпадающим с каноническим образом. Бозио датировал ее началом II века, то есть временем, когда теоретически еще могли быть живы люди, в детстве видавшие живого Иисуса. К сожалению, фреска погибла, осталась лишь копия, сделанная Бозио, так что проверить его датировку невозможно. Поразительный образ Иисуса, относящийся не позднее, чем к VI веку, предстает перед нами в Христе монастыря св. Екатерины на Синае, Сделанный в технике энкаустики, реалистический и живой до того, что его смело можно было бы отнести к XIX веку, образ Иисуса кажется уже просто портретным. Помимо названных, в нем присутствуют еще более индивидуальные, неповторимо-характерные черты. Удлиненное лицо с отчетливо обозначенными скулами и запавшими щеками; глубоко посаженные удлиненные глаза; хорошо видные надбровные дуги; довольно длинный нос, маленький рот; характерная линия волос надо лбом...

Сравнение негативной фотографии Туринской плащаницы с Христом монастыря св. Екатерины на Синае особенно поражает - не может быть сомнений, что перед нами один и тот же человек. Но еще поразительнее, что это субъективное впечатление может быть объективно проверено и подтверждено. Фотография Иисуса (а как иначе называть фото-лик Туринской плащаницы?) полностью совмещается с ликом Синайского Христа. Возможности компьютера позволяют соединить два изображения - такой не слишком сложный эксперимент был произведен, и результат сказал сам за себя. Два изображения слились в одно - на экране монитора возник новый, доселе не существовавший образ. Криминалистика утверждает, что слиться могут только изображения одного и того же человека.

Кто тут что подтверждает: лик ли плащаницы свидетельствует о верности явленного нам древними иконописцами человеческого облика Иисуса? Святая ли намоленная икона подтверждают подлинность плащаницы? Для меня это во всяком случае подтверждение подлинности и Синайского Пантократора как реального "портрета" Иисуса Христа, и Лика Туринской плащаницы как запечатленного на пелене чуда Воскресения.

Но не только это. Лик Туринской плащаницы - свидетельство реальной правды того, что "изначала сущий" Иисус Христос остается реально "сущим" и по сей день. За два года до прихода грозного, поистине апокалиптического ХХ века, Он явился людям - не древней иконой, обретенной ребенком на пепелище, как Казанская Божия Матерь, не чудесным видением, подобным чуду Преображения, как фатимская Мадонна. Он предстал при свете красной электрической лампы в оснащенной по последнему слову техники фотолаборатории в виде проявленной фотопластинки - словно два тысячелетия только и ждал открытия фотографии... Отбросившее религию как истасканную ветошь, преисполненное атеизма и "научного материализма" человечество узрело фотопортрет Бога.

И вот, Он вновь явил себя - теперь уже в преддверии XXI века, почти невыносимым для нашей психики смещением всех понятий, сбоем всех представлений о научном прогрессе, о мировосприятии современного человека... Как принять, как осмыслить такое: эксперимент, проделанный на компьютере - и возникающий на экране Иисус Христос, вновь обращающийся к нам, детям технической эры на нашем современном техническом языке!

Взгляните на этот поразительный образ, на Лик Туринской плащаницы, открывший глаза. Спокойный, мудрый, но несколько отрешенный взор Синайского Пантократора, соединившись с ликом Туринской плащаницы изменился. Иисус словно вопрошает нас о чем-то, скорбит, ждет отклика. Кажется, что глаза Его наполнены слезами... Можно ли воспринимать Его как воспринимала Христа интеллигенция начиная с XVIII века - Человеком, прошедшим свой земной путь тысячелетия тому назад и таким же далеким от нас, как ветхозаветный Адам; Богом, взирающим с алтарной стены храма, запрестольным образом, иконой - чем-то сакральным, требующим ритуального поклонения, но столь же далеким, чуждым нашей современной житейской суеты? Смыкаются тысячелетия, исчезают грани времен; здесь, сегодня, сейчас звучат обращенные лично к каждому из нас слова надежды, утешения - но и укора, и серьезного предупреждения, которым не стоит пренебрегать - Я с вами во все дни до скончания века (Мф 28.20).

 



Спас Нерукотворный





ЭКСПЕРТИЗА ДЛЯ ФОМЫ НЕВЕРУЮЩЕГО

 

Христиане имеют неопровержимое доказательство страданий и смерти Спасителя: своего рода «документ Фомы неверующего». Именно так можно назвать криминалистическую экспертизу отпечатка Тела Господа нашего Иисуса Христа на Туринской Плащанице, произведенную французскими учеными Гайе, Терме, Виньоном, Римером и Кольсоном. Научным языком с элементами полицейского протокола нам бесстрастно рассказывается, как иудеи и римские солдаты убивали Богочеловека.

Всем христианам воздается по вере их. Католикам дано было произвести приводимую ниже экспертизу, вложить персты в раны. Нам, православным, откровение о муках Господних ниспослано было без анализов и микроскопов, просто в безбожной круговерти мы о нем забыли. Но в памятниках русской духовной литературы XI–XIX веков мучения Господа, запротоколированные недавно научной экспертизой, без каких-либо существенных расхождений давно описаны глубоко верующими людьми.

Прежде чем обратиться к этим свидетельствам, необходимо сказать несколько слов о Туринской Плащанице – льняном полотняном покрове с отпечатком израненного Тела Христа, покрове, которым Он был обернут при погребении.

В 1204 году, после разграбления Константинополя крестоносцами, Плащаница была вывезена во Францию, где долгое время тайно хранилась как частная собственность. В 1532 году ей грозила гибель в огне во время пожара в церкви Святой Часовни французского города Шамбери, но чудесным образом святыня была спасена. В конце XVII века Плащаница была перевезена герцогами Савойскими в итальянский город Турин, где и поныне находится в часовне в стеклянном ковчеге. Превосходные фотокопии оригинала Туринской Плащаницы в масштабе 1:1 можно увидеть в московском Сретенском монастыре.

В 1898 году Плащаница была сфотографирована мастером фототехники С. Пиа, который увидел, что темные пятна на Плащанице оказались на проявленной фотопластинке белыми. Таким образом было установлено, что изображение на Плащанице – негатив. Физик Кольсон впоследствии пришел к выводу, что алоэ и мирра, которыми было смазано полотно, вступили в химическую реакцию с испарениями от Тела Господня (которое, из-за наступления утром иудейского праздника Пейсах, не удалось обмыть), а полученное в результате реакции вещество, в свою очередь, оксидировало полотно, превратив его в химический негатив. В общем, материальных подтверждений достаточно; парадоксально, что их получили в эпоху нигилизма неверующие или полуверующие прагматики, ведь истинные христиане в подобных доказательствах никогда не нуждались.

Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его! как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти. Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? (Мф. 26, 65–68).

 



ИССЛЕДОВАНИЕ ОТПЕЧАТКА НА ТУРИНСКОЙ ПЛАЩАНИЦЕ, ПРОИЗВЕДЕННОЕ В СОРБОННЕ


 «Этот человек очень много страдал...»

 «...Носовая кость перебита от удара с левой стороны. Левая щека сильно опухла – она касалась Плащаницы, и ее отпечаток оказался гораздо сильнее, чем правой. С левой стороны тело над скулой разбито, и эта сторона отечная... Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Изображение лица асимметрично. Этот человек очень много страдал, и черты лица после смерти не одинаково сократились. Кроме сказанного – много следов от ударов и увечий.

Плечи приподняты. Грудь имеет такую форму, как у людей, умирающих от удушья (недавно медицина определила, что люди, распятые на крестах, умирали от удушья)... На руке пониже запястья – большое пятно от раны. Раны на ногах в тех же местах, что и на руках, и того же типа...»

«Раны поразительно реальны во всех своих деталях: на висках и на лбу коричневые пятна – сгустки запекшихся капель крови. Они создают форму венца (терновый венец Спасителя). Капля над левой бровью несколько продолговатая: кровь текла из раны, затем запеклась на коже. Такая капля всегда принимает форму мисочки: красные тельца закрепляются с боков, а внутри капли остается “серум”, жидкость, которая сильнее испаряется, и по мере этого процесса поверхность капли вгибается. Это место и отпечаталось на Плащанице с идеальной точностью, как более светлое. Здесь следует заметить, что никогда, нигде ни один художник не додумался именно так естественно изобразить каплю крови. Капля на Плащанице была суха задолго до смерти, часов за 12, судя по цвету и форме ее отпечатка (бичевание было за сутки до смерти).

На груди (на Плащанице – слева, значит, на теле – справа) пятно от раны между ребер, окружностью в 4,5 см. К нему снизу примыкает другое пятно, имеющее вид потекшей крови. Потекла она, когда человек, получивший рану, был в стоячем (вертикальном) положении. Струя крови, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание и дала ясный отпечаток на Плащанице.

На левой руке рана и большой сгусток крови (правой руки не видно, на ней лежала левая). Оба запястья темные, так как обильно орошены кровью от сквозных ран. Кровь стекала по рукам по направлению к локтям. Гвоздь был вбит не посредине ладони, как принято изображать, но выше, в центре запястья, между костей.

Раны на ногах видны обе. Очертания их очень четки, так как кровь запеклась задолго до прикосновения полотна. В одном месте края кровяного пятна зубчатые, так как жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее; на этом месте пятно светлее. Это пятно от сукровицы (серум), которая вытекла из раны при снятии тела: обсохшая рана была потревожена освобождением от гвоздя.

Вдоль всей спины и таза расположены раны от бичевания, одна около другой, каждая окружностью в 3 см. В центре удара отпечатки чернее, ибо там были раны глубже и крови больше. По краям пятна светлее – там была сукровица, которая текла долго, ибо раны раздражались одеждой и медленно сохли. Этими ранами усеяна вся спина, поясница и ниже. Всего их 18. Они нанесены особым бичом, употреблявшимся римлянами: “флягрум”, состоящим из нескольких концов веревок с большими и тяжелыми металлическими пуговицами на концах. На правом плече – широкая полоса – след от тяжелого Креста, который Спаситель нес на Голгофу.

Лицо изувечено: перебита носовая кость, опухла левая щека и рассечена скула. И в то же время на лице царственная ясность и покой, – лицо неповторимое в мире. Трудно себе представить (ибо это слишком было бы неправдоподобно), чтобы это было тело не Иисуса Христа. Кто же другой в истории, при всех описанных обстоятельствах и признаках, мог иметь такие же раны, так же умереть распятым на кресте, в ту же эпоху, среди того же народа, чтобы его не успели обмыть и помазать, чтобы Плащаница все же была приготовлена, чтобы кто-либо другой имел такое же изумительно-прекрасное единственное в мире лицо, кто бы так же, как Христос, оставался бы не более двух-трех дней в Плащанице, ибо в противном случае не было бы вообще изображения на полотне, так как тление (уже не испарения) уничтожило бы ясные пятна и очертания на нем».






ЗАГАДКА ТУРИНСКОЙ ПЛАЩАНИЦЫ

 

Туринская Плащаница

ЧТО ТАКОЕ ПЛАЩАНИЦА

О Плащанице Иисуса Христа нам повествуют все четыре канонических Евангелия. Так, в Евангелии от Марка мы читаем: Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия. Он осмелился войти к Пилату и просил Тела Иисуса... Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею и положил Его во гробе, который был высечен в скале; и привалил камень к двери гроба. Как это ни удивительно, но мы имеем веские основания полагать, что эта Плащаница, в которой Иосиф и Никодим погребли тело Христа, сохранилась до наших дней. В далеком городе Турин на севере Италии, в католическом соборе, высоко над алтарем, защищенная пуленепробиваемым стеклом и системой сигнализации, запечатанная в драгоценном ковчеге, скрытая от взоров посторонних, до недавнего времени хранилась Плащаница Спасителя, которая таинственным образом несет на себе изображение Его распятого тела.

Для беспристрастного наблюдателя Туринская Плащаница представляет собой кусок древнего полотна чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину. На этой ткани имеются два образа обнаженного мужского тела во весь рост, расположенные симметрично друг к другу голова к голове. На одной половине Плащаницы - образ мужчины со сложенными впереди руками и ровно лежащими ногами; на другой половине - то же тело со спины. Изображение на Плащанице неяркое, но достаточно детальное, оно дано одним цветом: желтовато-коричневым разной степени насыщенности. Невооруженным взглядом можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы. Специальные методы наблюдения показали, что изображение совершенно правильно передает особенности анатомии человеческого тела, чего не удается достичь в изображениях, сделанных рукою художника. На Плащанице имеются следы крови, текшей из многочисленных ран: следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, следы от гвоздей в запястьях и в ступнях ног, следы от ударов бичей на груди, спине и ногах, большое кровавое пятно от раны в левом боку. Вся совокупность фактов, полученных при исследовании Плащаницы научными методами, свидетельствуют в согласии с евангельским повествованием, что образ на ней возник тогда, когда тело Иисуса Христа лежало в погребальной пещере на одной половине Плащаницы, а другая половина, обернутая через голову, покрывала Его тело сверху.

 

"ПЯТОЕ ЕВАНГЕЛИЕ"

В 1998 году в Турине торжественно отмечалось 100-летие с начала научных исследований Плащаницы. В конце прошлого века, чуть больше ста лет назад, профессиональному фотографу и благочестивому христианину Секундо Пиа впервые было разрешено сделать фотографии Туринской Плащаницы. В своих воспоминаниях об этом событии он писал, что во время обработки полученных фотографий во мраке фотолаборатории он вдруг увидел, как на фотопластинке стал проявляться позитивный образ Иисуса Христа. Его волнению не было предела. Он всю ночь проверял и перепроверял сделанное открытие. Все обстояло именно так: на Туринской Плащанице запечатлено негативное изображение Иисуса Христа, а позитивное можно получить, сделав негатив с Туринской Плащаницы.

Ученым несколько раз было позволено приступить к Плащанице и исследовать ее современными научными методами. Для физиков, биохимиков, криминалистов, медицинских научных экспертов Плащаница стала неким свитком, написанным на языке, понятном только для специалистов и повествующем о казни Иисуса Христа. В Евангелиях упоминается, что Иисус Христос до своего распятия был подвергнут бичеванию, но только Плащаница "говорит" нам, сколь жестоким оно было. Воинов, бичевавших Иисуса Христа, было двое, а их бичи были с металлическими окончаниями, как это было принято в римской армии. Ударов было не менее сорока, и они покрывали всю спину, грудь и ноги. В Евангелиях говорится о том, что палачи возложили терновый венец на голову Иисуса Христа, но о том, что это был не только способ уничижения, а продолжение пыток, мы также "узнаем" от Плащаницы. Шипы тернового венца были столь сильны, что они прокололи сосуды на голове, и кровь обильно струилась по волосам и лицу Иисуса Христа. Исследуя Плащаницу, специалисты воссоздают события, о которых написано в Евангелиях, - заушение Спасителя, несение Им креста, Его падение под ношей от изнеможения.

Не единичны случаи, когда ученый специалист, в силу своих профессиональных обязанностей приступавший к исследованию Туринской Плащаницы, приходил к выводу о ее подлинности и через это обращался к Евангелию и ко Христу. Кажется, не без Промысла Божия Плащаница Христова сохранилась до нашего рационального XX века, чтобы явиться своего рода "Пятым Евангелием" для тех, кто не может поверить, если не увидит. В 1898 году, благодаря изобретению фотографии, стало возможным преобразить смутный негативный образ на Плащанице в выразительный лик Иисуса Христа. Благодаря междисциплинарным исследованиям множества ученых мы сейчас можем сами вместе с Плащаницей стать свидетелями голгофских событий двухтысячелетней давности.

 

СПАСЕНИЕ ПЛАЩАНИЦЫ

Летом 1997 года, когда мировая общественность готовилась к празднованию 100-летия начала научных исследований Плащаницы, в соборе Турина произошел страшный пожар. Помещение, где она хранилась, выгорело полностью. Однако пожарному удалось обычной кувалдой разбить пуленепробиваемое стекло: он сам говорил, что вдруг почувствовал в себе геркулесовы силы. Опоздай он на минуту, и Плащаницу не удалось бы спасти. По официальной версии причиной пожара стала неисправность проводки. А в храме была реставрация, его готовили к конгрессу, и все строительные работы в подобном месте контролировались очень тщательно. Возникла даже версия о поджоге, но доказательств этому не было никаких. Местные жители говорят, что Турин находится в некоем треугольнике, в окружении центров сатанизма.

Описание святынь Константинополя в латинской рукописи XII века
В
о-первых, в Большом дворце в храме Святой Марии Богородицы находятся следующие реликвии. Святой плат, на котором есть лик Христа, но не написанный [художником]. Его послал Христос Иисус к Авгарю, царю Эдессы, и когда увидел Авгарь царь святой лик Христа, тотчас сделался здоровым от болезни своей <...> Терновый венец, <...> плащаница и плат погребения Его <...>

Перевод с латинского Л.К.Масиэля Санчеса Из сборника "Чудотворная икона"

 

ЦЕЛИ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Научные исследования 1978 года ставили перед собой три задачи. Первая - выяснить природу изображения, вторая - определить происхождение пятен крови, и третья - объяснить механизм возникновения образа на Туринской Плащанице.

Исследования проводились прямо на Плащанице, однако не разрушали ее. Изучалась спектроскопия Плащаницы в широком диапазоне от инфракрасного спектра до ультрафиолета, флюоресценция в рентгеновском спектре, проводились микронаблюдения и микрофотографирования, в том числе в проходящих и отраженных лучах. Единственными объектами, взятыми для химических анализов, были мельчайшие нити, которые оставались на липкой ленте после ее прикосновения к Плащанице.

Результаты прямых научных исследований Туринской Плащаницы можно суммировать следующим образом. Во-первых, было обнаружено, что образ на Плащанице не является результатом внесения в ткань каких-либо красителей. Это полностью исключает возможность участия художника в его создании. Изменение цвета образа вызвано химическим изменением молекул целлюлозы, из которой в основном состоит ткань Плащаницы. Спектроскопия ткани в области лика практически совпадает со спектроскопией ткани в местах ее повреждения от пожара 1532 года. Весь комплекс полученных данных говорит о том, что химические изменения в структуре ткани произошли вследствие реакций дегидратации, окисления и разложения.

Во-вторых, физические и химические исследования подтвердили, что пятна на Плащанице - кровяные. Спектроскопия этих пятен кардинально отличается от спектроскопии в области лика. На микрофотографиях заметно, что следы крови остались на Плащанице в виде отдельных капель, в отличие от однородного изменения цвета ткани в районе образа. Кровь проникает вглубь ткани, тогда как изменения ткани за счет возникновения на ней образа происходят лишь в тонком поверхностном слое Плащаницы.

Еще одна замечательная деталь, которую открыли исследователи 1978 года. Было доказано, что пятна крови появились на Плащанице до возникновения на ней образа. В тех местах, где оставалась кровь, она как бы экранировала ткань от изменения ее химической структуры. Более изощренные, но менее надежные химические исследования доказывают, что кровь была человеческой, а ее группа АБ. На фотографиях Плащаницы следы крови по цвету кажутся очень похожими на сам образ, но при использовании научных методов открывается их совершенно иная природа.

В-третьих, уже в исследованиях 1973 года были получены интересные результаты о наличии на Плащанице пыльцы различных растений. Исследования микронитей позволили обнаружить на них пыльцу растений, характерных только для Палестины, Турции и Центральной Европы, то есть как раз тех стран, где, как предполагалось, проходил исторический путь Плащаницы. Так естественнонаучные исследования смыкаются с исследованиями историков.

Что касается обнаружения на Плащанице следов монет и других предметов, то я сознательно обхожу эту тему. Следует сказать, что автором гипотезы о наличии монет на глазах Человека, изображенного на Плащанице, был д-р Джексон. Он сделал это предположение для объяснения увеличенной формы глаз. Позже Джексон отказался от своей гипотезы, но горячие энтузиасты при большом желании и больших преувеличениях начали видеть то, чего, по-видимому, не существует.

Четвертое важное открытие связано опять с именем д-ра Джексона. В свое время, будучи военным летчиком и физиком-оптиком, он применил для исследования Плащаницы компьютерные программы, разработанные для аназиза аэрофотоснимков с целью восстановления по ним трехмерных форм объектов. Работая с моделью Плащаницы, он экспериментально измерил на добровольцах расстояние между Плащаницей и человеческим телом, а полученные данные сравнил с фотографиями Туринской Плащаницы.

В результате этих исследований он обнаружил, что интенсивность цвета на Плащанице находится в простой функциональной зависимости от расстояния между ней и поверхностью тела. Таким образом, утверждение, что на Плащанице мы имеем негатив, есть лишь первое приближение к истине. Говоря точнее, на Плащанице языком интенсивности цвета передано расстояние между телом и Плащаницей. Зная эту зависимость, Джексону удалось по Плащанице восстановить трехмерную форму человеческого тела. До исследований 1978 года открытие Джексона было сильным аргументом против предположения о рукотворной природе образа на Туринской Плащанице.

Прямые научные исследования Туринской Плащаницы смогли дать ответ на первые два вопроса: о природе изображения и о природе пятен крови на ней. Однако попытки объяснить механизм возникновения образа на Плащанице встретились с непреодолимыми трудностями.

 

ГИПОТЕЗЫ И ДОГАДКИ

Плащаница была свидетелем не только распятия Иисуса Христа, но и Его Воскресения. По прошествии субботы ученики и апостолы увидели воскресшего Иисуса Христа, но в запечатанной пещере с Ним была только Плащаница, которая одна лишь "видела", как Воскресение произошло. Тщательное исследование ткани Плащаницы показало, что образ на ней не является результатом добавленных каких-либо красящих веществ. Характерный желтовато-коричневый цвет образа на Плащанице является следствием химического изменения молекул ткани. Такое изменение химической структуры ткани может происходить при ее нагревании или при воздействии на нее излучением различной природы в широком диапазоне энергий от ультрафиалета до среднего рентгена. Измеряя степень насыщенности цвета (потемнения) на Плащанице, ученые обнаружили, что она зависит от расстояния между тканью и телом, которое оно покрывало. Таким образом считать, что на Плащанице имеется негативное изображение - это первое приближение к истине. Говоря более строго: на Плащанице языком интенсивности цвета (потемнения) передается расстояние между ней и телом, которое оно покрывало.

По-видимому, первая гипотеза о возможном механизме возникновения образа на Плащанице датируется десятым веком и принадлежит она архидиакону Григорию из храма Святой Софии в Константинополе. Тогда, до разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 году, Св. Плащаница хранилась в Восточной Православной Церкви. Архидиакон Григорий сделал предположение, что нерукотворный образ возник, буквально, "из-за испарины смерти на лице Спасителя". Современные ученые в модельных экспериментах и теоретических расчетах, а также путем компьютерного моделирования исследовали все гипотезы о возможных процессах, которые могли бы вызвать изменение химической структуры ткани Плащаницы и тем самым создать на ней образ. Однако данных, полученных в исследованиях Плащаницы, оказалось достаточно для опровержения всех предложенных гипотез.

Предлагаемые гипотезы можно разбить на четыре класса: Плащаница - произведение кисти художника, образ на Плащанице - результат прямого контакта с объектом, образ на Плащанице - результат диффузионных процессов, образ на Плащанице - результат радиационных процессов. Эти гипотезы были подвергнуты теоретическому и экспериментальному исследованиям. Было показано, что контактные механизмы и рука художника могут передать тонкие детали объекта, но они не способны создать образ, который интенсивностью потемнения передавал бы расстояние между тканью и объектом. С другой стороны, диффузионные и радиационные процессы, с учетом поглощения в среде, могут создать образы, которые несут в себе информацию о плавно изменяющемся расстоянии между объектом и тканью, но они не способны создать образы, обладающие нужным разрешением, т.е. высокой степенью в передаче деталей, какую мы находим в изображении на Плащанице.

Образ на Плащанице обладает характеристиками, которые в совокупности не могут быть одновременно объяснены ни одной из предлагавшихся до сих пор гипотез, и для объяснения возникновения образа на Плащанице нам необходимо обратиться от старой к "новой физике".

Во всех ранее предлагаемых гипотезах предполагалось, что фактор, оказавший воздействие на ткань Плащаницы, был естественной природы. При этом одни ученые считали, что и его источник также естественной природы. Другие же, напротив, считали, что этот естественный фактор был следствием другого сверхъестественного события - Воскресения Иисуса Христа. Проведенные исследования недвусмысленно подводят нас к мысли о том, что и сам этот неизвестный фактор не был естественной природы, то есть он не подчинялся законам физики - законам диффузии или законам распространения света. По-видимому, этот неизвестный фактор был некой энергией прямого действия Бога. В момент Воскресения эта энергия наполнила тело Иисуса Христа, выступая за его границы, или окружило Его тело, повторяя его форму. Эта энергия Божьего действия, возможно, была подобной той, в которой являлась сила Божия, как мы читаем об этом в Ветхом Завете. Когда Бог выводил народ израильский из плена египетского, Он шел пред ним в столпе огненном. Когда Илия был вознесен на небо, Елисей увидел как бы огненную колесницу, которая подхватила Илию и понесла его. Плащаница, по-видимому, "говорит" нам, что Воскресение Иисуса Христа произошло в огненном теле Божественной силы и энергии, которое оставило ожог в виде нерукотворного образа на ткани Плащаницы. Таким образом, на Плащанице запечатлено не только тело Иисуса Христа, распятого и умершего на кресте, но Его Тело по Воскресении.

 

ПРОБЛЕМЫ ДАТИРОВКИ

Другой неразрешимой проблемой, которая встала перед учеными, стала датировка Плащаницы с помощью радиоуглеродного метода XIV веком. Для объяснения результатов датирования предложили гипотезу об изменении изотопного состава углерода в ткани Плащаницы в результате ядерных реакций, вызванных жестким излучением неизвестной природы. Однако ядерные реакции начинают происходить при столь высоких энергиях, при которых ткань Плащаницы становится совершенно прозрачной, и таким излучением невозможно будет объяснить возникновение изображения в тонком поверхностном слое толщиной порядка 10 микрон.

Тогда было предложено другое объяснение. Изменение изотопного состава углерода в Плащанице возникло за счет химического присоединения более "молодого" углерода из атмосферы молекулами целлюлозы, из которой в основном состоит ткань Плащаницы.

Это могло произойти в 1532 году, когда Плащаница сильно пострадала от пожара в соборе французского города Шамбэри. Серебряный ковчег, где она хранилась, расплавился, помещение храма было сильно задымлено - и в этих условиях Плащаница находилась несколько часов. Д-р Джексон сделал Лаборатории по исследованию биополимеров в Москве (руководитель - д-р Дмитрий Кузнецов) заказ на проведение экспериментальных исследований по изучению химического присоединения углерода из атмосферы молекулами целлюлозы. В 1993-1994 годах эти исследования были проведены. Они показали, что целлюлоза в условиях пожара 1532 года действительно химически присоединяет углерод из атмосферы. Мировая общественность вышла из состояния шока от недавних результатов датирования Плащаницы XIV веком. Однако вскоре опыты показали, что величина присоединяемого углерода составляет всего 10-20% от того количества, которое могло бы изменить датировку с XIV века на I век.

На возникшие трудности легко было бы ответить, что изображение на Плащанице возникло чудесным образом и поэтому к нему неприменимы естественнонаучные методы исследования. Да, чудо и воля Божия здесь несомненно присутствуют. Но если бы изображение на Плащанице возникло просто для создания лика Иисуса Христа, то следовало бы ожидать бoльшего сходства с цветным портретом, чем с монохромным негативом. Более естественно предположить, что образ на Плащанице возник хотя и не без промысла Божия, но все же как следствие другого чуда, а именно Воскресения Господня. В момент Воскресения произошли чудесные события, вызвавшие за собой процессы, которые далее развивались естественным образом по законам природы. Естественнонаучные методы исследований, конечно, не могут объяснить чуда, но они могут указать на то, что причиной того или иного события было чудо.

 



Вспышка

 

Трехмерное изображение тела - самая большая загадка плащаницы. Оно запечатлелось только на внутренней стороне ткани. Вспышка неизвестной людям энергии, которая длилась миллионные доли секунды, оставила фотографически точный след тела. Она не прожгла ткань, но опалила золотистым светом волокна ее внутренней стороны на глубину всего несколько микрон. Интенсивность окраски зависит от расстояния от тела до ткани. Через тридцать-сорок часов после смерти (этот срок высчитали по следам характерных трупных выделений, просочившихся через кожу) плоть каким-то непостижимым образом преобразовалась. Тело неким энергетическим потоком прошло сквозь ткань, оставив нетронутыми кровяные сгустки. На вопросы, что это была за энергия, каким образом плоть прошла сквозь ткань - наука пока ответов дать не может. Однако даже само подтверждение подлинности ткани и отнесение ее в началу нашей эры эксперты считают большим достижением.

Данные о результатах исследований, проведенных в Институте криминалистики ФСБ, стали известны зарубежным исследователям плащаницы. Специалисты считают их неопровержимыми.

 Какой дошла до нас святыня? В соборе Святого Иоанна Крестителя итальянского города Турина хранится кусок льняного полотна длиной 4,36 м, шириной 1,1 м — та самая ткань, которой обернули тело Господа. Развернув Плащаницу, мы увидим на желтоватом фоне светло-коричневые пятна. По обе стороны от Образа на небольшом расстоянии резко выделяются две темные полосы, по которым ткань обгорела во время пожара в 1532 г.; видны следы воды, попавшей во время тушения пожара, заплатки на прожженных местах, пришитые в 1534 г., и места, прожженные до 1532 г. “На длинном куске очень древнего... дорогого и домотканого полотна вырисовываются два отпечатка Человеческого Тела во весь рост — Тело Человека, жестоко избитого и израненного до смерти. Отпечатки Тела, прекрасного, золотисто-коричневого оттенка, имеют все характерные свойства точного фотографического негатива... Все анатомические и физиологические подробности так научно точны и детальны, как могут быть только фотографии. Отпечатки расположены головой к голове, так, что полотно покрывало всю голову Замученного, ниспадая, и спереди и сзади, ниже Его ступней. Оно Его всего покрывало, и на этом полотне Он весь отпечатался”. Лик заметен сразу, но эффект усиливается, если рассматривать негативы. Дело в том, что отображение на Плащанице негативное, так что негатив с этого негатива получается позитивом с привычным для глаза распределением света и тени. Впервые Плащаницу сфотографировали в 1898 г. (а потом в 1931 и 1933 гг.) — получился позитивный, безупречной перспективы, рельефный портрет, духовное содержание которого всех поразило. “Фотография выявила картину чудовищных страданий — страданий предельных и неописуемых. И при всем этом выявился предельной же величественности и царственности Лик, Лик, на котором лежит печать Вечности, Божественности, невыразимой стойкости и силы, а вместе с тем безграничного прощения и милосердия” (там же). В 1969—1973 гг. комиссия из 11 членов, из которых пятеро — ученые различных специальностей, исследовала Плащаницу. В 1978—1981 гг. группа американских специалистов (30 ученых и техников) снова провела ряд исследований, применив новейшую научную аппаратуру. Сухая сводка данных сообщает: ткань представляет собой льняное полотно, тканное зигзагом 3 на 1 (распространенный способ ткачества в античности); нить спрядена на ручном веретене; кроме льна, в составе ткани найдено несколько хлопковых волокон (хлопок азиатского вида); в пятнах есть следы таких компонентов крови, как гемоглобин, билирубин и др.; кровь, несомненно, является человеческой. Отмечено, что видимое изображение золотистых отпечатков Человеческого Тела всецело обусловлено потемнением ворсинок ткани в результате вызванной неизвестным фактором дегидратации (то есть обезвоживания) целлюлозы в ворсинках. При микрофотографировании в поляризованном свете и при компьютерном сканировании результата было получено изображение, по которому удалось восстановить предполагаемый объемный прототип: так были обнаружены отпечатки положенных на глаза монет (а из археологических находок известно, что иудеи при погребении закрывали усопшему глазницы монетами); удивительно, но металлические монеты, являющиеся чужеродными телами, запечатлелись на полотне так же четко и детально, как и черты Образа и следы бичеваний. Кроме того, микрофотографии подтвердили, что темные потеки и пятна крови пропитывают ткань насквозь, проходя в промежутки между нитями. (Удивительно, что пятна местами имеют красный цвет и даже визуально напоминают кровь.) Там же, где виден отпечаток Тела, основа ткани осталась без изменений, только потемнели ворсинки.

Очень показательны участки, подвергшиеся действию высокой температуры (по границе с обожженными пожаром местами). На микрофотографиях не отмечено каких-либо изменений яркости отображения. (Если отображение есть результат теплового воздействия, то на ворсинках, подвергнувшихся более сильному нагреванию близ пожогов, это оставило бы след; температура, при которой обуглилась ткань, должна была бы изменить цвет пигмента — красителя, если предположить, что отпечатки сделаны искусственно.) Микрофотографии показали, что вода, которой заливали огонь при тушении пожара, нисколько не повредила изображения.

Исследования под рентгеновскими и ультрафиолетовыми лучами показали, что пятна на Плащанице оставлены кровью. Лучи рентгена высветили в спектре четкую линию железа, иногда этот металл присутствует в красной краске, но в данном случае железо окружено так называемыми “пиральными кольцами”, которые есть в крови, но совершенно отсутствуют в краске.

Специалисты НАСА пришли к заключению, что отображение на Плащанице несет трехмерную информацию, потому что интенсивность отображения зависит от расстояния между Телом и тканью. Такой трехмерности никогда не наблюдается на обычных фотографиях (на обработанных с помощью ВП-8 фотографиях двух картин, копирующих Плащаницу, изображение было искажено, а композиция стала совершенно плоской). Кроме того, ученые установили, что отображение на Плащанице образовалось не в результате контакта тела с тканью, а могло появиться лишь в результате какого-то неизвестного бесконтактного воздействия. Клинометрические опыты подтвердили, что отображению на Плащанице не присуща “направленность”, за исключением следов бичевания, “направленого” рукой палачей; следовательно; каким бы ни был процесс образования отпечатков, возможность человеческого участия в нем исключается. Да и кто мог бы создать такой компьютерноточный образ? Ведь спинно-брюшная симметрия — соответствие деталей отпечатков сверху и снизу — выдержана с изумительной точностью! Ученый с мировым именем Джон П. Джексон, известный специалист по лазерной оптике, доктор физики, создал центр по изучению Плащаницы. О результатах спектрографических исследований Джексон сказал следующее: “Создается впечатление, что изображение на Плащанице получилось обугливанием волокон под действием мощного излучения, которое шло от Человеческого Тела; “огонь Тела” и огонь пожара оставили на ткани следы примерно одинакового спектра”. Но у однотипных, казалось бы, следов есть и существенное различие: волокна, поврежденные пожаром, обгорели со всех сторон, а изображение Тела “нанесено” только с одной стороны Плащаницы — у каждого волокна обгорел лишь один бок. “Окрашивание” произошло в очень тонком слое — всего в несколько микрон... Еще одно открытие: на отображении отсутствуют боковые поверхности Тела — например, видна только передняя часть головы. Пропорции некоторых частей Тела необычны пальцы удлиненные, а руки укороченные. Проанализировав огромное количество художественных и фотографических портретов, ученые пришли к выводу, что фигура на Плащанице — единственное изображение такого рода, никакому художнику и фотографу не приходило в голову создать нечто подобное. Вывод Джексона стал сенсацией. Фигура на Плащанице — это проекция Человеческого Тела на поверхность ткани: изображение появилось под действием частиц, которые двигались в одном направлении — перпендикулярно поверхности Земли. Как может получиться на полотне проекция тела человека? Для этого тело должно “пройти” сквозь полотно, оставив на нем свои следы. Причем пройти вертикально! Этот вывод объясняет многие особенности Плащаницы: например, подогнутый большой палец просвечивает сквозь ладонь, как бы проходит через нее, так как “сначала через ткань прошла ладонь, а потом — подогнутый палец”. Единственный научный вывод, который до 1995 г. позволял скептикам сомневаться в подлинности Плащаницы, — результат радиоуглеродной датировки, опубликованный в 1988 г., на основании которого полагают, что Плащанице всего 600— 730 лет. Но недавние исследования, проведенные с учетом термического и газового влияния на ткань Плащаницы (за свою долгую историю она неоднократно попадала в пожары), подтвердили, что ткани около двух тысяч лет.

В мартовском номере американского журнала “Нейчер” за 1970 г. сообщалось о исследовании органического материала, содержавшегося в строительном растворе одного английского замка; было точно известно, что замок построен 787 лет назад, однако датирование по изотопу 14С дало возраст 7370 лет. При “датировании” только что отстреленных тюленей по изотопу 14С их возраст определили в 1300 лет, а мумифицированные трупы тюленей, умерших 30 лет назад, были датированы как имеющие возраст в 4600 лет. Дело в том что радиоизотопная датировка определяет на самом деле не фактический возраст исследуемого образца, а только количественное содержание радиоактивного изотопа углерода 14С, которое в свою очередь зависит от множества факторов. Возраст же образца лишь косвенно рассчитывается по соотношению между нерадиоактивным изотопом углерода 12С и радиоактивным 14С с учетом трех допущений, о которых говорилось выше. Если для данного образца такие допущения не корректны и какие-то факторы не учтены, то возможны колоссальные ошибки. Таким образом, определяются не абсолютные цифры возраста образца, а лишь количество радиоактивного углерода в этом образце, что совершенно не одно и то же. Вот почему, как мы видим из приведенных примеров, результаты могут быть абсурдными.

В 1989 г. Британский совет По науке и технике провел проверку точности радиоуглеродного метода. В 38 лабораториях разных стран исследовались образцы дерева, торфа, углекислых солей, возраст которых знали лишь организаторы эксперимента, но не исполнители-аналитики. Удовлетворительные результаты были получены лишь в 7 лабораториях — в остальных ошибки достигали двух, трех — и более кратных значений. При сопоставлении данных и при использовании различных вариантов технологии датировки стало ясно, что ошибки связаны не только с неточностями измерения радиоактивности образца, как считалось ранее, но и с процедурой подготовки образца к анализу. Результаты искажаются при нагревании образца, при проведении анализа с помощью жидкостных детекторов, а также в случае предварительной химической обработки образца, если возраст определяется способом масс-спектрометрии с помощью пучка ускоренных частиц (именно этот метод был использован при определении возраста Плащаницы в 1988 г.). В истории Плащаницы известны события, при которых ее полотно должно было быть загрязнено более “молодым” углеродом. В 1508 году Плащаницу торжественно вынесли на поклонение народу, и, чтобы доказать ее истинность (что Плащаница “все та же”, неписаная), ее долго кипятили в масле, подогревали, мыли и много раз терли, “но не могли снять и уничтожить отпечатков”. При этом загрязнение могло произойти за счет углерода масла; кроме того, в результате подогревания могло нарушиться соотношение изотопов. Плащаница неоднократно горела или, во всяком случае, попадала в пожары — в 1201, 1349, 1532, 1934 гг. На ней хорошо видны следы этих пожаров, в том числе даже следы капель расплавленного серебра, прожигавших ткань. При этом должно было произойти загрязнение материала Плащаницы за счет углерода, осевшего на нее в виде копоти от горевших вокруг предметов разного возраста.

До 1995 г. многие ученые считали, что изотопные соотношения в ткани не могли быть настолько изменены кипячением и пожарами. Однако ученые из России доктор биологических наук Д. А. Кузнецов и кандидат технических наук по специальности “спектрометрия” А. А. Иванов утверждают, что по их экспериментам с учетом влияния посторонних факторов максимальный возраст Плащаницы — две тысячи лет. В лаборатории были; воспроизведены условия возникшие при пожаре в монастырском храме города Шамбери в 1532 г., когда Плащаница в течении шести часов находилась под воздействием высокой температуры, углекислого и угарного газов, паров воды, а также катионов серебра (согласно летописям, монахи, спасая Плащаницу, два часа обливали водой сильно раскалившуюся в огне серебряную раку).
Специально созданную и нагретую газовую смесь подавали в термостат, где находились кусочки льняного полотна. Возраст образцов был точно известен; среди них имелся лоскут ткани, сотканной две тысячи лет назад. Как показали результаты модельных экспериментов, содержание 13С и 14С в нитях образцов после воздействия газовой смеси намного увеличилось, что с точки зрения метода радиоуглеродного анализа означает резкое “омоложение” ткани. Следовательно, радиоуглеродные датировки, проведенные в 1988 г. без учета этих факторов, должны были сильно занизить возраст Плащаницы. В действительности ей две тысячи лет, а ошибка возникла из-за некорректности исследований. Рассмотрим проблему с другой стороны.

В 1977 г. на синдологической (от греч. синдоне — “плащаница”) конференции в американском городе Альбукерке было высказано предположение, что изображение на Плащанице получилось в результате “вспышки”, происшедшей в момент Воскресения. Это предположение основано на явлении, отмеченном после взрыва атомной бомбы в Хиросиме. В результате мгновенной ядерной вспышки на стенах зданий зафиксировались тени предметов, находившихся между ними и источником вспышки, — например, тень газового рожка, спроецированная на 2400 метров, и несколько неясных человеческих силуэтов — маляра, красившего здание банка и опускавшего кисть в краску в момент вспышки; человека на телеге, проезжавшего по мосту недалеко от центра взрыва (образовалась рельефная тень, позволяющая различить движение, которым погоняют лошадь). И хотя в данном случае аналогия с изображением на Плащанице не совсем корректна, можно предположить, что Образ на ней запечатлен действием какой-то неведомой силы.

И что мы можем думать о Воскресении Христовом, когда еще при Его Преображении на горе Фавор апостолы Петр, Иаков и Иоанн “пали на лица свои и очень испугались” (Мф. 17, 6), увидев, что “просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет” (Мф. 17, 2)?
“Если действительно Воскресение Христово сопровождалось какими-то ядерными реакциями, то изотопные соотношения Плащаницы должны быть нарушены в сторону значительного увеличения содержания 14С, то есть при попытке датировать ее радиоуглеродным методом ошибка в сторону резкого “омоложения” возраста неизбежна. При таком предположении возникновение изображения и резкое обогащение ткани указанным изотопом являются следствиями одной и той же причины”. Что касается традиционной научной датировки Плащаницы, то наиболее точные результаты могут быть получены при изучении ткани и отпечатков монет, положенных на глаза.

Для погребения в Палестине использовали льняную ткань. Плащаница изготовлена из ткани типа “дамаск”, имеющей весьма древнее происхождение, не позже I в. по Р. X., поскольку уже во II в. такие ткани перестали производить. Приобрести ее мог лишь состоятельный человек. Не случайно евангелисты обращают наше внимание на то, что Иосиф Аримафейский был “человек богатый”. Подобные ткани находят при раскопках в Передней Азии, в частности в Пальмире. Известна такая же находка из Помпеи. Наличие в льняной ткани хлопковых волокон точно указывает на ее ближневосточное и весьма древнее происхождение, потому что хлопок в Европе появился относительно поздно (в Испании свой собственный — с VIII в., в Голландии привозной — с XII в.) (там же, с. 54— 55). (Выше говорилось об описании пыльцы, собранной с полотна, и об изучении его волокон.) На полотне так же четко и детально, как и черты Образа, отпечатались некоторые элементы рисунка монет, чеканившихся только около 30 г. по Р. X. Одна из них весьма редкая — это лепта Пилата с надписью “кесарь Тиберий”; причем в надписи наличествуют ошибки: вместо TIBEPIOY KAI-САРОС на монете отчеканено TIBEPIOU CAICAРОС. На микрофотографиях видны только буквы “U CAI”, однако их форма полностью совпадает с формой букв лепты Пилата. (Любопытно, что до публикации этих фотографий нумизматам не было известно о существовании варианта монеты с ошибкой, но после публикации в разных коллекциях обнаружилось пять таких монет.) Изображение на Плащанице, реконструированное с помощью современных научных методов, раскрывает перед нами отчетливую картину страданий и крестной смерти Христа Спасителя. “Человек, так отпечатавшийся, роста 1 м 80 см, облика величественнего и царственного… являет на полотне следы ужасных истязаний. Он был жесточайше избит римским флагрумом, то есть хлыстом - кошкой. Полотно показывает, что Он был увенчан шипами; что Он жестоко истекал кровью и что Он нес на плече изранившую Его тяжелую балку. Он был бесчеловечно распят. Он умер от жестокого удушья, постигающего распятых. Он обливался горячим потом, выделяемым так замученными. Он был поражен копьем в сердце, и из раны вытекли потоки сгустившихся на полотне крови и околосердечной воды: красная кровь и розоватая вода обагряют золотистые отпечатки Тела. Он был погребен в этой Плащанице и вышел из нее до истечения 40 часов, не порвав ни единого сгустка крови, не повредив ни единого запекшегося пятна сукровицы или телесной воды”. Приведем сводку описаний Образа, выбранных из разных источников.

“Лицо изувечено: перебита носовая кость, опухла левая щека и рассечена скула. И в то же время на лице царственная ясность и покой — лицо, неповторимое в мире”.

Волосы в беспорядке, прядь на левой части лица в большей степени пропитана кровью. Небольшая борода и усы. (“Волосы на голове, бороде и усах в беспорядке, оттого что их рвали”). Вся голова от лба до затылка покрыта ручейками запекшейся крови; по отпечаткам видно, что терновый венец представлял собой не просто венок, а нечто вроде шапки из колючих ветвей, сплетенных наподобие митры (митра — знак царской власти), покрывающей всю голову. От каждого удара по этой терновой митре образовывались глубокие раны.

После смерти на веки были положены монеты. Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт. Над левой бровью капля крови. Нос ориентальной (восточной) расы. Глаза близко поставлены. Носовая кость перебита от удара с левой стороны — “тростью будут бить по ланите” (Мих. 5,1). Слева над скулой следы удара, и эта сторона отечная. Раны поразительно реальны во всех деталях: на висках и на лбу коричневые пятна — сгустки запекшихся капель крови.

“Очертание рта исключительно красиво и благородно. Нижняя губа совершенно реально отпечаталась. Рот изумительно выразительный: очень горький и возвышенный. Рот придает всему лицу выражение глубокой грусти, но грусти без гнева”. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Правая щека сильно вздута. Изображение лица асимметрично. Он очень много страдал, и черты лица после смерти не одинаково сократились.

Тело отпечаталось в абсолютно точных пропорциях, в нем выражено благородство, оно идеально красиво (там же стр. 524). Тело полностью обнажено. Плечи приподняты, грудь расширена. Руки сверху мало видны, но от локтей — ясно. Левая рука очень естественно лежит на правой. Пониже запястья рана и большой сгусток крови (там же, с. 523). Оба запястья темные — обильно орошены кровью от сквозных ран: “Ему скажут: отчего же на руках у Тебя рубцы? И Он ответит: оттого, что Меня били в доме любящих Меня” (Зах: 13, 6). Гвоздь был вбит не посредине ладони, как принято изображать, но выше, в центре запястья, между костей. Размер квадратной раны — 8 кв. мм, ее отпечаток точно соответствует величине гвоздя, хранящегося в церкви Святого Креста и найденного равноапостольной царицей Еленой тогда же, когда был обретен Крест Господень. Отчетливо видны четыре пальца левой руки. На Плащанице нет ясных отпечатков больших пальцев рук: они находились под ладонями. (До опытов французского хирурга Пьера Барбье медицине это не было известно. Барбье делал опыты с ампутированными от плеча или локтя руками через полчаса после ампутации. Оказалось, что гвоздь легко проходит сквозь “центральный проход” запястья, не задевая ни одной из окружных костей, и таким образом пригвожденная рука без труда несет соответствующий вес распятого человека; кроме того, если гвоздь задевает нервную магистраль руки, большой палец судорожно прижимается к ладони и остается в этом положении. Руки, пригвожденные так, как это принято изображать — посреди ладони, не выдерживают вес тела: у человека с пригвожденными ладонями гвозди разорвали бы кисти рук, и он упал бы на землю. До опытов Барбье науке это не было известно, так как с IV в. по Р. X., со времени Константина Великого, казнь через распятие более не существовала.)

Безошибочно свидетельство Плащаницы о стороне Тела, в которую римский воин нанес удар копьем. В “Комментариях” Юлия Цезаря “открытая сторона” всегда обозначает правую сторону тела, не защищенную щитом. Легионеры специально тренировались наносить смертельные ранения в сердце именно справа, где сердце оставалось без прикрытия (там же, с. 36). Пятно от раны между ребер окружностью в 4,5 см. К нему снизу примыкает другое пятно, имеющее вид потекшей крови. Потекла она, когда Получивший рану был в вертикальном положении. Струя крови, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание и дала ясный отпечаток на Плащанице. “И они воззрят на Него, Которого пронзили” (Зах. 12, 10). Бедра видны отчетливо, и очертание мускулов чисто и сильно. Ясно отпечатались сзади голова, спина и бедра, особенно область тaзa. Ноги видны почти до колен, затем — перерыв; видны икры и снова перерыв над ахиллесовым сухожилием. Ступни опущены, и ярко очерчены пятки. Раны на ногах в тех же местах, что и на руках, и того же типа. Очертания ран на обеих ногах очень четкие, так как кровь запеклась задолго до прикосновения полотна. В одном месте края кровяного пятна зубчатые, то есть жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее; на этом месте пятно светлее. Это пятно от сукровицы, которая вытекла из раны при снятии Тела: обсохшая рана была потревожена освобождением от гвоздя. “Пронзили руки Мои и ноги Мои” (Пс. 21,17).

“Все ученые — медики и физиологи, всматривавшиеся профессионально в свидетельство Плащаницы, оказались согласны в том, что Христа Спасителя избивали два палача, один из которых был более низкого роста, чем другой. Оба стояли сначала позади, потом впереди Жертвы и орудовали плетью окружным движением с плеча. Раны на спине разделяются на две категории. Одни, более многочисленные, отметились наискось и сверху вниз, углом слева направо, будучи наносимы слева стоящим истязателем. Другие были наносимы в обратном направлении палачом, стоящим направо и позади Христа. На предплечье раны особенно разительны, т. к. они лежат горизонтально на скрещенных спереди руках. Это именно то положение, в котором маленькие и тяжелые гирьки падали на высоко поднятые над головой руки, привязанные по римскому обыкновению к столбу”.

Удары были нанесены с большой силой по всему Телу, за исключением области сердца — возможно, потому, что удары в этой области могут быть смертельны (Пилат надеялся удовлетворить иудеев бичеванием: “итак, наказав Его, отпущу” (Лк. 23,16)). На Плащанице видны следы 59 ударов бича с тремя концами, 18 — с двумя концами и 21 — с одним концом, из чего можно заключить, что палачи совершали избиение тремя типами бичей. Раны расположены близко одна к другой; каждая длиной примерно 3 см. В центре ударов отпечатки темнее: раны были глубже и крови больше. По краям пятна светлее — там была сукровица, которая текла долго, так как раны раздражались одеждой и медленно сохли. При первых ударах кожа вздувалась и багровела, а потом лопалась. Помимо этих ран, на Плащанице видны следы и самих ремней, которые при бичевании обвивали икры, в особенности левой ноги. На правом плече широкая полоса — след от тяжелой перекладины Креста, которую Спаситель нес на Голгофу. Следы от веревок на ноге свидетельствуют, что патибулум был одной стороной привязан сзади к ноге, а другой прикреплен спереди. Евангелие повествует, что после надругания над Господом “одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие” (Мф. 27, 31). Плащаница подтверждает и это: если бы Ему пришлось нести перекладину на голом плече, образовалась бы одна большая рана от ударов бича и тяжести перекладины; но на плече отчетливо видны разные следы. На левой лопатке также заметны следы перекладины — когда Христос падал, она опускалась по спине и ударяла по левой лопатке. Левое колено, которое при падении сгибалось первым, носит следы многих ушибов.

Следы крови на Плащанице столько же многочисленны, сколько удивительны и для современной медицины загадочны. Плащаница несет на себе кровь из боковой раны, которая вытекла за спину; отпечатки царапин за плечами; кровь из проколов на голове. Когда Спаситель был распят, кровь из ран на руках стала течь к локтям. Когда Он приподнимался, чтобы поглубже вдохнуть, тогда от струйки крови, направляющейся к локтю, ответвлялись небольшие поперечные струйки. Их извилины свидетельствуют о том, что Распятый, возможно, приподнимался с помощью то правой, то левой руки. На затылке извилины крови видны особенно отчетливо; струйки текут то вправо, то влево — в зависимости от того, в какую сторону Христос наклонял голову. Ясно видно различие между пятнами крови, вытекшей из ран еще живого Спасителя — например, на лбу, где отпечаталось ее извилистое течение, — и кровью из бока, вытекшей струёй из Тела Иисуса после Его кончины, а также из ног при снятии с Креста. Удивительно, что следы крови на Плащанице остались недеформированными. Кровоподтек на лбу, имеющий форму перевернутой цифры 3 (след от шипа), два крошечных подтека на тыльной стороне левой руки, два пятна на кистях, кровавые пятнышки на бровях, волосах и т. д. остались нетронуты, не подверглись и малейшей деформации! Тело Христово отделилось от всех кровяных сгустков, от всех присохших затвердений сукровицы и околосердечной воды, не порвав и не потревожив ни одного из них.

Плащаница соприкасалась с Телом от 30 до 40 часов. Это явствует из того, что выделения Тела (в тканях умершего какое-то время продолжают происходить физиологические процессы) частично размыли капли крови на Плащанице. Если бы Тело оставалось в ней более 40 часов, то, как утверждают медики, следы крови были бы полностью размыты. Но Кто же мог пресечь этот процесс? И Кто мог отделить от Тела пять метров ткани, присохшей к нему с кровью, так, чтобы не вызвать нового истечения крови и образования новых пятен? “Тот, Которого Бог воскресил” (Деян. 13, 37). Современная наука не в силах объяснить и того, каким образом отпечатки на нижнем полотне Плащаницы оказались не сплющенными. Об этом свидетельствуют пятна крови в затылочной части, вокруг зоны солнечного сплетения, два подтека, которые пересекаются на спине в зоне пояса и т. д. Ведь в результате давления Тела на постеленную под ним ткань должно быть различие между верхним и нижним оттиском. Однако спинные мускулы в отображении на ткани не оказываются сплющенными, и рельефное отображение вверху и внизу единообразно: легкое, тонкое, чистое. Как это объяснить? Как объяснить, что следы крови не тронуты, ткань Плащаницы не разрушена, а спинная часть отображения не деформирована? Христос Воскрес! И Тело Спасителя, в этот краткий момент Воскресения не имевшее веса, отпечаталось на Плащанице.

В VIII в. преподобный Иоанн Дамаскин в своем “Третьем защитительном слове против отвергающих святые иконы” говорит: “Второй вид (поклонения) — когда мы поклоняемся тварным вещам, через которые... Бог совершил наше спасение или до пришествия Господня, или после Его домостроительства во плоти, как, например, гора Синай, Назарет, Вифлеемские ясли, пещера, святая Голгофа, древо Креста, гвозди, губка, трость, священное и спасительное копье, одежда, хитон, Плащаница, пелены, святой гроб — источник нашего воскресения, камень гробный, святая гора Сион, затем гора Масличная, Овчие ворота, блаженный Гефсиманский сад, — это и подобное чту и поклоняюсь; чту и всякий святой храм Божий, и всякое место, в котором произносится имя Божие, — не ради их естества, конечно, но потому, что они вместилище Божественного действования, и через них и в них благоволил Бог совершить наше спасение, ибо я почитаю и поклоняюсь и Ангелам, и людям, и всякой материи, участвующей в Божественном действовании и послужившей моему спасению, ради Божественного действования”.

 

 


 

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ВОСКРЕСЕНИИ ХРИСТА

 

По поручению ЦК Коммунистической партии Украины мной были рассмотрены книги и статьи по антирелигиозной пропаганде... Эта литература поражает прежде всего своей невероятной отсталостью. В ней можно найти множество положений, высказанных в науке 100-150 лет назад и потом решительно отвергнутых. Во многих случаях дело обстоит гораздо хуже: здесь обнаруживаем массу грубейших извращений фактов и совершенно явных вымыслов. Авторы многих антирелигиозных произведений демонстрируют потрясающее невежество.

Основные замечания позволю себе сгруппировать следующим образом. Воскрес ли Христос? Это основной вопрос всей религии, всей философии, всех наук, касающихся воззрений человеческих, ибо воскреснуть мог только Бог. Следовательно, вопрос о Воскресении есть главный вопрос.

После некоторых важнейших открытий факт Воскресения признал к концу своей жизни не кто иной, как Фридрих Энгельс: «Новейшие каппадокийские открытия обязывают изменить наш взгляд на некоторые немногие, но важнейшие события мировой истории. И то, что казалось ранее достойным внимания только мифологов, должно будет привлечь внимание и историков. Новые документы, покоряющие скептиков своей убедительностью, говорят в пользу наибольшего из чудес в истории — о возвращении к жизни Того, Кто был лишен ее на Голгофе».

Правда, эти строки Энгельса неизвестны у нас - они ни разу не переводились на русский язык в изданиях Маркса и Энгельса.

За каппадокийскими открытиями, убедившими даже Энгельса, последовал еще ряд открытий, еще более важных.

Мы вернемся к советской атеистической литературе. Основанием для наших отрицаний Воскресения Христова, служит, как они уверяют, отсутствие свидетельств о Воскресении. Как же в действительности обстоит дело?

Лабиритиос в момент Воскресения Христа оказался со своими чиновниками недалеко от места захоронения Христа. Они ясно видели падение камня, закрывавшего гроб, поднявшуюся над этим местом небывало ярко сияющую фигурку. Лабиритиос вместе со своими спутниками и сторожами бросились сообщить об этом властям.

Грек Гермидий занимал официальную должность биографа правителя Иудеи... До самого распятия он считал Христа обманщиком. Поэтому он по собственной инициативе отправился в ночь под Воскресение ко гробу, надеясь убедиться в том, что Христос не воскреснет и тело Его навсегда останется в земле. Но вышло иначе. «Приблизившись ко гробу... — пишет Гермидий, — мы видели в слабом свете ранней зари стражу у гроба: два человека сидели, остальные лежали на земле, было очень тихо. Мы шли очень медленно, и нас обогнала стража, шедшая ко гробу сменить ту, которая находилась там с вечера. Потом вдруг стало очень светло. Мы не могли понять, откуда этот свет. Но вскоре увидели, что он исходит от движущегося сверху сияющего облака. Оно спустилось ко гробу, и над землей там показался Человек, как бы весь светящийся. Затем раздался удар грома, но не на небе, а на земле. От этого удара находившаяся там стража в ужасе вскочила, а потом упала. В это время к гробу справа от нас по тропинке спускалась женщина, вдруг она закричала: «Открылась! Открылась!» И в этот миг нам стало видно, что действительно очень большой камень, лежащий на гробе, как бы сам собой поднялся и открыл гроб. Мы очень испугались. Через некоторое время свет над гробом исчез, стало тихо, как обыкновенно. Когда мы приблизились к гробу, оказалось, что там уже нет тела погребенного человека». Сириец Эйшу, известный врач, близкий к Пилату и лечивший его, относился к числу наиболее выдающихся людей своего времени. Виднейший медик и натуралист, пользовавшийся широчайшей популярностью на Востоке, а потом и в Риме, он написал произведения, которые составили целую эпоху в науке. Недаром историки науки считали, что он по праву занимает место как врач рядом с Гиппократом, Цельсом, Галеном, а как анатом — рядом с Леонардо да Винчи и Везалием; только малоизвестный язык, на котором он писал, помешал его признанию. Далее важно то, при каких обстоятельствах Эйшу наблюдал описанное им. По поручению Пилата он с вечера накануне Воскресения находился вблизи гроба с пятью своими помощниками, которые всегда сопутствовали ему. Он же был свидетелем погребения Христа. В субботу он дважды осматривал гроб, а вечером по приказанию Пилата отправился сюда с помощниками и должен был провести здесь ночь. Зная о пророчествах относительно Воскресения Христа, Эйшу и его помощники-медики интересовались этим с точки зрения естествоиспытателей. Поэтому всё, связанное с Христом и Его смертью, они тщательно исследовали. В ночь под Воскресение они бодрствовали по очереди. С вечера его помощники легли спать, но задолго до Воскресения уже проснулись и возобновили наблюдения за происходящим в природе. «Мы все — врачи, стража и остальные, — пишет Эйшу, — были здоровы, бодры, чувствовали себя так, как всегда. У нас не было никаких предчувствий. Мы совершенно не верили, что умерший может воскреснуть. Но Он действительно воскрес, и все мы видели это собственными глазами». Далее следует описание Воскресения...

Один из крупнейших в мире знатоков античности академик В.П.Вузескул говорил: «Воскресение Христа подтверждено историческими данными с такой несомненностью, как существование Ивана Грозного и Петра Великого... Если отрицать Воскресение Христа, то нужно отрицать (причем с гораздо большим основанием) существование Пилата, Юлия Цезаря, Нерона».

Это только небольшая часть источников, где говорится, что Христос действительно воскрес. Для краткости ограничимся лишь перечнем других источников: Епифаний Африкан, Евсевий Египетский, Сардоний Панидор, Ипполит Македонянин, Аммион Александрийский, Сабелли Грек, Исаакий Иерусалимский, Константин Кирский и другие. Это только те, кто жил во время Христа, причем находился в Иерусалиме или в непосредственной близости от него и стал очевидцем самого Воскресения или неопровержимых фактов, подтверждающих его.

Чрезвычайно показательно, что ряд свидетельств мы находим у еврейских авторов того времени, хотя вполне понятно, что евреи склонны всячески замалчивать факт Воскресения. Среди еврейских писателей того времени, прямо говоривших о Воскресении, находим таких надежных авторов, как Уриоа Гамиянин, Гапон Месопотамский, Шербум-Отоэ, Ферман из Сарепты, Манакия-врач, Навин, Миферкант. Миферкант был одним из членов Синедриона, казначеем. Именно из его рук Иуда получил за предательство 30 сребреников. Но когда после Воскресения Христа среди иудеев поднялась тревога, Миферкант был первым из членов Синедриона, прибывших на место для расследования. Он убедился, что Воскресение свершилось. Ему довелось быть у гроба Господня почти перед самым моментом Воскресения. Он прибыл сюда для оплаты стражи, стоявшей у гроба... Выплатив деньги, он ушел, стража осталась до конца смены... Но не успел Миферкант далеко отойти, как громадный камень был отброшен неведомой силой. Возвратясь назад ко гробу, Миферкант еще успел увидеть исчезающее сиянье над гробом. Все это им описано в сочинении «О правителях Палестины», которое принадлежит к числу наиболее ценных и правдивых источников из истории Палестины.

В общей сложности, по подсчетам крупнейшего знатока римской исторической литературы академика Петушина, число вполне надежных свидетельств о Воскресении превышает 210, по нашим подсчетам это число еще больше — 230, ибо к данным Петушина нужно добавить еще те исторические памятники, которые были обнаружены после выхода его работы...

 

 


Туринская плащаница.

       

     

Восстановление по данным изучения плащаницы

 

Многие годы для ученых остается загадкой происхождение т.н. Туринской плащаницы, полотна, на котором запечатлено изображение усопшего Человека, незадолго до погребения распятого на кресте.  Небольшая подборка материалов по этой проблеме размещена на моем сайте в надежде, что эта безусловно интереснейшая тема не останется за пределами Вашего внимания.

Первый шаг который предстоит сделать - точно описать особенности Жертвы, Которую после истязания и смерти положили в Туринскую плащаницу. Когда мы пристально вглядываемся в образ на ткани, тогда на льняном полотне предстает во всем своем ужасающем реализме жестоко истерзанное, обнаженное тело Человека с бородой, усами, и длинными волосами, ниспадающими к плечам. Тело проявляется на ткани в состоянии принятой им суровой и мучительной смерти, что подтверждается полным окоченением и специфическими изменениями в нижних конечностях.

С легким трепетом продолжая описание отпечатков мы можем утверждать, что Умерший является взрослым, хорошо физически развитым мужчиной, структура тела Которого анатомически совершенно естественна. Тело крепкого, совершенного телосложения, без каких-либо дефектов. Смерть произошла за несколько часов перед тем, как тело было положено на одну половину плащаницы и покрыто второй ее частью. Ткань была в контакте с телом не более 2-3 дней (не более 40 часов).

Подробно осматривая область Головы замечаем, что волосы лежат в беспорядке, имеется небольшая борода и усы. Говоря более точно - длинные волосы сплетенные в косичку и короткая борода, раздвоенная посредине. Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт. Над левой бровью капля крови. Нос ориентальной (восточной) расы. Глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны.

Изображение лица асимметрично. На лице находятся многочисленные повреждения, перечисляемые Willis следующим образом: раздувшиеся разбитые брови, порванное правое веко, большое вздутие находящееся ниже правого глаза, распухший нос, ушиб на правой щеке, вздутие на левой щеке и на левой стороне подбородка. На кончике носа имеется ссадина, а правая щека имеет отчетливую припухлость по сравнению с левой (вероятно следствие сильного удара). При ближайшем рассмотрении мы видим на правой шеке длинный кровоподтек. Этот удар, повидимому, был нанесен палкой толщиной примерно в 4,5 см человеком стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости. Оба глаза закрыты, но при ближайшем рассмотрении на их верхней части видны посторонние круглые объекты.

Carleton Coon описывает этническую принадлежность Запечатленного на плащанице, как "человека, принадлежащего к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и благородных арабов". Да, действительно, облик с плащаницы соответствует семитскому типу лица.

 Борода и волосы разделенные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос - все это показывает, что Тот Кто запечатлен на плащанице не был греком или римлянином. Незавязанная косичка в волосах "является наиболее поразительной еврейской особенностью", и ее наличие было обязательно для мужчин еврейской национальности в эпоху античности.

 Вглядимся пристальнее. Спереди в области лба мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Всего на голове по крайней мере 30 потоков крови из-за проколов сделанных шипами. Несколько проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови в плотности, однородности, или модальности коагуляции. Один из этих проколов имеет конфигурацию цифры "3". Кровь истекала из этих проколов на волосы и на кожу лба и скапливалась в отдельных местах.

Вид со стороны затылочной части показывает, что эти проколы простираются на всю поверхность головы, и что потоки крови из них стекали по направлению вниз. В своем течении, кровь встречала препятствие в виде повязки вокруг лба, и ручейки ее задерживались. В верхней части головы глубоко в волосах, ручейки крови не имели препятствий, и истекали почти в виде горизонтального потока. Таким образом по отпечаткам видно, что терновый венец на голове Страдальца не был сделан в форме венка, а был сплетен в виде шапочки похожей на митру, покрывающей собой всю голову. От каждого удара по этой "терновой митре", шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны: вся голова от лба до затылка покрыта ручейками запекшейся крови. Свидетельство плащаницы о наличии повязки, которой удерживалась на голове вся масса сплетенных в виде шапочки шипов, делает допустимым и тот тростниковый ободок, который почитается в Соборе Парижской Богоматери.

Проводя осмотр далее замечаем, что на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты. Грудь имеет такую форму, как у людей умирающих от удушья. Левая рука лежит на правой. На руке в области запястья большое пятно от раны. Ясно видны четыре пальца этой руки. Бедра видны отчетливо с ясным очертанием мускулов. Раны на ногах того же типа, что и на руках.

Сзади ясно отпечатались голова и спина, особенно область таза. Ноги видны почти до колен, затем - перерыв; видны икры и снова перерыв над сухожилием Ахиллеса. Ступни опущены и ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и на плащанице полностью обнажено.

По оценкам медиков рост Того, Кто изображен на ткани составляет 175-180 см, вес примерно 75-85 кг, и ориентировочный возраст от 30 до 45 лет.

Вернемся к нашему повествованию и осмотрим вместе со специалистами повреждения тела, видимые на загадочных отпечатках. Мы должны будем признать, что раны на теле, потоки и пятна крови анатомически безупречны.

Судебный эксперт Bucklin пишет, что "каждая рана была нанесена самым настоящим образом и соответствует тому типу орудия, которым ее наносили. Каждая рана кровоточила так, как это обычно бывает при таком ранении. Потоки крови истекали в полном соответствии с законами гравитации." Пятна крови совершенно натуральные, с концентрацией красных частиц по краям сгустков свернувшейся крови и крошечной областью сукровицы (serum) внутри сгустков.

На это сташно смотреть, но от плеч до ног по всему телу находятся многочисленные травматические повреждения, сделанные объектом типа кнута с тяжелыми гирьками или шариками на концах. В центре удара раны темнее, потому что там раны были глубже и крови было больше. По краям пятна светлее, - там была сукровица, которая текла долго, потому что раны раздражались одеждой и медленно сохли. Этими ранами усеяна вся спина, поясница и ниже.

Тело просто испещрено многочисленными следами ранений от жестокого бичевания, оцениваемого примерно от 60 до 120 ударов плетью с 2 или 3 хвостами, в конец каждой из которых был вплетен металлический гвоздь с большой шляпкой, гирька или шарик. Каждый ушиб с рваной раной имеет длину приблизительно 3,7 см. Расположены они с обоих сторон тела от плеч до икр ног. Всего на плащанице запечатлелось не менее 98 отпечатков следов ранений от этих ударов плетью. Удары были нанесены с большой силой по всему телу, от плеч до ног, за исключением области сердца, потому что удары в этой области могут быть смертельны.

Бичи, которыми пользовались для бичевания носят название "флагрум". Они делались из двух, трех или одного ремня затвердевшей кожи с металлическими гирями на концах. На плащанице видны следы 59 ударов бича с тремя концами, 18 - с двумя концами и 21 - с одним концом; из чего можно заключить, что палачи совершали избиение тремя типами бичей, а расположение ударов показывает, что их было двое. При ближайшем рассмотрении следы от ударов имеют вид "закрытых колокольчиков". Точно такие же кровоподтеки появились бы на теле истязуемого, если бы начали использовать для этой цели древнейшие бичи, найденные при раскопках Геркуланума. Эти бичи имеют на концах два свинцовых шарика, и кожа между ними получила бы точно такие контузии, какие мы находим в отпечатках на плащанице.

Поверх повреждений от телесного истязания добавлена широкая отметина от тяжелой перекладины несомой на правом плече к месту казни. Такое же дважды раненое место имеется на нижней части левой лопатки.

 

На обоих коленях имеются ушибы, а на левой коленной чашечке порез от повторных падений в то время когда истязуемого вели на казнь. Эти ранения связаны между собой. Когда Тот, Кто изнемогал под тяжелой балкой спотыкался и падал на колено, тогда перекладина неизбежно сильно травмировала нижнюю часть левой лопатки.

На левой руке рана и большой сгусток крови (правой руки не видно, на ней лежала левая). Оба запястья темные, т.к. обильно орошены ковью от сквозных ран. Рана от гвоздя видна только на левой руке, покрывающей правую. Отпечаток раны квадратный, размер ее - 8 кв. мм, и он точно соответствует размерам гвоздя, хранящегося в церкви Св. Креста, который был подарен равноапостольной царицей Еленой после того, как в 326 г. ею был обретен Крест Господень. Кровь из ран от гвоздей стекала по рукам по направлению к локтям.

В одном месте края кровавого пятна зубчатые, т.е. жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее; на этом месте пятно светлее. Это пятно от сукровицы (серум), которая вытекла из раны при снятии тела: обсохшая рана была потревожена освобождением от гвоздя.

Да, как это не удивительно но в потоках крови на запястьях и ступнях ног видны раны от гвоздей. И на плащанице руки пробиты не в ладонях, как это традиционно изображается, а в запястьях. Французский хирург Barbet, проводя опыты над только что ампутированными руками, убедительно показал, что гвоздь вбитый в области прохода Destot между костями запястья, позволяет длительное время удерживать на кресте вес тела соответствующий по анатомическим данным руке, а при пробивании ладони, гвоздь разрывает ее, и тело неминуемо падает. Кроме того, при пробивании запястья, гвоздь задевает серединный нерв руки и большой палец самопроизвольно подгибается под ладонь. Это мы наблюдаем на плащанице, ясно видя на скрещенных внизу руках только четыре пальца. Большой палец прижат к ладони, что является следствием повреждения центрального нерва, проходящего через запястье.

Кровь из ран от гвоздей течет от запястий вниз по предплечьям приблизительно под двумя углами 55° и 65° к оси руки, что позволяет восстановить страшную картину мучения. Отдельные потоки крови из левого запястья прерываются и поворачивают по длине руки на различных расстояниях от гвоздя, потому что Страдалец, чтобы дышать, подтягивался то на одной то на другой пробитой руке.

Ясно видно различие между пятнами крови, вытекшей из ран еще живого Страдальца, например на лбу, где отпечаталось ее извилистое течение; и кровью из бока, вытекшей струей из тела, после Его кончины, а так же из ног при снятии с креста и выдергивании гвоздей. Кровь, вытекшая из-за вытаскивания гвоздей из ран в запястьях и ногах после смерти, истекла уже с выделением сукровицы (serum).

Чем дальше, тем более торжественным и страшным становится наше повествование. Между пятым и шестым ребрами с правой стороны на теле имеется овальный прокол приблизительно 4,4 X 1,1 см, причиненный острым колющим предметом. Кровь сначала текла вниз из этой раны, а затем в обратном направлении в тот момент, когда тело перемещали в горизонтальное положение. Все авторитетные ученые согласны с тем, что рана была нанесена уже после смерти, исходя из того, что вытекло небольшое количество вязкой свертывающейся крови, и произошло разделение сгустков крови и сукровицы (serum). Сгустки крови смешаны с потоком околосердечной воды из перикардия.

Как ни удивительно, но свидетельство плащаницы о стороне тела, в которую римские воины наносили обычно удар копьем совершенно верно. В Комментариях Юлия Цезаря слова "открытая сторона", всегда означает правую сторону тела, как сторону, не защищенную щитом. Легионеры специально тренировались наносить смертельные ранения в сердце именно с этой стороны, где сердце оставалось без прикрытия. Струя крови от ранения копьем, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание, и дала ясный отпечаток на плащанице. Подробное исследование этой области показывает различие в интенсивности окраски пятна из-за присутствия двух типов жидкостей: крови и околосердечной воды. Кровь истекала вниз без разбрызгивания, как бы она истекала из артерии живого Человека, что говорит о том, что рана была произведена после смерти и кровь вместе с околосердечной водой истекали из тела уже Умершего.

Что еще наносит удар страдания в наше сердце? Грудь сильно раздута, живот плоский, правая и левая руки скрещены в области ниже живота. В центре правой ступни имеется прокол насквозь. Отпечаток левой ступни менее ясен. В области запястья характерный квадратного сечения прокол из которого по рукам стекали под различными углами ручейки крови. Анализ тех углов под которыми кровь стекала из ран в области запястья говорит нам о том, что руки должны были находиться поднятыми вверх и в стороны примерно под углом в 65 градусов относительно горизонтали.

Поверх повреждений от телесного истязания находится широкая отметина от давления на затылочную часть плоской поверхности пересечения перекладин. Кроме того в области плеч справа и слева имеются повреждения от трения поверхности кожи по балке, брусу или перекладине. В то время, когда Истязуемый, чтобы вздохнуть, вынужден был распрямлять согнутые ноги с опорой на гвозди, и подтягиваться то на одной то на другой руке, тогда же, и в результате этого, затылочная часть ударялась в пересечение перекладин креста.

Медицина утверждает, что положение чрезмерно расширенной грудной клетки, и положение мускулов бедра не противоречит медленной смерти через распятие, при которой Жертва должна опираться на пробитые ноги, и приподниматься, чтобы сделать каждый вздох. Выдвигались две теории смерти на кресте: удушье из-за судорог мышц и как следствие неспособность приподняться, чтобы вздохнуть Barbet , Hynek и Bucklin ; или остановка сердца из-за резкого снижения кровяного давления Moedder и Willis .

Таким образом мы делаем вывод, что положение типа распятия на кресте было бы наиболее вероятно для объяснения совокупности всех этих результатов. Тот, Кто отпечатался на ткани плащаницы был приговорен к смерти, после вынесения приговора подвергнут жесточайшему бичеванию, и приговор был приведен в исполнение с помощью распятия на кресте. После смерти Распятого, в Его тело нанесли удар копьем, сняли с креста и погребли в той самой плащанице, которая подвергается ныне столь подробному изучению.

Этот способ умерщвления может быть классифицирован как судебное убийство. Напоминаем Вам, что это вывод беспристрастных ученых на основании изучения отпечатков на Туринской плащанице, который намного подробнее отчета префекта Иудеи Понтия Пилата императору Римской империи Тиберию по поводу вынесенного им приговора!

Научное исследование изображения на плащанице началось в Сорбонне в 1900 г. Профессор сравнительной анатомии Yves Delage с очевидностью доказал, что изображение является анатомически безупречным до мельчайших подробностей. Характерные особенности суровости смерти, истязаний плетью, ран, потоков крови показывали, что изображение является отражением какого-то неизвестного науке процесса, который запечатлел на ткани цветное, негативное, анатомически правильное изображение замученного на кресте, а затем погребенного в этой льняной ткани Человека.

Более поздние анатомические и медицинские исследования только с еще большей полнотой подтвердили мнение Delage. В сороковых годах нашего столетия Hynek в 1936 и Vignon в 1939; в пятидесятых Moedder в 1949; в шестидесятых и семидесятых Caselli в 1950, La Cava в 1953, Judica-Cordiglia в 1961, и в особенности Barbet в 1963 представили еще больше доказательств подлинности. Дальнейшие изыскания Bucklin в 1970, Willis, Wilson и Cameron в 1978, а так же труды Zugibe, описанные в работе Murphy в 1981 только укрепили ученых в правильности своих выводов.

Полотно показывает, что Страдавший и Погребенный был жестоко избит римским флагрумом, т.е. хлыстом-кошкой, что Он был увенчан шипами; что он жестоко истекал кровью, что Он нес на плече изранившую Его тяжелую балку.

Образцы из отпечатка в области ступни содержат арагонит с примесью железа и стронция. Такое вещество встречается редко, но его находят в выборках почвы из Иерусалима.

При фотографировании в поляризованном свете пятен крови на плащанице, некоторые пятна оказались более темными, чем прочие. Дальнейшее исследование выявило, что на кончике носа, на колене, нижней части ног, и ступней кровь смешалась с пылью. Последующий анализ показал, что пыль на носе, колене и ногах одного и того же вида. На основании этих данных можно заключить, что Тот Кто отпечатался на плащанице, неоднократно падал под тяжестью поперечной балки креста, в то время когда Его вели на казнь.

Вглядимся пристальнее. Спереди, в области лба, мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Это не рисунок, не метафора, не трогательное полотно - это жестокая реальность! Возложение тернового венца было совсем не благоговейным!

Он был бесчеловечно распят. Он обливался горячим потом, выделяемым так умученными. Он умер от жестокого удушья, постигающего распятых. После кончины Он был поражен копьем в сердце, и из раны вытекли потоки сгустившихся на полотне крови и околосердечной воды. Не забывайте - мы описываем не картину известного живописца, не древнюю икону - мы беспристрастно описываем отпечатки на плащанице, хотя сейчас наступает самое время немного поговорить о иконографии.

С древнейших времен Распятие изображалось на иконах с той непременной особенностью, что ноги Распятого были пригвождены каждая своим гвоздем. Вероятно эта традиция идет от времени обретения креста Господня Св. царицей Еленой в IV веке, когда крест из Иерусалима был перевезен в Константинополь, и иконописцы могли видеть отверстия от гвоздей. Изображения со скрещенными ступнями, пригвожденными одним гвоздем, впервые появляются на западе лишь во второй половине XIII века. В чем же дело?

Хирург Барбе (Barbet) пристально изучивший фотографии в натуральную величину отпечатков ступней с Туринской плащаницы утверждает, что отпечаток правой ступни полноценен, а левая ступня отпечаталась в основном в области пяточной части. Левая ступня частично положена на правую. В середине ступни четырехугольный сгусток - след раны от гвоздя. По следам крови на ступнях видно, что при распятии она сочилась из ран вниз по пальцам. Когда оба гвоздя выдернули, а тело положили в плащаницу, то более вязкая кровь Погребаемого потекла вниз и залила пяточную часть ступней. Таким образом плашаница свидетельствует - Распятого прибивали двумя гвоздями. Судя по особенностям отпечатков ступней, Барбе весьма обоснованно полагает, что Распятый привык ходить лишь босиком или в сандалиях: большой палец, с широким длинным овалом, поднимается высоко над другими, и пальцы свободно отстают друг от друга.

Что же можно сказать по поводу фресок и картин, на которых Распятый изображается со скрещенными ступнями, пригвожденными одним гвоздем которые, впервые появляются в католической церкви во второй половине XIII века? Можно сделать предположение, что вероятной причиной такого типа изображений послужили видимые отпечатки на Туринской плащанице, где при погребении левая ступня частично была положена на правую. Визуально кажется, что ступни ног сложены одна на одну, и средневековые живописцы вполне могли предположить, что их пробивали одним гвоздем. Таким образом Православная церковь, сохранила более древнюю и подлинную традицию изображения Распятия, что подтверждают отпечатки ран в области ступней на плащанице.

Самое поразительное, что выводы сделанные исследователями плащаницы по реконструкции казни через распятие на кресте, нашли полное подтверждение у археологов. Древнейшие останки человека, казненного через распятие были обнаружены в 1968 г., когда бульдозер разворотил оссуарий (древний тип гробницы) с 35 погребенными в 50-70 гг. н. э. людьми. Место где было обнаружено это захоронение называется Giv'at ha-Mivtar и находится вблизи Иерусалима.

В могиле человека с именем Johanan были найдены кости с характерными следами. Пяточная кость Johanan была пробита гвоздем со следами древесины, что свидетельствует - этого молодого человека распяли на кресте. У него были перебиты голени, а это делалось как раз для того, чтобы ускорить смерть распятого. На конце предплечья в области запястья на боковой поверхности кости была обнаружена глубоко истертая ямка. Это место так сильно изношено, что Haas определил повреждение, как полученное в результате трения и износа поверхности кости о гвоздь в процессе мучений распятого на кресте. Вот оно - мрачное подтверждение "движения качелей" реконструируемое Barbet на основании исследования отпечатков с Туринской плащаницы. Теперь мы к своему ужасу можем документально охарактеризовать заключительную агонию человека распятого на кресте.

Так на основании работы Zias по исследованию древнейшего захоронения I века н. э. в Giv'at ha-Mivtar распятого на кресте человека, было достоверно установлено - ноги пробивали двумя разными гвоздями, то есть таким образом как принято изображать на православных распятиях, а не одним, как принято на католических. И археологи и исследователи Туринской плащаницы независимо друг от друга приходят к одним и тем же выводам. Это ли не удивительно!

Обстоятельства расправы указывают на Палестину. Обычно тела казненных через распятие оставляли прибитыми на кресте для того, чтобы их клевали и пожирали хищные птицы. Только в Палестине распятый, и уже умерший человек должен был быть снят с креста до наступления заката, и тело его должно было быть погребено в гробницу. Свидетельства археологов, исследователей Туринской плащаницы и свидетельство Священного Писания совпадают! Случайности тут быть не может.

 


Видео1    Видео2

Туринская плащаница на заре новой эры

Священник Вячеслав Синельников

Издание Сретенского монастыря

2002

По благословению Святейшего Патриарха

Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ

 

Много веков в Туринском соборе хранится драгоценный плат — древняя льняная ткань с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают как полотно неизмеримой ценности. Сердца христиан ясно подсказывают, Кто и при каких обстоятельствах оставил Свой неповторимый образ на полотне.

Научным исследованиям уникальной плащаницы - сто лет. За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на закате девятнадцатого века, но главным по-прежнему  остается следующее: является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с Креста пречистое тело Богочеловека и в которой Он воскрес? Стремлением ответить на эти вопросы стали многолетние исследования, краткий рассказ о которых Вы держите в своих руках.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Как появилась эта книга?

Не за горами Вербное... Стояла весна, и Великий пост близился к концу. Уже веял тонкий аромат зеленеющих почек, по-летнему блистало солнце. Душу будоражил запах свежей земли, а холодные пласты слежавшегося, посеревшего снега напоминали об ушедших холодах. Еще нет листьев, но упругие ветви полны новой жизни, и сквозь пожухлую траву пробиваются первые ярко-белые весенние цветы.

В дни Великого поста, во время расцвета весны к нам стали захо­дить прихожане и спрашивать, когда в церкви выносят для целования Туринскую плащаницу. Вопрос звучал необычно: ясно, что сочетаются воедино разные понятия... Мы старательно объясняли, что в Великий пяток, постом, торжественно выносят на поклонение образ Спасителя во весь рост, нарисованный или вышитый на холсте.

Торжественная минута вечерни Страстной пятницы... При пении «Благообразный Иосиф, сняв с древа пречистое тело Твое, обвил чистой плащаницей и, покрыв благоуханиями, положил в гробе новом», (из чинопоследования вечерни Страстного пятка дан в переводе с церковнославянского на современный русский язык)священнослужители поднимают плащаницу, износят ее северными дверьми из алтаря и полагают на особо приготовленное для этого случая возвышение, украшенное цветами(это священнодействие символизирует погребение Спасителя. После него бывает целование плащаницы). Вселенская Церковь совершает чин выноса один раз в год; это древнейший благочести­вый обычай.

В Италии есть город, где несколько веков сохраняется удивительная ткань — древнее льняное полотно с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают: за последние сто лет реликвию разворачивали и показывали всего три раза. Полотно это неизмеримой ценности. У большинства людей нет сомнений, что перед нашим взором ткань, которой обвили тело Христа и в ко­торой воскрес Богочеловек...

Символ двадцатого века — проверить гармонию алгеброй. Кто-то называет сокровище в Турине «пятым Евангелием», кто-то говорит — средневековое творчество. Споры, дискуссии... Наука и религия... Зачем их противопоставлять друг другу? Почти две тысячи лет сердца христиан ясно чувствуют — Кто и при каких обстоятельствах оставил неповторимое изображение...

С первых детальных осмотров Туринской плащаницы про нее узнали в России, а публикациям, осуществленным с благословения Свя­щенного синода, почти сто лет... За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на рубеже двадцатого века, но главным по-прежнему остается следующее. Является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с креста пречистое тело Богочеловека и в ко­торой Он воскрес? Вопрос с таким подтекстом мог родить только скептичный двадцатый век, а стремлением ответить на него стали многочисленные исследования, краткий рассказ о которых Вы дер­жите в своих руках.

ОТПЕЧАТКИ НА ТКАНИ

ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД НА ПЛАЩАНИЦУ

Если Вам приходилось бывать в Эрмитаже Санкт-Петербурга, то Вы непременно посетили те залы музея, где находится бо­гатейшая коллекция египетских древностей. Чувства обостряются; ощущается невольный трепет, когда после осмотра мелких статуэ­ток проходишь мимо защищенного стеклом саркофага, на котором изображены яркими красками загадочные иероглифы и рисунки. Невольно проникаешься уважением к этому древнему деревянному коробу, изготовленному за двадцать веков до нашей эры.

Предметы древности — это следы давно ушедших эпох и поко­лений, следы истории. В них есть что-то торжественное. Крупицы прошлого, маленькие осколочки времен, которые промчались задол­го до нашего рождения. Они достаются нам чаще всего благодаря случайным находкам, реже путем планомерных археологических раскопок. Из этих разрозненных древностей мы по крупицам вос­создаем туманный облик глубокой старины.

История человечества беспощадна. За тысячи лет уничтожались не только деревянные, металлические и тканые предметы древности, но погибали бесследно целые цивилизации. То, что дошло до нашего времени — это разбросанные по всему миру черепки, монеты, скульптуры, доски, ткани, предметы искусства. Жизнь многогранна... Некоторые уникальные реликвии сохранились благодаря тому, что о них мало знали или не признавали за подлинные.

К таким старинным и, бесспорно, неповторимым тканям относится Туринская плащани­ца, получившая название по городу Турин в Италии, где она хранится с XVII века. Однако есть все основания утверждать, что ее древность простирается не на три, а на двадцать веков... Разум отказывается верить, но сердце затрепетало. Кому принадлежит этот материал, Кто оставил на нем торжественные отпечатки? Углубитесь в наше повествование: мы постараемся поведать Вам, что известно о том прекрасном льняном полотне.

Мир велик, но не найдешь человека, который не слышал бы о маленькой высеченной из камня гробнице за городской стеной Иерусалима. Первые лучи восходящего солнца, влажная роса на земле... Только-только отворились запертые на ночь ворота древнего города. Ти­шину величественного масличного сада пронизывают трели птиц. Мимо больших каменных глыб вьется узкая тропинка к погребальной пещере... Смерть — где твое жало, ад — где твоя победа? Светися, светися, новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия... Христос воскресе! Пустая гробница, плат, особо свернутый, плащаница — безмолвные свидетели воскресения... В торжественном молчании эти погребальные пелены открывают великую тайну — тайну будущего века.

Где то полотно, которого коснулась предвечная Истина? Быть может, Туринская плащаница и есть та самая ткань, в которой воскрес Богочеловек?

Приготовьтесь слушать, мы поговорим о ней...

Начнем с простого. Плащаница — слово древнерусского происхождения, которому соответствует «простыня» современной речи, по-гречески — «саван» (sindon). Славянский, русский, греческий... Что выбрать? Возьмем самый родной... Говоря словами Церкви, плащаницей называется большое, во весь рост, изображение тела Господа Иисуса Христа в том виде, как оно было снято с креста и положено во гроб (При торжествах Великой пятницы плащаницу кладут для поклонения на середину церкви, оставляя там до пасхальной полуночницы, а затем снова уносят вглубь алтаря). Руки человека создали на ней художественное изображение, кто-то трудился маслом, кто-то иглой. В храмах и музеях Вы можете увидеть бесценные шедевры (Для богослужения Страстной седмицы при каждой церкви сохраняется своя плащаница, расшитая золотом или писанная. По православной традиции, с Пасхи до Вознесения любая храмовая плащаница лежит поверх престола и на ней совершается Евхаристия. Что интересно, вид капель воска на Туринской плащанице позволяет предположить, что когда-то в древности ею тоже могли покрывать святой престол как напрестольной одеждой. Возраст капель воска не установлен. См.: Р. С. Maloney. The current status of pollen research and prospects for the future, Relazione tenuta al Simposio di Parigi, 7-8 settembre 1989. Быть может, литургическое предание и Туринское полотно соприкасаются?).

Гениальные люди выражали свою веру красками на холсте. В их блестящих работах много различий — в стиле, композиции, художественном мастерстве, но эти произведения объединяет созданность, рукотворность. Прикоснемся к бездне веков. Откроем сокровищницы мира и взглянем на постаревшие материи... Из древних полотнищ лежащая в Турине золотисто-желтого цвета льняная ткань с очевидными отпечатками человеческого тела — единственная, которой не касалась рука живописца.

С душевным трепетом посмотрим на «заветные пелены»... Турин­ская плащаница — это отрез старинного полотна, чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину, на котором проступают во весь рост две фигуры обнаженного мужского тела, расположенные симметрично друг к другу, голова к голове (На одной половине плащаницы — образ мужского тела со сложенными впереди руками и чуть согнутыми ногами; на другой половине - его изображение со спины). Изображение не яркое, но детальное, золотисто-желтого цвета; можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы (Специальные методы показали, что отпечатки на ткани безукоризненно точно передают особенности анатомии человеческого тела. Подобное не удается достичь даже в лучших изображениях, сделанных рукою художника). Сколько написано плащаниц, сколько их вышито! В окрестностях Турина почти в каждом храме мож­но видеть живописные копии таинственного полотна, но подлинник превосходит последние, как величественное море — нарисованные волны... Простой пример — художественное изображение Положения во гроб обязательно содержит раны на руках, ногах и груди; однако никакому иконописцу не приходило в голову употребить вместо краски настоящую человеческую кровь. На писанных плащаницах раны изображены тщательно, аккуратно, и они очень небольшие; Туринская плащаница не соответствует этим правилам. Ее поверхность обильно впитала кровь с тела. Вглядитесь — и Вы увидите многочисленные ранения: следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, обильные пятна крови в запястьях и ступнях ног, пробитых гвоздями, удары бичей на груди, спине и но­гах, большое кровавое пятно из раны в левом боку. Перед нами - великая тайна.

СЛИЯНИЕ В ЛИК

Мягкий свет льется в окна средневекового храма. Вот величественный алтарь и массивная решетка над ним... Откроем деревянную раку, облицованную серебряными пластинами изумительной работы с сиянием украшений из драгоценных камней, и вынем Туринскую плащаницу из красного шелка... До недавнего времени это делалось редко — уникальную ткань старательно берегут. Веками она хранилась намотанной на обшитый бархатом валик, а потом аккуратно обернутой куском красного шелка, в раке над алтарем собора Иоанна Крестителя.

Бережно развернем святыню. На желтоватом фоне ткани вдоль нее по центру мы увидим расплывчатые золотисто-желтые пятна. Не­много непонятно? Уложим мягкое полотно плащаницы и отойдем на несколько метров: неуловимые переливы оттенков соберутся воедино, откроется изображение совершенного Человека. Картина неизъяснимая! Перед нашим взором проявятся два золотистых отпечатка во весь рост – образ спереди и образ сзади, с расстоянием между ними 15 см в области темени. Отпечатки расположены головой к голове... Почему? При положении Распятого во гроб полотно покрыва­ло голову и тело Замученного, ниспадая спереди и сзади ниже Его ступней; иными словами, тело лежало в погребальной пещере на одной половине плащаницы, а другая половина, обернутая через голо­ву покрывала его сверху.

С тех дней минуло много лет... Ушедшие века оставили новые следы, не всегда благотворные — по обе стороны от золотисто-желтых отпечатков тела, в небольшом отдалении от них мы видим две резко выделяющиеся темные полосы: это места обгоревших сгибов ткани на пожаре 1532 г. Явственно проступают следы воды, обильно изливаемой во время тушения; заплатки на прожженных местах, пришитые два года спустя, и более древние ожоги в виде буквы «Г». Наклонимся к развернутой плащанице. Вблизи отпечатки на мягкой ткани — неуловимые и расплывчатые пятна золотисто-желтого цвета без видимых границ. Издали неопределенность приобретает удивительную гармонию и ясность: отойдя на 2 метра, мы видим слитное изображение. Отчетливо прорисовываются очертания тела и лица прекрасного золотистого оттенка, анатомические и физиологические подробности которых удивительно детальны.

Такой образ нельзя написать кистью. Значит... Перед нами нерукотворное изображение. Ум отказывается верить — неужели... возможно?! Кто нерукотворный Художник? Кто Творец? Кто даровал нам Свой образ?

ЗОЛОТИСТОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

Когда мы заходим в старинный величественный храм, первое, что вводит в душу торжественность — смотрящие со всех стен лики. Икона — это книга о вере. Изображенный на ней лик получает имя через надписание, и этим икона усвояется тому, кто на ней изображен, возводит к своему первообразу и становится причастной его благодати. Всмотримся в лик Спасителя... На огромной древней иконе сквозь века проступает величественный образ. От середины широкого чела по обеим сторонам лика спускаются направо и налево темные волосы, которые, закрывая уши, соединяются с бородой. Брови черные, глаза блестящие, проницательные, взгляд укоризненный, но добрый. Нос прямой, немного длинный, но пропорциональный. Иконо­графия величественная, сверхъестественная, и современное живописное искусство не может ей подражать…

Перенесемся в Турин. На огромном столе простерлось золотистое полотно. Включаем яркий свет и пристально вглядываемся в образ на ткани... Легкий трепет, волнение, благоговейный страх охватывают душу. На льняном полотнище предстает во всем реализме жестоко истерзанный, обнаженный Человек с бородой, усами и ниспадающими к плечам длинными волосами, после принятой Им страшной смерти (На изображении - взрослый, хорошо физически развитый, крепкого, совершенного телосложения Человек. Смерть произошла примерно за два часа до того, как Его положили в плащаницу. Ткань была в контакте с телом не более 2-3 дней (не более 40 часов). Это общее заключение медиков..). Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт, над бровью капля крови. Нос восточной расы, глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Длинные волосы, сплетенные в косичку, усы, короткая борода, раздвоенная посредине. Изображение лица асимметрично. На лице многочисленные повреждения: разбитые брови, порванное правое веко, большая припухлость ниже правого глаза, поврежденный нос, ушиб па правой щеке, травма на левой щеке и на той же стороне подбородка. Господи, как Его мучили!

Полотно совпадает с евангельским повествованием... Издевательства в претории... На правой щеке длинный кровоподтек. Этот удар, по-видимому, был нанесен палкой толщиной около 4,5 см человеком, стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости.

С замиранием сердца вглядываемся пристальней... Удлиненное лицо; глаза, расположенные близко друг к другу; полнота нижней губы... О чем свидетельствуют эти подробности? Говорит Карлтон Кун: «Перед нами человек, принадлежащий к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и бла­городных арабов». Этнографы не ошибаются! Борода и волосы, раз­деленные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос — все показывает: Тот, Кто запечатлен на плащанице, не грек и не римлянин. Незавязанная косичка в волосах «является наиболее поразительной иудейской особенностью». Нужны ли еще доказательства?

Вглядимся пристальнее. Спереди, в области лба, мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Это не рисунок это жестокая реальность. Возложение тернового венца было совсем не благоговейным.

На голове — около 30 подтеков крови из-за проколов, сделанных шипами. Ни нарисовать, ни подделать их нельзя: несколько окровав­ленных следов от проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови. Один из них имеет конфигурацию цифры «3». Шип повредил вену, мышцы лба свело от боли, в результате образовался сложной формы кровоподтек однородной венозной крови. С правой стороны, у корней волос, расположен сгусток, из которого вытекли две струйки крови. Шип задел ответвление височной артерии, и артериальная кровь вытекла в том месте прерывисто, толчками, что дало неравномерность в окрашивании полотна...

Страдания материализуются. Невозможно без сердечной боли смотреть на многочисленные ранки. Боль была ужасной.

Мучители не знали сострадания. Следы на плащанице говорят о том, что терновый венец на голове Жертвы не был в форме венка, а был скручен в виде шапочки, похожей на митру, покрывающей собой всю голову что напоминало атрибут царской власти на востоке. Иконография не знает подобного изображения. Когда легионеры глумились над Ним, от каждого удара по «терновой митре» шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны... Клубок терниев, обвитый повязкой, приносил неисчислимые страдания... (Свидетельство плащаницы о наличии повязки, которой удерживалась на голове вся масса сплетенных в виде шапочки шипов, косвенно подтверждается тростниковым ободком, который почитается в соборе Парижской Богоматери. Но об этом мы расскажем в свое время)

Мучители терзали Страдальца с жестокостью: на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты, грудная клетка чрезмерно расширена. Левая рука лежит на правой, в области запястья боль­шое пятно от раны, ясно видны четыре пальца... Отчетливо проступают бедра с выпуклым рельефом мускулов. Проколы на ногах того же типа, что и на руках. Сзади идеально отпечатались голова и спина, а также область таза. Ноги видны почти до колен, затем — перерыв; различимы икры и снова пропуск под сухожилием Ахиллеса. Ступни наклонены, ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и полностью обнажено...

Закрытый двор претории, низкий столб для бичевания с кольцом для рук. На пыльных плитах грубое веселье жестоких людей — солда­ты хохочут и бранятся. Один тащит ветхий солдатский плащ красно­го цвета, второй — обломок палки, третий наломал терновника и, скрутив жгут из стеблей тростника, изрыгая глумления, загибает ко­лючие прутья. «Радуйся, Царь Иудейский!..»

СЛЕДЫ ИСТЯЗАНИЙ

В начале первого века Иудея являлась провинцией Римской империи и управлялась префектом из сословия всадников. Последний располагался на восточном берегу Средиземного моря в перестроенном Иродом по греческому образцу портовом городе Кесарии. Власть префекта подкреплялась гарнизоном — вспомогательным отрядом из второстепенных конных и пеших подразделений (Одна ала и пять когорт составляют всего около 3 тыс. человек). Солдаты набирались из враждебно настроенных к евреям самарян и си­рийских греков, проживавших в тех краях. Провинции второго ранга не придавалось большого значения; поэтому префект Иудеи находился под надзором легата крупной соседней провинции — Сирии, где для устрашения стояли четыре огромных легиона. Легаты, по положению близкие к консулам, отличались от прокураторов знатным, часто римским происхождением. Однако прокураторы Иудеи поль­зовались полной судебной властью и, как наместники, напрямую отчитывались только императору. При необходимости, например, на праздники, римский комендант прибывал в Иерусалим и располагал­ся в бывшем царском дворце, где стоял небольшой (около тысячи человек) постоянный гарнизон — севастийская когорта. Что побуждало прокуратора к «праздничному» переезду из дружественной Кесарии во враждебный Иерусалим? Реальная опасность. Как пишет Иосиф Флавий, «у иудеев волнения вспыхивали большею частью во время праздников» (Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск, 1991, кн.1, гл. 4, 3, с. 44. Годы жизни Иосифа бен Маттафия (Иосифа Флавия) - 37-100 гг. н. э). Справедливости ради заметим, что бунты вспыхи­вали не только по причине общей ненависти к оккупантам.

Областные губернаторы не отличались порядочностью и бескорыстием: насилия со стороны префектов Иудеи были таким же частым явлением, как в других провинциях. Сирийцы и иудеи жаловались Тиберию на тяжесть податей, произвол и злоупотребления властью; но особенно большое количество правонарушений выпало на десятилетнее правление Понтия Пилата (Теодор Момзен. История Рима, т. V: Провинции от Цезаря до Диоклетиана, М., 1995, с. 374-377). Назначенный на должность в 26 г. н. э. по протекции всесильного фаворита императора Тиберия и командующего преторианскими когортами Рима Сеяна, Пилат после измены и казни своего покровителя в 31 г н. э. с позором покинул Иудею, получив отставку в 36 г.

Современник Пилата Филон (Филон Александрийский жил с 20 г. до н. по 40 г. н. э), знатный александрийский еврей, ученый и философ, пишет о нем так: «Однажды иудеи стали убеждать его добрыми словами, но свирепый и упрямый Пилат не обратил на это никакого внимания; тогда те воскликнули: "...Воля Тиберия клонится к тому, чтобы наши законы пользовались уважением. Если же ты, быть может, имеешь другой эдикт или новую инструкцию, то по­кажи их нам, и мы немедленно отправим депутацию в Рим". Эти сло­ва только больше раздразнили его, ибо он боялся, что посольство раскроет в Риме все его преступления, его продажность и хищничество, разорение целых фамилий, все низости, зачинщиком которых он был, казнь множества людей, не подвергнутых даже никакому су­ду, и другие ужасы, превосходившие всякие пределы» (Legatio ad Cajum,38. Цит. По примеч. К изд.: Иосиф Флавий. Иудейская война, с.478.)

Безобразных примеров было множество. Как ловкий политик, Тиберий за 23-летнее царствование считался со всеми священными обычаями покоренных народов. Солдатам римской армии, которые несли службу в Иерусалиме, было приказано оставлять в Кесарии боевые зна­ки римских войск — скульптуру орла и изображение под ним императора. Вопреки настойчивым просьбам ревнителей благочестия, Пилат ввел войска на зимние квартиры в Иерусалим. Солдаты внесли в город воинские эмблемы с портретными бюстами императора. Иудеи пришли в страшное волнение, усматривая нарушение закона, потому что их вера воспрещала установку любых изображений в святом городе. Видя поругание со стороны наместника, иудеи в огромном количестве пришли в Кесарию. Свирепый Пилат объявил, что прикажет изрубить всех, если евреи не примут императорских изображений, и дал знак солдатам обнажить мечи. Людские толпы пали ниц в амфитеатре Кесарии, готовые погибнуть под ударами воинов, но не отступить. Пораженный религиозным подвигом, Пилат велел немедленно, удалить статуи из Иерусали­ма (Иосиф Флавий. Иудейская война, кн. 2, гл. 9, 2-3, с.15). Когда тот же наместник посвятил императору щиты в царском дворце Иерусалима, чем озлобил ревнителей закона, Тиберий приказал «новые украшения» снять и повесить в храме Августа Кесарии. Однако упрямый Пилат, пытаясь «неумеренным рвением» прикрыть чинимые им преступления и хищничество, оскорблял религиозные чувства даже «заботой об общем благе»...

У покоренных народов невысоко ценили человеческую жизнь, а гуманностью и человеколюбием севастийский гарнизон не отличался. Использование Пилатом храмовых средств, предназначенных исключительно для жертвоприношений, на постройку акведука для водопровода закончилось безобразным побоищем. «...Пилат, уведомленный заранее о готовившемся народном стечении, вооружил своих солдат, переодел их в штатское платье и приказал им, смешавшись в толпе, бить крикунов кнутами, не пуская, впрочем, в ход оружия... Много иудеев пало мертвыми под их ударами, а многие были растоптаны в смятении своими же соотечественниками. Паника, наведенная участью убитых, заставила народ усмириться» (Иосиф Флавий. Иудейская война, кн. 2, гл. 9,4, с. 157)

Бесчинства, чинимые прокуратором, заставляли последнего особенно усердно выслуживаться перед центральной администрацией: в его глазах только «божественный Тиберий» являлся властелином. По­явление перед таким префектом «Царя Иудейского», оклеветанного синедрионом, не могло разрешиться прощением... Как пишет спустя 87 лет Корнелий Тацит (Анналы, кн. 15,44), «...казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат»... Если бы наместник знал, Кто перед ним!

Страшное изуверство перед распятием производилось с таким варварством, что получило название «близкая смерть». Как пишет Марк Туллий Цицерон — римский юрист оратор и политический деятель I века до н. э.: «Бичеваниям подвергались у римлян рабы (свободные наказывались розгами), обыкновенно осужденные на смерть, нагие, привязанные к столбу, перед тем, как отводились на крест» (Flagellis caedebantur apud Romanos servi (Hberi virgis) et fere capite damnati. nudi et ad columnan adstricti, antequam in crucem agerentur.Cicero, Verr. V, 66). Даже спустя две тысячи лет невозможно смотреть на раны без содрогания. Мы становимся свидетелями ужасающего истязания: Туринская плащаница заговорила вновь. Безвинный Страдалец испещрен многочисленными повреждениями, сделанными кнутами с тяжелыми гирьками или шариками на концах. В центре удара раны темнее, здесь травмы глубже и крови больше. По краям пятна светлее: там долго текла сукровица, потому что раны раздражались одеждой и медленно сохли, Страшными разрывами усыпана вся спина, поясница и ниже... Его тело усеяно многочисленными следами жестокого бичевания — 98 ударов плетью! Избивали с большой силой от плеч до ног, за исключением зоны сердца, потому что удары в той области могут быть смертельны. Бичи, которыми пользовались для поругания, назывались «флагрум», по-латыни «flagrum taxillatum» — язвящая плеть, «бич, наводящий ужас» (Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medica, Mimep. Pessano (Mi), 1978, p 25). Они делались из двух-трех ремней или из одного ремня затвердевшей кожи с металлическими гирями на концах. На плащанице проступают следы 59 ударов бича с тремя концами, 18 — с двумя концами и 21 — с одним концом. При ближайшем рассмотрении следы ударов имеют вид «за­крытых колокольчиков» — каждый ушиб с рваной раной приблизительно 3,7 см в длину. Подобные кровоподтеки причинили бы древнейшие бичи, найденные при раскопках Геркуланума, погребенного под массой лавы, выброшенной Везувием в 79 г. н. э. Эти плети имеют на концах два свинцовых шарика, и кожа между ними получала контузии, подобные найденным в отпечатках на плащанице (С изумлением признаем, что раны на теле, потоки и пятна крови анатомически безупречны. Свидетельство тому - многочисленные отзывы профессионалов. Например, судебный эксперт Баклин пишет, что «каждая рана была нанесена самым настоящим образом и соответствует тому типу орудия, которым ее наносили. Каждая рана кровоточила так, как это обычно бывает при таком ранении. Потоки крови истекали в полном соответствии с законами гравитации. -Bucklin, Robert. The medical aspects of the crucifixion of Christ. Sindon, December, 1961. p. 5. Прочие аналитики подтверждают: пятна крови совершенно натуральные. Примечательно, что по краям каждого сгустка свернувшейся крови сконцентрированы красные частицы, а внутри них расположены крошечные области сукровицы (serum).

Нам дороги все подробности, все детали, страшные обстоятельства бичевания... Многочисленные раны на спине разделяются на две категории: одни отметились наискось и сверху вниз, углом слева направо, причиняемые истязателем, стоящим слева. Другие нанесены в обратном направлении палачом, стоящим справа и позади Осужденного. На предплечье раны особенно выразительны, потому что лежат горизонтально на руках, скрещенных спереди... Его понудили согнуться и продели кисти в кольцо... Это то положение, при котором маленькие и тяжелые гирьки падали на руки, привязанные по римскому обыкно­вению к низкому столбу...

Перед глазами встает картина зверского преступления. Полуобнаженные, потные мучители подобны хищным зверям, раздирающим жертву. Свист ремней, глухие удары, брызги драгоценной крови... Осужденного избивают два палача, один из которых ниже ростом, чем другой. Оба стоят сначала позади, потом впереди Жертвы и орудуют бичами круговым движением с плеча... Пока истязатели меняют одни плети на другие, «Царя Иудейского» обливают водой, а затем продолжают терзать. Нет жалости, нет сострадания...

Проходит немного времени, и вот три человека, связанные в «караван» двумя общими длинными веревками, в изнеможении бредут по пыльной улице, сопровождаемые конвоем. Их руки плотно стянуты к брусьям, которые каждый несет на плечах. Двое - матерые разбойники, «зилоты-мстители», один — невинный Страдалец, искупительная жертва за все преступления человечества (Судя по особенностям отпечатков ступней, Барбе весьма обоснованно полагает, что Распятый привык ходить лишь босиком или в сандалиях: большой палец, с широким длинным овалом, поднимается высоко над другими, и пальцы свободно отстают друг от друга. Откуда следует такой вывод? Обыкновенные сандалии делали из куска кожи с шеи верблюда. Деревянные носили чаще всего в Аравии, Иудее и Египте. В любом случае они прикреплялись к ступне двумя ремнями, один из которых проходил между большим и вторым пальцами, а другой вокруг пятки и над подъемом ноги. От долгого хождения в таких сандалиях пальцы привыкали к определенному положению, на которое их побуждал первый ремень, что находит полное подтверждение в изображении ступней на Турин­ском полотне. - Barbet, Р. 1954. The Passion of Our Lord jesus Christ. Clonmore and Reynolds, London, p. 109).

Сильный свет падает на дорогое полотно. Мы бережно прикасаемся к драгоценной святыне... Прошло две тысячи лет, но на изображении еще видна широкая отметина от тяжелой перекладины, несомой на правом плече к месту казни. Такое же дважды пораненное место имеется в нижней части левой лопатки. На обоих коленях ушибы, а на левой коленной чашечке порез от повторных падений... Эти ранения связаны между собой. Когда Тот, Кто изнемогал под тяжелой балкой, спотыкался и падал на колено, тогда перекладина сильно травмировала нижнюю часть левой лопатки.

На казнь Он шел босым: в области правой пятки полотно впитало много следов земли и пыли. Страдалец падал плашмя и не мог помочь Себе руками, привязанными к балке: на кончике носа, на колене — тот же тип пыли, что и на пятке (S. Pellicori - М. S. Evans. The Shroud of Turin through the microscope. -Archaeology, vol. 34, n. 1, gennaio-febbraio 1981, pp. 34-43). Осужденный шел босым по Палестине. Образцы из отпечатка в области ступни содержат арагонит с примесью железа и стронция. Такое вещество встречается редко, но его находят в выборках почвы из Иерусалима (J.A. Kohlbeck - E. L. Nitowski. New evidence may explain image on Shroud of Turin. - Biblical Archaeology Review, vol. 12, n. 4, luglio-agosto 1986, pp. 23-24).

Невинный Страдалец упал, и тяжелая балка плотно прижала голову к пыльному камню. Улюлюканье озлобленной толпы... Профессор Марастони обнаружил на изображении с полотна плащаницы в области лица «зеркальное отражение» отпечатков символов — предполо­жительно, фрагменты букв древнееврейского и латинского алфавита.

Жара, жажда, кровоточат бесчисленные раны от плетей... Беснование озверевших горожан... При шествии с поперечной перекладиной креста к месту распятия Страдалец несет на груди дощечку со свежей надписью. Падая ниц с привязанными к перекладине руками, Он ударяется правой щекой о край мгновенно провисшей и подлетевшей кверху дощечки, а свежая краска с букв попадает на лицо. Его поднимают и ведут дальше, но некому смыть отпечаток (Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medica, Mimep. Pessano(Mi), 1978, p. 37-38).

Небольшой гористый холм неподалеку от городских ворот. Во­оруженные часовые удерживают вопящую толпу обезумевших людей в почтительном отдалении. Исполнители приговора наклонились к лежащим навзничь и что есть силы колотят молотками. Профосы старались усердно. На левой руке рана и большой сгусток крови, оба за­пястья темные, потому что обильно орошены кровью от сквозных пробоин (Рана от гвоздя видна только на левой руке, покрывающей правую. Правой ладони не видно, потому что на ней лежала левая).Дальнейшее приводит к неожиданному совпадению. После просвечивания ткани плащаницы со стороны изнанки в центре кровавого пятна обнаружен квадратный след чуть меньше 1 на 1 см. Отпечаток раны соответствует размерам 15-сантиметрового, квадратного в сечении кованого гвоздя со стороной 9 мм, хранящегося в церкви Святого Креста и подаренного равноапостольной царицей Еленой после того, как в 326 г. ею был обретен крест Господень...

Сквозь мглу столетий мы видим с кристальной ясностью... Кровь из ран текла с рук по направлению к локтям. Два прокола в ступнях. Их очертания четкие, потому что кровь запеклась задолго до соприкосновения с тканью, но в одном месте края кровавого пятна зубчатые, так как жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее и на том месте следы ярче. Это пятно размыто сукровицей, которая вытек­ла из раны при снятии тела: обсохшая рана была потревожена осво­бождением от гвоздя...

Истязание и казнь были на редкость мучительны Мы словно воочию видим окровавленные раны на руках и ногах Спасителя. Однако совершенно непривычно то, что на плащанице руки пробиты не посредине ладоней, как это традиционно изображается, а выше..(Barbet, Pierre. A Doctor at Calvary. New York: Image, 1963. Pp. 102-120).Палачи исходили из прагматических соображений: жертва должна крепко и надежно висеть на перекладине креста. Они занимались привычным исполнением приговора, но сейчас, по прошествии двух тысячелетий, трудно определить местоположение отверстий... Дело в том, что на отпечатках пробитая рука видна лишь с тыльной стороны, с той, где гвоздь из нее выходил!

Мы не можем спросить об этом истязателей, но французский хирург Барбе, проводя опыты с недавно ампутированными руками, убедительно продемонстрировал: гвоздь, вбитый в области прохода «дестот» (destot) между костями запястья, позволяет длительное время удерживать на кресте вес тела, соответствующий руке по анатомическим данным. В противном случае при пробивании середины ладони гвоздь разрывает ее, и тело срывается... Есть и еще несомненное доказательство. Оказываясь в запястье, гвоздь задевает серединный нерв, а большой палец самопроизвольно подгибается. Подобное мы наблюдаем на плащанице, ясно видя на скрещенных руках только четыре пальца. Большой прижат к ладони, что, возможно, является следствием повреждения проходящего через запястье центрального нерва.

Профессор Зугибе считает, что гвоздь вколачивали наклонно в основание ладони, но не посредине, а значительно ниже, в том месте, где при сгибании вовнутрь большого пальца ближе к запястью образуется складка на коже. Проходя наклонно под большим пальцем, острие выходило из руки в области запястья, а затем вонзалось в деревянную перекладину креста. Эта область верхней части ладони легко выдерживает вес распятого. Согласно профессору Зугибе, отсутствие на отпечатках больших пальцев рук объясняется их естественным подгибанием за счет травмы (Frederick Т. Zugibe. Pierre Barbet Revisited, Sindon N. S., Quad, No. 8, December 1995, p. 10).

Три грубо изготовленных креста, озлобленные и уставшие часовые... Те из толпы, кто умеет читать, издеваются по поводу надписи над центральным распятием... Сквозь толщу веков мы взираем на страшное зрелище. Кровь из ран от гвоздей течет вниз по предплечьям. Отдельные потоки крови, истекающие с области левого запястья, прерываются и поворачивают на различных расстояниях по длине руки с углами 55—65 градусов к оси предплечья... Почему так? Пьер Барбе считал, что Распятый, чтобы дышать, подтягивался то на одной, то на другой пробитой руке. При этом предплечье поворачивалось относительно свежей раны, причиняя нестерпимые муки (В области запястья имеется характерный, квадратного сечения прокол, из которого по рукам стекали под различными углами ручейки крови. Анализ тех углов, под которыми кровь стекала из ран в области запястья, согласно Барбе, говорит о том, что руки должны были находиться поднятыми вверх и в стороны примерно под углом 65 градусов относительно горизонтали).

Всмотримся внимательнее. На плащанице имеются два изображения. Одно из них — отпечаток правой ступни почти в полный след с оттиском пятки и пальцев ног, в центре которого находится квадратная рана от гвоздя со следами крови. Отпечаток же левой ноги слабо различим, а ее пятка приподнята выше правой. Предполагают, что правая ступня непосредственно опиралась на столб креста, левая нога была согнута в колене, а ее ступня повернута так, чтобы опираться на верхнюю часть правой стопы... Мы снова стоим у распятия вместе с охраной, пьющей на сильной жаре вино с водой. Один из солдат вытаскивает из связки палку сухого морского бамбука, насаживает на конец морскую губку и окунает ее в кувшин. На каменистую, сухую почву капает драгоценная влага... Милосердие палача, поднявшего к губам Страдальца живительное питие...

Он стоит близ Его ног... В центре правой, плотно прижатой к бревну стопы заколочен квадратный гвоздь с большой шляпкой. Второй гвоздь пронзает повернутую левую ступню, прижимая ее пальцы к правой...

Лютые мучения! Поверх травм от бича находится широкая отметина от ушибов затылка о плоскую поверхность... Мы вновь стоим у мягкого золотистого полотна. Лучи света снопами падают на ворсистые волокна, обнажая беспощадную картину двухтысячелетней давности. В области плеч, справа и слева, видны повреждения от трения поверхности кожи по балке, брусу или перекладине. Перед нами свидетельство тяжких мучений. В то время когда Истязаемый, опираясь на гвозди, распрямлял согнутые ноги и подтягивался то на одной, то на другой руке. Он ударялся затылком в место пересечения перекла­дин…(Медицина утверждает, что положение чрезмерно расширенной грудной клетки и положение мускулов бедра не противоречат медленной смерти через распятие, при которой жертва должна опираться на пробитые ноги и приподниматься, чтобы сделать каждый вздох. Выдвигались две теории смерти на кресте: удушье из-за судорог мышц и как следствие - неспособность приподняться, чтобы вздохнуть (Хайнек, Барбе и Баклин); или остановка сердца из-за резкого снижения кровяного давления (Меддер и Уиллис). Оба предположения имеют множество точек соприкосновения с отпечатками на Туринской плащанице. - Hynek R. W. 1936. Science and the Holy Shroud. Chicago: Benedictine. Barbet, Pierre. 1963. A Doctor at Calvary. New York: Image. Bucklin Robert. 1970. The legal and medical aspects of the trial and death of Christ. - Medicine, Science, and the Law 10:14-26. Moedder Hermann. 1949. Die Todesursache bei der Kreiizigung. Stimmen der Zeit 144:50-59- См. работу: Wilson Ian. 1978. The Turin Shroud. Middlesex: Penguin). Обильные ручейки пота, нестерпимая жажда, пронизывающая боль, судороги в мышцах— но на Лике печать вечности и всепрощения; «Отче! прости им, ибо не знают, что делают».

День клонится к вечеру, но все испуганы неожиданной тьмой и сиянием звезд среди дня. Мертвое тело со склоненной головой неподвижно обвисло на гвоздях. Два других подают слабые признаки жизни, но, выполняя приказ, палачи грубо переламывают голени, и приговоренные бьются в последней агонии. Один из солдат берет в руку копье, с решительным видом направляется к центральному кресту:.. Резкий удар... Наше скорбное повествование получает новые подробности. Ясно видно различие между пятнами крови, вытекшей из ран живого Страдальца, - например, на лбу, где отпечаталось ее извили­стое течение, — и кровью из бока, истекшей струей после Его кончины(Кровь, вытекшая после смерти при снятии с креста и выдергивании гвоз­дей, истекла с выделением сукровицы).

Чем дальше, тем более торжественным и страшным становится наше повествование. С правой стороны, между пятым и шестым ребрами, па теле есть овальный прокол размером приблизительно 4,5 на 1,5 см, причиненный острым колющим предметом. Из обширной раны кровь текла вниз, а затем обратно - это свершилось при укладывании тела в горизонтальном положении...

Все авторитетные ученые согласны с тем, что рану нанесли после смерти. Они исходят из того обстоятельства, что вытекло небольшое количество вязкой, свертывающейся крови и произошло отделение сгустков крови от сукровицы. Обращает на себя внимание и следующее обстоятельство. Сгустки крови смешаны с потоком околосердечной воды из перикардия  (Judica-Cordiglia, G. 1961. La Sindone. Padua: Lice; и; Barbet, Pierre. 1963. A Doctor at Calvary. New York: Image). Однако в перикардии жидкости слишком мало — 20—30 кубических сантиметров. Поэтому появление «истекшей воды» может быть связано с бичеванием и повреждениями груди. За счет жестоких травм и последующего страдания на кресте в плевральной области скопилось значительное количество крови. Она разделилась на составляющие, и тяжелые фракции опустились вниз. При прободении копьем обе жидкости должны были истечь. Кровь и вода — густая фракция крови, а затем легкая…

Как ни удивительно, но свидетельство плащаницы о стороне тела, в которую римские воины обычно наносили удар копьем, совершенно верно. В комментариях Юлия Цезаря слова «открытая сторона» всегда означают правую сторону тела как сторону не защищенную щитом. Легионеры специально тренировались наносить смертельные ранения в сердце именно с этой стороны, где оно оставалось без прикрытия. (Струя крови от ранения копьем, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание, она дала ясный отпечаток на плащанице. Подробное исследование этой области показывает различие в интенсивности окраски пятна из-за присутствия двух типов жидкостей. Кровь текла вниз без разбрызгивания, как если бы она истекала из артерии живого человека).

Глубоко задумаемся: Того, Чье тело отпечаталось на ткани плащаницы, осудили на смерть, подвергли жесточайшему бичеванию, и приговор был приведен в исполнение с помощью креста. После смерти Распятого Ему нанесли удар копьем, сняли и погребли в большом полотне — плащанице, которую ныне называют Туринской. Этот способ умерщвления можно классифицировать как убийство по приговору суда. Напоминаем: Вы узнали вывод ученых. Он намного детальнее отчета префекта Иудеи Понтия Пилата императору Римской империи Тиберию по поводу изреченного им вердикта.

РАБСКАЯ КАЗНЬ

С возвышенной, устланной мрамором и другими разноцветными камнями площадки перед судебной палатой (praetorium) в башне Ан­тония близ храмовой площади префект отдал приказ. Обычная форма приговора судьи в лавровом венке была циничной и краткой: «Ibis ad crucem!» — «иди на крест!» У римлян распятие именовалось «servile supplicium» — рабская казнь. В провинциях к такой мучительной смерти приговаривали за убийство, разбой, лжесвидетельство и государственную измену. Оклеветанный в посягательстве на права цезаря Царь Иудейский, не имевший прав римского гражданина, подлежал крестной казни...

Hie est Jesus Rex judaeorum — сей есть Иисус, царь Иудейский... Чуть менее трехсот лет спустя, в 326 г н. э., мать императора Константина (Константин Великий: 274-337 гг. н. э)царица Елена в сопровождении войск прибыла к Иерусалиму с намерением отыскать место гроба Господня. По преданию, записанному у Григория Турского, когда порфироносная особа обратилась к евреям, проживавшим в городе, за помощью, они отказали, ссылаясь на неосведомленность. После препирательств иудеи указали на старого Иуду, который привел царицу к тому месту, где на холме из земли, мусора и камней стоял языческий портик, сооруженный во время правления императора Элия Адриана (117—138 гг.). Здание разрушили, холм срыли... В маленькой пещерке вблизи Лобного места счастливые христиане обрели фрагменты трех крестов, дощечку с надписью на трех языках — «titulus», а невдалеке — высеченный в скале гроб Господень (На месте обретения святого Креста и гроба Господня по воле императора воздвигли церковь Воскресения, освящение которой состоялось 13 сентября 335 г. н. э. - Проф. Н. Маккавейский. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа, Киев, 1891. Приводится по сборнику «Крест Господень» составитель Еле­на Помельцова. Паломник, М., 1998, с. 36-39).

...Ревет гидравлическая труба, возвещая всему Иерусалиму о приближении субботнего покоя. Еще час, и всякий труд возбраняется. В небольшом саду у холма распятия два хорошо одетых еврея вместе со слугами спешно заканчивают похороны... Но почему, спросите Вы, в I в. балки крестов, копье, «titulus», гвозди погребли вместе с распятыми? По предписанию древних законоучителей, «камень, которым кто-нибудь был убит, дерево, на котором кто-либо был повешен, меч, которым кто-нибудь был обезглавлен, и веревка, которою кто-нибудь был задушен, должны быть погребены вместе с казненными» (Проф. H. Маккавейский. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. Цит. по: Крест Господень, с. 32-33). Если бы палестинские иудеи не вы­полнили эту традицию, то спустя триста лет равноапостольная царица Елена не смогла обрести великую христианскую святыню...

Сейчас археологи освобождают свои находки от каждой песчинки, пуще глаза берегут хрупкие и деревянные предметы. Древность не знала такой неприкосновенности: сразу по обретении в IV столетии древо Креста Господня раздробили на множество частей. Одну часть царица Елена оставила при иерусалимской базилике Св. Гроба, другую положила в константинопольской церкви Св. Креста, а третью передала своему порфироносному сыну — Константину Великому(В последующие годы древо крестное продолжали дробить на маленькие частички и раздавать как святыню. Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский конца IV века, пишет, что многие, как мужи, так и жены, получив малую частицу этого древа и обложив ее златом, вешают на свою шею. - Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 1. Спустя всего двадцать лет после обретения Креста св. Кирилл Иерусалимский свидетельствует: в Иерусалиме к 347-348 гг. н. э. находился лишь фрагмент святыни, а прочие части обретались по разным местам. Он истинно распят за грехи наши. Если бы ты захотел отвергнуть сие, то видимое место обличило бы тебя, сия блаженная Голгофа, на которой собрались мы теперь ради Распятого на ней; да и вся вселенная имеет уже части древа крестного. — Святитель Кирилл архиепископ Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные. М., 1991, с. 47. Поучение 4, раздел 10)

Благословенное время! Все желающие могли благоговейно поклониться святыне. «На Голгофе, — говорится при описании иерусалимской службы IV века на Великую пятницу, — за Крестом, т. е, за храмом в честь Святого Креста (еще до шестого часа утра) по­ставляется епископу кафедра. На эту кафедру садится епископ, ставится перед ним стол, покрытый платком, кругом стола стоят диаконы, и приносится серебряный позолоченный ковчег, в котором находится святое древо Креста; открывается и вынимается; кладется на стол, как древо Креста, так и дощечка «titulus» (Эта традиция продолжалась несколько веков. Еще к началу IX века в числе клира храма Воскресения были два пресвитера-стража, которые охраняли древо Креста и сударий-плащаницу. - Проф. Н. Маккавейский. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. Цит. по: Крест Господень, с. 40).

Прошли сотни лет; войны, пожары, вандализм... Многие бесценные сокровища канули в лету, однако до сего дня в разных монастырях и храмах бережно хранят небольшие частички креста Господня из оливкового дерева. Более того, в римской базилике Святого Креста возлежат гвоздь от распятия и фрагмент доски «titulus», которая, как полагают, была на кресте Спасителя. Обломок этой святыни, показываемый в Риме, имеет вид куска деревянной дощечки примерно 18 см вышины и 33 длины (Реконструкция деревянной дощечки позволяет установить ее первоначаль­ные размеры: 30 см высота, 80 см длина. - Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medica. Mimep. Pessano (Mi), 1978, p. 37). От надписи сохранилась самая незначи­тельная часть; буквы красные по белому полю. В Латеранском соборе сохраняется губка, в ватиканской базилике — копье, — согласно преданию, те самые, которые обрела равноапостольная Елена (О церковной живописи. Сборник статей. - СПб., 1998, с. 191-192). Сколько бесценных реликвий!

Попробуем взглянуть сквозь века: как выглядел крест, из какого дерева Он был сделан? Какие письмена мы прочтем в древних рукописях? История обретения креста Господня передается ближайшими по времени церковными историками V века — Сократом Константинопольским, Эрмием Созоменом, пресвитером Руфином и Фсодоритом, епископом Кирским. Они ничего не говорят о внешнем виде и форме креста, сообщая только, что он был деревянный, причем Руфин называет его «patibulum». По свидетельству историков, крест Христов ничем не отличался от двух других, и только чудесное испытание (Евсевий Кесарийский. О жизни Константина. Кн. III, гл. 30), предложенное Иерусалимским Пат­риархом Макарием, решило вопрос Его подлинности (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб., (по изданию 1917г.)1995,с.222).Древние рукописи скупы на слова. Нам неизвестны первоначальные размеры орудия казни, но можно считать, что крест имел обычные, приня­тые к первому веку размеры и внешний вид (Отчасти мы можем определить ширину креста у основания по описанию паломника 1104-1107 гг.: Место распятия находится к востоку... на высоком камне, выше древка копья. Камень этот... кругл, как небольшая горка. Посреди... камня на самом верху высечена скважина круглая, локоть вглубь, а в ширину менее пя­ди (20-22 см). Здесь был сооружен крест. — Путешествия в Святую Землю: записки русских паломников и путешественников XII - XIX вв. М., приложение к журналу Лепта, 1995, с. 15.) К сожалению, труды древних едва приоткрыли спрятанное во тьме веков. Наши сведения ограничены, но, возможно, материалом для вертикального столба или бруса (шириной примерно в 20 см) послужило распространенное на востоке оливковое дерево... (Печально, но в наш век части крестного древа поступают в продажу. Недавно на аукционе в Париже была выставлена частица Голгофского креста; официальные документы Иерусалимской патриархии и Ватикана подтверждают, что речь идет о подлинном фрагменте. Анонимная покупательница заплатила 100 тысяч франков... Под номером 322 на торги была выставлена... христианская реликвия — небольшой медальон размером с пятикопеечную монету, с двумя кусочками оливкового дерева, сложенными в форме креста... История реликвии такова: в 1856 году Патриарх Иерусалимский подарил жене Э. Тувенеля, министра иностранных дел при дворе Наполеона III, эту святыню. К святыне прилагался Медиальный сертификат, выданный Ватиканом и удостоверяющий ее подлинность. - См. номера газеты Труд от 14 мая и 10 июня 1993 г).

     Вернемся к туринскому кафедральному собору и вновь коснемся потрясающего полотна. Недавно Леонсио Гарса Вальдес сделал открытие. Он обнаружил на пятнах крови затылочной области оттиски древесины — отпечаток разновидности дуба (British Society for the Turin Shroud. Newsletter. Issue no. 49- June 1999, p. 43). Наберитесь мужества! Та страшная перекладина, «patibulum», оставила на плечах Казненного обширные травмы — 9 на 10 см (Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medica, Mimep. Pessano (Mi), W8, p. 39). Их есть с чем сравнить. Во времена царицы Елены раскопали три креста...

Сопоставление вспыхивает, как молния. В Риме, внутри базилики Святого Креста хранится «патибуллум», который предание относит к «благоразумному разбойнику» — кусок древнего бруса 13 на 13 см. Повреждения, которые можно обрести при несении такой перекладины, вполне соответствуют травмам на правом плече и левой лопатке образа с Туринского полотна (G. Ricci. L'Uomo delta Sindone и Geso, diamo le prove. Ed. Carroccio, Vigodarzere (PD) 1989) Вновь глубокое сходство, мы же знаем, что три креста одинаковы.

Еще раз осмотрим Туринскую плащаницу... Тело испещрено истязанием бичами; на правом плече видна широкая отметина от тяжелой дубовой балки, которую Страдалец нес к месту казни. Он изнемогал и падал. Тяжелая перекладина наносила свежие поврежде­ния — две раны в нижней части левой лопатки. По той же причине на обоих коленях — ушибы, а на левой коленной чашечке — порез. В руках и ногах квадратные отверстия. Поверх рваных ран, сделанных плетью — широкая отметина от давления на затылок ровной поверхности скрещивания перекладин. В области плеч справа и слева — грубые повреждения от трения кожи по балке или брусу. Перед нами доказательство тяжких мучений Распятого на кресте...

Мы приблизились к потрясающему выводу. Хотя плащаница хранит молчание о древе столба, но поперечная балка, которую нес Страдалец, была дубовой, а нанесенные повреждения свидетельствуют, что она была тяжелой. Рана на левой руке соответствует по размерам гвоздю, обретенному царицей Еленой. Травмы от плетей соответствуют бичам, применяемым в эпоху античности. Для распятия употребили два неравной длины, пересекающихся между собой деревян­ных бруса с плохо обработанной плоской шероховатой поверхнос­тью. Как молния вспыхивает догадка: а что если...

Перелистав трепетной рукой несколько страниц святого Евангелия, глубоко задумаемся. Простые, но вместе с тем неизмеримой глубины строки Священного Писания повествуют о вечности и безграничном прощении. Как долго пренебрегали мы этой книгой Жизни! Как долго мы спали сном забвения! Душе моя, душе моя, восстани! Что спиши...

КРЕСТ  ВБИТЫЙ - ИЛИ CAPITATA

Снова обратимся к истории. Попытаемся узнать «тонкости» лютой казни, чтобы сравнить их со свидетельством Туринского полотна. Нам хочется стать очевидцами событий, которые на заре нашей эры изменили существование всего человечества и меняют его до сих пор. Нам хочется войти в невечерний день. Рухнули врата вечные — Свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Нам хочется соприкоснуть­ся с Жизнью, но вначале придется посмотреть в глаза смерти...

Первое обстоятельство: в Палестине I века бичевание и распятие были связаны воедино. Иосиф бен Маттафий, известный как Иосиф Флавий, в 79 г. н. э. пишет о событиях, послуживших поводом для начала иудейской войны. С 64 по 66 гг. н. э. Иудеей управлял префект Гессий Флор. Он получил назначение на должность по протекции же­ны императора Нерона (54—68 гг. н. э.), жестокой и развратной Поп-пеи Сабины, с которой супруга Флора — Клеопатра была в дружеских отношениях, и потому, чувствуя безнаказанность, вел себя неоправ­данно жестоко.

На двенадцатом году владычества Нерона, в месяце артемизии (май 66 г. н. э.) «Флор переночевал в царском дворце, а на следующий день приказал поставить перед дворцом судейское кресло, на которое он взошел. Первосвященники и другие высокопоставленные лица, равно как и вся знать города, предстали перед этим судилищем. Флор потребовал тогда от них выдачи тех, которые его оскорбляли, присовокупив угрозу, что в случае отказа они сами поплатятся за виновных. Они же, напротив, указывали на мирное настроение народа и проси­ли его простить тех, которые грешили своими речами... Этот ответ только увеличил его гнев; он громко отдал приказ войску разграбить так называемый верхний рынок... Многих спокойных граждан они схватили живыми и притащили к Флору, который велел их прежде бичевать, а затем распять» (Иосиф Флавий. Иудейская война, кн. II, гл. 14, 8-9, с. 172—173). Это полностью соответствует беззакониям наместников первого столетия. Кроме погрязшего в пороках «божественного императора», над префектами не было никакой власти. Суд превращается в фарс, законы писаны лишь для запугивания беззащитных. Сначала бичевать, потом распять.

Повествование травмирует душу, но необходимо знать формы «рабской казни». В тиши величественного зала с толстым фолиантом в руках трудно представить ужас, испытываемый древними перед та­ким «повешением». Заглянем в анналы истории... Дерево, из которого делали балки креста, называли приносящим несчастье, зловещим (arbor infelix). В наибольшем употреблении у римлян были «crux comissa» — крест связанный, и «crux immissa» — крест вбитый. Крест связанный или patibulata — одна из самых древнейших форм креста — трехконечный, состоящий из двух брусьев, из которых поперечный накладывается сверху на продольный, укрепленный вертикально, так что они напоминают греческую букву «тау» или латинскую «Т». Эта форма креста вместе с древесным столбом, имеющем раздвоение в виде вилки — furca, была в употреблении еще у древних египтян, финикийцев и греков. Крест вбитый, или capitata — четырехконечный, был сделан так, что верхушка продольной балки несколько вы­давалась над поперечной. Посредине вертикальной балки приделывался небольшой брус или кол. Этим объясняются выражения: «acuta cruce sedere» — сидеть на остром кресте, и «cruce inequitare» — воссесть на крест (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб., (по изданию 1917 г.), 1995, с. 220-221). Каждая часть креста имела свое название: вертикальная часть — stipes (ствол), а поперечина - patibulum (виселица). Обычно доска с именем осужденного, реже с добавлением причины смертного приговора, прибивалась к вертикальному столбу одновременно с пригвождением ног (Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medlca. Mimep. Pessano (Mi), 1978, р 60). Сухой отчет историков, но сколько за ним стоит страданий и мук!

И наконец примем во внимание несмываемый позор рабской казни... Античный мир не был гуманен по отношению к рабам и мало разборчив в средствах истребления неприятеля. По понятию древних, раб и противник на поле боя — полностью бесправные личности, однако и для них право погребения признавалось священным законом. У греков, а затем и римлян лишение погребения считалось ве­личайшим наказанием. Потому так страшна была казнь через повешение и распятие, что она оставляла осужденного в этом позорном положении до тех пор, пока останки не сгнивали и не разрушались, становясь добычей птиц и животных (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике, с. 315-316). Однако при определенном за­ступничестве можно было нарушить это правило: уж больно священ­ным почитался римлянами обычай похорон.

Поставив толстые фолианты на пыльные полки, оставим стены библиотеки. Войдя в древний собор, склонимся над тканью из Турина... Увиденное повергает в трепет.

Первое: наличие изображения на полотне — лучшее свидетельст­во, что Распятого по смерти дозволили снять. Второе: погребавшие употребили очень дорогой — льняной — материал. Эти два соображения красноречивы: похороны совершали богатые и влиятельные люди. Многочисленные рваные раны свидетельствуют, что распятию предшествовало бичевание. Традиции I в. и евангельское повествование в точности соответствуют образу на плащанице... Неясна лишь форма «рабской казни». Как распяли Христа, как Он нес крест?

Большинство икон и картин изображает Страдальца, несущего крест целиком, причем поддерживающего его одним плечом. Но как полагает Роберт Баклин, если делать крест по рисункам, выйдет чрезвычайно тяжелая конструкция — около 136 кг. Как нести такой вес 550 метров, идя дорогой, которая получила название скорбный путь — via dolorossa? Но думают ли о том художники? Для них гораздо важнее эстетическое восприятие, некий трагизм, чем реальные возможности. Отпечатки на плащанице не совпадают с традицией живописи, и тем лучше, потому что последняя весьма позднего происхождения...

Исторически допустимо следующее. Распятие на кресте являлось общераспространенной казнью империи, и вертикальная часть креста, известная как «stipes» (столб), постоянно находилась в месте исполнения приговора. Это была длинная, прочно установленная балка или бревно длиной приблизительно в 2,5 метра. После «применения» столб могли оставить для «повторного использования» или заменить на новый.

Туринское полотно добавляет: Жертва несла перекладину или «patibulum» (виселицу). Об этом ясно говорят повреждения в области плеч и затылка. В таком случае вес поперечной балки составляет примерно 36 кг, но даже малая тяжесть непосильна для Страдальца, жес­токо истерзанного бичеванием (The Legal and Medical Aspects of the Trial and Death of Christ, Robert Bucklin. Medicine, Science and the Law, January, 1970, p. 40). Следы пыли на колене и кончике носа, обширные ссадины... Смотрите и содрогайтесь! Влекомый на казнь, с положенной на оба плеча и привязанной к простертым вдоль рукам перекладиной, Он падал в изнеможении... Большая часть веса приходилась на правое плечо... Весьма вероятно, что Ему потребова­лась помощь...

Мы не пишем апокриф, подобный творению Анны-Екатерины Эммерих, мы не фантазируем. Какими словами описать то, что мы не видели? Мы черпаем сведения из работ исследователей Туринской плащаницы, а они хотят заглянуть в неведомую даль.

Первые христиане не изображали распятия. Почитание этого вселенского события стало устанавливаться в IV веке после отмены использования его в качестве смертной казни, но по древней традиции крестное страдание изображали аллегориями на библейские темы (Самые распространенные — «Жертвоприношение Авраама» и «Даниил во рву львином»).Некоторые памятники содержат небольшой крест с монограммой Христа в венке, у основания которого помещен агнец (Например, рельеф саркофага Галлы Плацидии в Равенне и мозаика церкви Космы и Дамиана в Риме - VI в. н. э. Ю. Г. Бобров. Основы иконографии древне­русской живописи. СПб., 1995, с. 143). Впервые изо­бражение распятия как исторического события представлено релье­фом двери церкви Св. Сабины в Риме и миниатюрой из сирийского Евангелия монаха Рабулы, относящихся к VI веку (Мы видим в центре распятого Христа и двух разбойников по сторонам. Спа­ситель на кресте одет в длинную рубашку, что является некоторой вольной пере­работкой евангельского текста (Ин. 19, 23). Один из воинов подает Христу губку с уксусом, другой одновременно прободает копьем. Над этим воином его имя — Лонгин, что, несомненно, взято из апокрифической литературы. Вверху по сто­ронам креста - символы Солнца и Луны. — Иисус Христос в документах истории. Составление, статья и комментарии Б. Г. Деревенского. СПб., 1998, с. 491), но авторы сюже­тов руководствовались, скорее, рукописными источниками, нежели стремились отразить положение дел в первом столетии.

Посмотрим сквозь время... Одна из попыток по воссозданию внешнего вида распятия, исходя из следов, оставленных на Турин­ском полотне, принадлежит Пьеру Барбе (P.Barbet. A Doctor at Calvary. New York: P. J. Kennedy & Sons 1955; Image Books, 1963.)  Он исходил из сделанного в 1936 г. предположения Хайнека63 о том, что Человек с плащаницы скончался на кресте от удушья. Доктор Барбе использовал следующие известные факты. Анализ отпечатков показывает: из прокола квадратного сечения в области запястья ручейки крови стекли вдоль рук под двумя различными углами. Раздвоение потоков истолковывалось Барбе как принятие Распятым двух положений на Кресте. Исследователь утверждает, что запястья Распятого пригвоздили к относительно короткой, гораздо меньше размаха рук, поперечной перекладине, голени подняли вверх и прибили ступни к вертикальному столбу. В таком положении руки находятся поднятыми вверх и в стороны примерно под углом в 65 градусов относительно горизонтали, а сам Распятый как бы приседает на сильно согнутых в коленях ногах. Как показали опыты Германа Меддера (R.W. Hynek. Science and the Holy Shroud. Chicago: Benedictine Press, 1936. "Moedder, Hermann. 1949- Die Todesursache bei der Kreuzigung. Stimmen der ?eit 144: 50-59) по привязыванию в таком положении добровольцев из числа студентов, они начинали себя плохо чувствовать. Чтобы легче дышать, молодые люди, опираясь на столб, распрямляли ноги и подтягивались на руках. Так появлялась вторая позиция. Из-за судорог мышц долго находиться в приподнятом положении добро­вольцы не могли и снова провисали в первоначальной позиции. Молодые люди, разумеется, остались живы, но Пьер Барбе предположительно восстановил мрачную картину «качелей», которую претерпевал Распятый Человек с плащаницы, пока Его не оставили силы и Он скончался от невозможности дышать.

Несколько лет назад профессор Колумбийского университета Фредерик Зугибе предложил иную трактовку событий. По его мне­нию, двойной поток крови из запястий излился не во время распятия. а при мучении и после снятия с креста. Когда Страдальца бесчеловеч­но пригвоздили, кровь струилась из раны ручейком под углом, обусловленным расположением рук После смерти, когда вынимали гвоз­ди и клали тело, новая порция крови истекла под другим углом. Вме­сте с тем профессор Зугибе предполагает, что поперечная переклади­на была соразмерной размаху рук и что Распятого пригвоздили в рас­тянутом положении. Гвозди заколачивали наискось, так что входное отверстие приходилось на то место, где при сгибании вовнутрь боль­шого пальца ближе к запястью на коже образуется складка. Выходное отверстие приходилось на середину запястья, а затем конец гвоздя попадал в предварительно пробуравленное отверстие бруса. При таком способе распятия руки протянуты строго горизонтально, а тело чуть выгнуто вперед — для того, чтобы прибить к поверхности верти­кального столба протянутые вдоль него и почти выпрямленные ноги. Как и в предыдущем случае, приколоченные ступни всей поверхнос­тью опираются на столб.

Для проверки своего утверждения Фредерик Зугибе пригласил добровольцев в возрасте от 20 до 35 лет. С помощью специальных креплений молодых людей зафиксировали в области запястий и ступней, с растянутыми вдоль поперечной перекладины руками и вытянутыми вдоль вертикальной опоры ногами. Во время опытов записывались электрокардиограмма, частота пульса, кровяное давление, прослушивалось сердцебиение, исследовались газовый состав арте­риальной крови и биохимия венозной.

Произвели три типа закрепления. Первое — как указано выше. Второе — по образцу Пьера Барбе с высоко поднятыми руками и под­жатыми ногами. Третье — точно таким образом, но без закрепления ног — так, чтобы подопытные висели на одних руках.

При всех способах крепления добровольцы выдерживали от 5 до 45 минут, а затем просили их снять, жалуясь на боль или судороги в плечах и руках. Никто из них не испытывал трудностей с дыханием, но подопытные жаловались на спазмы в области грудной клетки и су­дороги ног примерно на 10-й — 20-й минутах. Тогда во втором слу­чае им позволяли распрямлять ноги и приподниматься, а в первом снимали с креста. Содержание кислорода в крови или увеличивалось, или оставалось постоянным. Приборы показывали, что примерно че­рез 4 минуты брюшного дыхания появлялась гипервентиляция лег­ких, что приводило к увеличению кислорода в артериальной крови. Через 6 минут начинал обильно выделяться пот. Частота пульса повы­силась до 120 ударов в минуту, но без аритмии. Кровяное давление не возрастало выше 160 мм ртутного столба. Электрокардиограмма об­наруживала лишь судороги мышц, но не показывала существенных изменений в работе сердца. Добровольцы, висящие только на одних руках, не испытывали трудностей с дыханием и давали такие же клинические показатели, как и остальные. Но по прошествии 8—18 ми­нут они начинали испытывать боль в плечах и просили их снять.

После проведения исследований профессор Зугибе пришел к та­кому заключению. Чтобы осмыслить причину смерти Распятого, надо учесть, что варварское бичевание плетью с металлическими или костяными наконечниками нанесло многочисленные повреждения нер­вам, мускулам и коже, вызвало значительную потерю крови и обезвоживание организма. Удары в области грудной клетки привели к разрывам воздушных трубочек в легких (alveoli), судорогам бронхов, накоплению крови, жидкости и слизи — так называемое «травмирован­ное влажное легкое». Болезненные повреждения от клубка шипов на голове, шествие по жаре с тяжелой поперечной балкой на плечах, многократные падения, продолжающееся кровоизлияние в легких только усиливали травматический шок. Большие квадратные желез­ные гвозди повредили серединные нервы обеих рук, пробитые ноги вновь прибавили боли. Часы, проведенные под горячим солнцем на кресте, мучительные страдания от каждого движения, продолжающееся накопление крови и плевральной жидкости в легких усиливаю! травматический шок и в конечном счете создают неустойчивость между метаболическими потребностями жизненных органов и до­ступного потока крови, что приводит к смерти (Frederick Т. Zuglbe. Pierre Barbet Revisited, Sindon N. S., Quad. No. 8, Decembe 1995)  Такова ужаснейшая из казней!

В 1883 г. Православное Палестинское общество (Полный православный богословский энциклопедический словарь, т. И (репринтное издание). М., 1992, разд. 1746) провело обширные археологические раскопки. Вблизи иерусалимского храма Воскресения разрыли остатки древних городских стен и порог ворот, через которые выходили на Голгофу...

Из начала третьего тысячелетия обратим благоговейный взор на тридцатый год первого века...

Иерусалим лежит на высоких холмах, около него — высокие каменные скалы. С востока, юга и запада город ограничен глубоким долинами. Ложбина, прорезающая город в долготном направлении отделяет обширный западный холм с лежащим на нем Верхним городом и царским дворцом от восточного, на котором стоит иерусалимский храм, стоящий на искусственно насыпанном плато, охваченном со всех сторон стенами, сложенными из параллельных рядов огром­ных каменных глыб. По краям плато идут дворы и портики, окружающие так называемый внутренний храм с его особой оградой, за которой располагается сначала женский двор, а за ним стена, отделяющая святилище, которое благодаря многочисленным, блистательной белизны, мраморным столбам подобно громаде горного льда, с золотым куполом, отражающим бесчисленными молниями лучи полуденного солнца... Крепость Антония, где стоит римский гарнизон, огромной башней господствует над высотой храма и выражает то унижение, в котором под пятой завоевателей живет народ. Невдалеке - претория Штата, а дворцы первосвященников, отделенные от храм пропастями, кажется, символизируют внутреннее отдаление их хозяев от Бога. Дворец Анана стоит на Акре, а Каиафы — на Сионе, — двух горах, которые составляют особые части древнего города. Останки домов Давида и Соломона едва приметны среди множества новых зданий с плоскими крышами... (Корнелий Тацит. Анналы, т. 1. История, т. 2, Спб., 1993, комментарии, с. 669; Нempei. Beschreibung des indischen Landes.1825, mit Kupfer, s. 44-45. Ralandi Рalaestina)

…За городской стеной, в районе пригородных садов к северо-западу от Иерусалима, на Голгофе стоят три креста. Около них дежурит наряд часовых из рядов севастийской когорты. В отдалении плачут женщины. Совершилось!..

ИСХОДНЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

В сокровищницах Церкви хранится множество удивительных полотен древности. Они поражают нас своей стариной, художественным мастерством, неповторимостью. Однако чаще всего мы знаем, когда и кто изготовил, нарисовал или вышил древнейшие ткани: гениальнейшие из людей непосредственно участвовали в этом. Ту­ринская плащаница с загадочными, нерукотворными отпечатками — исключение из общего правила. Хотя есть все основания считать ее отрезанной от рулона, вытканного мастером I в. н. а, появление от­печатков, совпадающих по времени с евангельскими событиями, не может быть делом человеческих рук. Мир, развращенный безверием, содрогнулся: уникальная реликвия приковала к себе пристальное внимание...

Научное исследование Туринского полотна началось в Сорбонне в 1900 г. На заре XX века профессор сравнительной анатомии Ив Делаже привел доводы в пользу того, что изображение безупречно до мельчайших подробностей. Характерные особенности суровой смерти, истязаний плетью, ран, потоков крови показывали, что отпечатки являются отражением неизвестного науке процесса, который запечатлел на ткани цветное, негативное, анатомически правильное изображение замученного на кресте, а затем погребенного в этой льняной ткани Человека. Позднейшие медицинские исследования упрочили мнение французского врача... В тридцатых годах нашего столетия — Хайнек в 1936 и Винон в 1939; в сороковых — Меддер в 1949; в пятидесятых и шестидесятых — Казелли в 1950, Ла Кава в 1953, Юди| ка-Кордиглия в 1961 и в особенности Барбе в 1963,— представили неоспоримые доказательства подлинности плащаницы. Дальнейшие изыскания Баклина в 1970 г., Уиллиса, Уилсона и Камерона в 1978 г., так же труды Зугибе, описанные в работе Мерфи 1981 г., только укрепили ученых в правильности выводов (Delage, Yves. 1902. Le Linceul de Turin. Revue Scientifique 22:683-687; Hynek, W. 1936. Science and the Holy Shroud. Chicago: Benedictine; Vignon, Paul. 1939-Saint Suaire devant la science, l'archeologie, l'histoire, l'iconographie, la logiqui Paris; Moedder, Hermann. 1949- Die Todesursache bei der Kreuzigung. Stimmen di Zeit 144:50-59; Caselli, Giuseppe. 1950. Le constatazioni della medicina moderna sulli impronte della S. Sindone. In: La S. Sindone nelle ricerche moderne. Turin: Lice; Li Cava, Francesco. 1953- La passione e la morte di N. S. Gest Cristo illustrata della scienl za medica. Naples: DAuria; Judica-Cordiglia, G. 1961. La Sindone. Padua: Lice; Barbetj Pierre. 1963. A Doctor at Calvary. New York: Image; Bucklin, Robert. 1970. The legal ana medical aspects of the trial and death of Christ. Medicine, Science, and the Law 10:14-1 26; Wilson, Ian. 1978. The Turin Shroud. Middlesex: Penguin; Cameron, Malcom. 19781 A pathologist looks at the Shroud. In: Face to Face with the Turin Shroud. Edited b| Peter Jennings, pp. 57-59. Oxford: Mowbray; Murphy, Cullen. 1981. Shreds of evidence] Harper's, November, pp. 42-65).

Если перевести сухой язык научных отчетов на литературный, то станет очевидно, что Страдавший и Погребенный был жестоко избит римским флагрумом, т. е. хлыстом-кошкой, увенчан шипами, жестоко истекал кровью, нес на плечах изранившую Его тяжелую балку (При фотографировании в поляризованном свете следов крови на плащанице некоторые пятна оказались более темными, чем прочие. Дальнейшее исследование выявило, что на кончике носа, на колене и нижней части ног кровь смешалась с пылью. Последующий анализ показал, что пыль на носу, колене и ногах одного и того же вида. По этим данным можно заключить, что Тот, Кто отпечатался на плащанице, неоднократно падал под тяжестью поперечной балки креста, в то время, когда Его вели на казнь). Oн был бесчеловечно распят, обливался горячим потом, выделяемым при таком мучении. После кончины Искупитель был поражен копьем в сердце, а из раны вытекли потоки фракций крови и жидкости из перикардия... Страшно... Перед нами оживает Священная история...

Вдумайтесь: мы не описываем картину известного живописца или творчество литератора — мы читаем научный рассказ про отпечатки на плащанице, касаемся уникального изображения, бережно собираем детали распятия за нас. И потрясающие выводы, сделанные исследователями плащаницы по реконструкции казни на кресте, находят ясное подтверждение у археологов. Древнейшие останки человека, умерщвленного «рабской казнью», были обнаружены в 1968 г., когда бульдозер разворотил оссуарий (древний тип гробницы) с 35 погребенными в 50-70 гг. и. э. людьми. Место, где раскопали захоро­нение, называется Гиват га-Мивтар и находится вблизи Иерусалима.

В могиле человека с арамейским именем Иоханан Бен Хгквл найдены кости с характерными следами. Пяточная кость Иоханана про­бита гвоздем со следами древесины, что свидетельствует о том, что этого молодого человека распяли на кресте. Перебиты голени, чтобы ускорить смерть (Гвоздь пронизывал кость и оливковую щепку, вероятно, отодранную при вытаскивании гвоздя из бревна креста. — Tzaferis, Vasilius. 1970. Jewish tombs at and near Giv'at ha-Mivtar. Israel Exploration Journal 20:18-32). В конце предплечья в области запястья, на боковой поверхности кости обнаружена глубоко истертая ямка. Это место так сильно расцарапано, что Гаас определил повреждение как полученное в результате износа поверхности кости о гвоздь в процессе мучений на кресте (Haas, Nicu. 1970. Anthropological observations on the skeletal remains from Giv'at ha-Mivtar. Israel Exploration Journal 20: p. 58). Теперь мы, к своему ужасу, можем документально оха­рактеризовать заключительную агонию распятого человека...

Иоханана казнили следующим образом. Руки были широко растянуты в обе стороны и прибиты к поперечной перекладине, которую водрузили на оливковое дерево. Ноги сильно поджаты к ягодицам, икры и ступни вывернуты. Правая ступня всей поверхностью прижата к дереву и прибита в области пяточной кости. Левая наложена на нее чуть наискось, а затем пробита в области середины ступни. Жуткое зрелище!

Палачи не могли знать, что спустя две тысячи лет кто-то будет проявлять интерес к их методам казни. Примечательно, но гвоздь, найденный в пяточной кости Иоханана, имел длину 11 см, а не 17 см. Следовательно, им нельзя пробить сразу две верхние части ступни так, чтобы конец мог быть забит на достаточную глубину в верти­кальный столб креста. Так на основании работы Заеса (Zias and E. Sekeles. The Crucified Man from Giv'at ha-Mivtar: A Reappraisal.Israel Exploration Journal, 35 (1985), pp. 22-27) по исследо­ванию древнейшего захоронения распятого в I веке н. э. в Гиват га-Мивтар Иоханана установлено, что ноги пробивали двумя разными гвоздями...

Что можно еще с этим сопоставить?

Опять наше внимание приковано к золотистому полотну. Новей­шая медицина установила рост, вес и возраст Страдальца, погребенного в Туринской плащанице. По оценкам специалистов, рост составля­ет 175—180 см, вес примерно 75—85 кг и ориентировочный возраст от 30 до 45 лет. Почему у нас столь приблизительные цифры? Дело в том, что, пытаясь реконструировать положение в гробнице, ученые пришли к выводу, что Усопший был положен на спину, ноги были согнуты в коленях так, что бедро составляло с горизонтом угол примерно в 30 градусов, а голова покоилась на высокой каменной подушке. При таком положении тела не представляется возможным точно определить рост, а вес в свою очередь вычисляется на осно­вании приблизительного объема. Что до возраста, то его определя­ют еще более условным способом — по закономерностям изменений облика человека в течение жизни. Перед нами предел наших возможностей. Оценить рост, вес, возраст мы можем. Определить их точно — задача непосильная. Но даже эти приблизительные сведе­ния дают результат с далеко идущими последствиями: Туринская плащаница открыла некоторые из сокровенных тайн, свидетельницей которых она была.

Бросим взор на научные достижения археологии античности. При раскопках близ Иерусалима кладбища I века (среди которых и оссуарий с останками Иоханана) средний рост погребенных взрослых мужчин оценивается в 178 см  (Haas, Nicu. 1970. Anthropological observations on the skeletal remains from Giv'at ha-Mivtar. - Israel Exploration Journal 20: 38-59). Изображение Страдавшего, как уже говорилось, составляет по длинне 175—180 см; следовательно, судя по росту, Тот, Кто положен в плащаницу, запечатлен на ней в I веке н. э. Поза тела, изобразившегося на полотне, полностью соответствует расположению костей раскопанных погребений ессеев в Кумране. кладбище которых датируется 200 г. до н. э. — 70 г. н. э. (Wilson Edmund. 1955. The scrolls from the Dead Sea. London: Allen. P. 60) Так же при­поднята голова, согнуты ноги, сложены руки. Но при всем внешнем сходстве как позы, так и роста мы должны обратить внимание на принципиальное различие. В Гиват га-Мивтар и Кумране мы имеем дело с останками первого века, а при изучении Туринской плащаницы мы соприкасаемся с загадочными нерукотворными отпечатками нетленного тела. Откройте, пожалуйста, святое Евангелие и скажите, при каком событии первого столетия, имеющем непреходящее значение для всего человечества, могли появиться такие отпечатки?..

Свидетельства археологов, исследователей Туринской плащаницы, и свидетельство Священного Писания совпадают. Случайности быть не может. Волнение и трепет охватывают нас все сильнее. Как нам хочется сказать — Кто был положен и Кто тридневно восстал, оставив Свои отпечатки на льняной ткани! Но постараемся сдержать наши чувства и продолжить повествование.

НЕПРИКОСНОВЕННОЕ МЕСТО

В древнем мире существовало два главных погребальных обычая — сожжение (crematio) и захоронение в землю (inhumatio). Народы семитского происхождения придерживались последнего способа, греки и римляне использовали оба, но преобладало сожжение. В го­ристых местностях для захоронения усопшего высекали в скале особое место, которое потом заваливали камнем или заставляли пли­той (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике, с.73). Погребения тела усопшего в «целом виде» придерживались древние персы, египтяне и евреи (Там же, с. 328). Тонкая льняная материя, называемая по-гречески «синдон» — плащаница или саван, как свидетельствует Геродот (484—425 гг. до н. э.), употреблялась при погребении еще в Древнем Египте: «омывши мертвого, обертывают все тело его льняным синдоном» (Ист. II, 86).

В восточных странах — Иудее, Сирии, Финикии, где погребение производилось таким образом, до сих пор уцелели остатки подземных галерей с комнатами для захоронений. Раскопки, произведенные в Крыму, дали богатый материал для изучения такой системы похо­рон. Например, в пещерах, выбитых в скалах близ Инкермана, проделаны ниши или ряд полок или лож, на которые в целом виде клали усопшего (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике, с. 333.

Иудеи пользовались у римлян покровительством законов и имели юридические права, простиравшиеся и на религиозные верования, пока последние не расходились с государственными интересами. По римским законам место захоронения признавалось непри­косновенным как locus religiosus — священное место (Право погребения считалось священным, поэтому в похоронах не отказывали даже закоренелым преступникам). Римское правительство, относящееся с подозрением ко всяким общественным объединениям, не только допускало, но даже законодательно ограждало погребальные коллегии (collegia funeraria), гарантирующие их членам приличное погребение. В свою очередь участники подобных организаций ежемесячно вносили в общую кассу небольшую сумму на постройку и поддержку усыпальниц (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике, с. 78—79).

Подобная практика существовала и в Иудее в виде похоронных объединений, так называемых священных сообществ — chevrah kidusha. Раввин Альфред Леви об обычаях погребения усопших 1 века н. э. говорит следующее. После смерти глаза и рот почившего за­крывали, руки и ноги укладывали в правильную позицию, а затем тело помещали в особый, большого размера погребальный покров — тахрихим, льняную небеленую ткань, и клали на ровную поверхность. Когда собирались погребать усопшего, тело вынимали из савана, омывали водой и смазывали или осыпали ароматами. Затем тело одевали в обычные одежды. Полный ритуал обычно длился продолжительное время (Levi Alfred,Rabbin de Luneville. Denil et Ceremonies Funebres chez les Israelites. См.: Barbet P. 1954. The Passion of Our Lord Jesus Christ. Clonmore and Reynolds, Dublin, Burns Oates, London, p. 137). Оканчивали подготовку к погребению тем, что каждый член тела обвязывали узкими пеленами со смолистыми благовонными веществами, по обычаю, вероятно, перенятому из Египта, а затем заворачивали умершего в погребальный покров и завязывали его шнурками. Процесс приготовления к похоронам длился довольно долго, но если краткость времени не позволяла соблюсти всех погребальных обрядов, усопшего сразу хоронили в по­гребальном саване — тахрихим. Оставить тело нагим, без погребального полотна, считалось позором для всего народа.

Общий тип древнееврейской гробницы представлял собой высеченную в скале четырехугольную камеру, в боковых стенах которой находились углубления — коким. Иногда вместо них параллельно стенам камеры высекались каменные скамьи с изголовьем. В эти углубления стен или на скамьи помещали завернутое тело усопшего.

Теперь кратко рассмотрим погребальные обычаи греко-римского мира. Первым делом ближайших родственников почившего было закрытие глаз. Это — требование благообразия и внешней пристойности. Побуждением к внешней опрятности объясняется и обычай омовения умершего. Омытое тело покрывали мазями и маслом или ароматическими веществами, в зависимости от средств и достатка. В древнейшие времена у греков тело усопшего обертывали в большую простыню с головы до ног, потом надевали на него белую широкую одежду и предавали земле. Приготовляя тело к погребению, древние греки украшали головы умерших венками из живых, долго не вянущих цветов, лавровыми и миртовыми ветвями. Перед самым погребением в рот усопшему клали монету, которая предназначалась в уплату Харону за перевозку души умершего через воды Стикса. Греки и римляне бросали на погребальные носилки венки, усыпали цветами и гирляндами костер, на котором сжигали усопшего. Зеленью и цветами украшали место погребения (A.П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб. (по изданию 1917 г.), 1995, с. 319-322, 342). В Палестине I в. совместно проживали евреи, потомки ассирийских переселенцев, смешавшиеся с израильтянами — то есть самаряне, греки и многие другие народности. Они исповедовали различные религии, но за счет близкого общения по делам и в быту эллинистическое влияние неизбежно проникало в консервативные иудейские обычаи. Ярким свидетельством служит оссуарий, то есть сосуд для хранения останков умершего, найденный в Иерусалиме в 1990 г. На боку оссуария I в. сохранилась арамейская надпись: «Иосиф, сын Каиафы». Ученые полагают, что это захоронение сына того самого первосвященника, который судил Господа нашего Иису­са Христа. В захоронении обращает на себя внимание важная де­таль: внутри черепа, извлеченного из места погребения, обнаружена монета, которую вложили в рот умершему по греческому обычаю. Очевидно, родственники знаменитого первосвященника не очень заботились о точном соблюдении национальных обычаев и частично придерживались эллинистической культур (Иисус Христос в документах истории, с. 481).

После небольшого исторического и археологического обзора сравним наши сведения со свидетельством Туринской плащаницы.

По отпечаткам с уникального полотна определена приблизительная картина погребения. Установлено, что после снятия с креста тело на некоторое время положили горизонтально. На спине виден след струйки крови из раны на боку, а она истекала, когда тело лежало навзничь на спине. Если бы тело после снятия с креста немедленно положили в плащаницу, то ткань насквозь пропиталась бы кровью. Малое количество крови на поверхности показывает, что ее главный поток стек прежде, чем тело пришло в контакт с полотном...

Перед нами, несомненно, погребение по иудейскому обряду: тело умащено составом из мирры и алое, захоронено в целости (не сожжено, как у греков), у Почившего закрыты глаза и уста (A. Persili. Sulle tracce del Cristo Risorto, ed. Casa della Stampa, Tivoli. 1988). Погребение совершено в Палестине. Только там для обезвоживания кожи усопшего применяли окись натрия, которая также присутствует в образцах, взятых с полотна плащаницы (G. Riggi. Rapporto Sindone 1978/1982, II Piccolo ed., Torino, 1982, p. 208). Говоря более подробно, обряд совершен следующим образом.

Кровавый закат пятницы... Голова Распятого помещена примерно в середине плащаницы, а от ступней ног до края длинного конца ос­талось еще около 30 см. Тело посыпано благовониями... Откуда мы это узнали? Вокруг следов пятен воды, которой тушили пожар в 1532 г., размыты зубчатые «ореолы» — признак того, что ткань в свое время пропиталась миррой и алое... (S. Rodante. Le realta della Sindone. Massimo, Milano, 1987) Поспешное умащивание завершено... Свободный конец полотна перекинут через голову и свободно поло­жен сверху на тело... Это не литературные образы: перед вашим взо­ром — «свидетельские показания» полотна, сохраняемого в Турине.

С благоговейным ужасом устремим наш взор сквозь тьму веков... Отпечатки показывают, что та половина плащаницы, на которой Он лежал, концом аккуратно положена вдоль ступней, а затем протянута назад через пальцы ног. Также и второе окончание покрывавшей Его половины было переложено через пальцы, так что кровь отпечаталась как на верхней, так и на нижней половинах плащаницы в райо­не ступней...

Обдумаем важное обстоятельство. Сам факт бережного погребения в гробнице, в дорогостоящей по тем временам льняной ткани, говорит, что погребавшие считались влиятельными людьми и клали в гроб дорогое для них лицо. Для первого века казнь на кресте - удел рабов и государственных преступников. Их тела бросали в общие могилы или оставляли висеть, пока их не съедали хищные птицы. Таков был жестокий обычай древних (G. Zaninotto. La tecnica della crocifissione romana. - Quaderni di Studi Sindonici Emmaus 3, Roma, 1982).

Современная наука достоверно знает лишь два обратных примера: первый — Того, Кто оставил Свой облик на плащанице, второй погребение Иоханана Бен Хгквл. Кости последнего, вероятно, влиятельного человека, но убитого «рабской казнью» за участие в восстании 66-70 гг., мы можем видеть и поныне. Где же тело Того, кто изобразил Свой Лик?

Проблески зари первого дня недели... Пустая гробница, лежащие пелены... Он был погребен в этой плащанице и восстал из нее до истечения 40 часов, не порвав ни единого сгустка крови, не повредив ни единого запекшегося пятна сукровицы или телесной во­ды. Для медицины это большой вопрос, так как каждый врач знает, как кровавые полотна присыхают к ранам.

Наш рассказ — не художественное творчество: это установила судебно-следственная медицина и описано в работах многочисленных исследователей. Можно утверждать: тело, пролежав в ткани менее двух суток, исчезло оттуда необъяснимым для науки образом!

Посмотрим на этот предмет с позиции древних. Исторически достоверно, что вопрос с опустевшей гробницей вызвал множество толков в античном мире. Постоянные споры о восстании из мертвых или о похищении из гробницы достигли столицы Римской империи и взволновали иудейскую общину Рима. Как пишет Гай Светоний Транквилл о времени правления императора Клавдия: «...Иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он изгнал из Рима...» (Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1988, кн. 5,25, с. 185). Выше говорилось, насколько римское право защищало места погребения. Принять воскресение, а не банальное вторжение в гробницу для Клавдия, по всей видимости, страдавшего болезнью Паркинсона, было невозможно. Поэтому, не ограничившись репрессивными мерами в столице, император послал в провинцию так называемый «назаретский декрет», датируемый 49 г. н. э. Надпись на мраморной доске, раскопанная в 1878 г. в Назарете, гласит: «Установлением Цезаря. Повелеваю, чтобы все могилы и гробницы оставались нетронутыми вовеки, ради тех, кто их сделал во имя культа своих предков, или де­тей, или членов своего рода. Если, однако, какой-нибудь человек предоставит сведения, что некто разрушил их, либо другим путем извлек что-нибудь из погребения, либо по злому умыслу перенес останки в другие места, чтобы повредить им, либо передвинул печать Или другие надгробные камни — над таким нарушителем я повелеваю учредить суд, как во имя уважения к богам, так и во имя уважения культа смертных. Ибо уважение к погребению должно стать гораздо более обязательным. Пусть будет абсолютно запрещено, ко­му бы то ни было тревожить их...» (Генри Г. Геллей. Русский библейский справочник. Toronto. 1989, с. 455).

Вот место, где Он лежал и воскрес. Прикоснитесь к краю norpебальной ризы Восставшего из мертвых! Как жалок Клавдий со своим декретом перед образом вечной жизни! Ведь для иудеев все предметы, соприкасавшиеся с мертвым телом, считались «нечистыми», их беспощадно уничтожали, а Туринская плащаница сохранилась. Сле­довательно, мы приходим к простому выводу: те, которые взяли полотно из гробницы и сохранили его, несомненно, общались с Тем, Кто восстал из него, и они видели Его живым (А.-М. Dubarle.Storia antica della Sindone di Torino. Ed. Giovinezza, Roma, 1989).

Кто же ходил босиком или в сандалиях по Палестине I века, Кого, осудивши на поносную смерть, подвергли бичеванию и пригвоздили ко кресту, Кого пронзили копьем, Кто жестоко страдал и был погребен в этой плащанице, Кто восстал из нее по прошествии малого вре­мени, не потревожив никаких следов? Ответ мы обретаем в Евангелии...

И все же, вместе с маститыми учеными побудем подольше у Туринской плащаницы. Как и им, нам откроется немало загадок полотна, объяснить которые человеческий разум не в силах. Исследователи благоговейно и тщательно провели многие часы у ткани, недели и го­ды у научных приборов для того, чтобы проникнуть в ее тайны.

Нам предстоит «взглянуть за горизонт»...

ЛЬНЯНОЕ ПОЛОТНО

КРАТКИЙ РАССКАЗ О ТКАНИ

Невероятно! Как сохранилась материя Туринской плащаницы, хотя прошло две тысячи лет? В череде столетий исчезли древние народы, а беспощадное время человеческой рукой стерло в прах шедевры керамики, изделий из кожи и полотна. Многое пропало. Но то, что старательно сберегалось и пряталось, в целости дошло до нашего века.

Зайдем в музей. Из-за стекла на нас смотрят сокровища с тысячелетней историей... Неземные лики на полотне... Об этом мало знают но древнейшие иконы писали на холстах, а не на досках. Эти святыни сохранились до наших дней без больших повреждений, а они всего на 3-5 столетий моложе плащаницы. Кроме того, в руках археологов побывали старинные льняные ткани с возрастом около 5 тысяч лет: в них заворачивали мумии фараонов... Египетский зал Эрмитажа, На одной из стен за стеклом висит обрывок льняной материи с бурыми пятнами. Кажется, постирать эту ткань, сотканную за 20 веков до н. э., и хоть сейчас используй заново! Если бы не надпись, то гладкую белую материю можно принять за обрывок современного полотенца, а ей — четыре тысячи лет! Что удивительного в целости льняного полотна, изготовленного в Иудее две тысячи лет назад?

Как сделанного? Каким образом?

Приобретая красивую льняную скатерть, Вы вряд ли задумываетесь над тем, как ее ткали. Это совершенно естественно. Человечество с незапамятных времен использует полотно, а ткацкий станок, вероятнее всего — одно из самых древних изобретений. Совершенствуются лишь машины, но сам процесс выработки льняных тканей вот уже несколько тысяч лет, с глубокой древности, применяют практически без изменений.

Лен — однолетнее или многолетнее травянистое растение. В субтропических и умеренных областях всего мира его насчитывают около 300 видов. Волокно льна состоит из сильно удлиненных волокнистых веретенообразных клеток - элементарных волокон, расположенных пучками. После уборки для разрушения связи между волокном и древесиной в льняной соломке применяют мочку. Связанные снопами стебли погружают в воду прудов, речек, озер или специальных мочил. В соломе происходит бактериальный процесс, который разрушает вещества, склеивающие волокнистые пучки с древесиной и корой, а так­же ослабляется связь между отдельными волокнистыми пучками. По­лученную после мочки солому (тресту) сушат, а затем мнут и треплют (БСЭ, том № 24, с. 483-485). Для изготовления льняных нитей производят чесание длинного трепаного льна; этот очес слабо скручивается, образуя так называемую ровницу, а уж из нее, путем вытягивания и скручивания, вырабатыва­ется льняная пряжа. Из этих нитей полотняным переплетением делают льняное полотно, наиболее ценными свойствами которого являются высокая прочность, добротность и стойкость против гниения (БСЭ, том № 25, с. 518-519, 521). Ви­дите, как просто! Таким способом с незапамятных времен изготавли­вали льняные ткани, в том числе и ту, о которой идет речь. Начнем с размеров. Материал прекрасного полотна Туринской плащаницы представляет собой отрез льняной ткани длиной 4,36 м и Шириной 1,1 м. Дробные величины! Используем другие единицы...

Выходит — 3 фута 7 дюймов ширины и 14 футов 3 дюйма длины. Опять с остатком!

Внимание! Применим древнейшую систему мер античного мира I бека н. э. Получим кратную величину — 2 на 8 локтей (R. Jackson. Jewish burial procedures at the time of Christ. - In: Sudario del Secor. Actas del I Congreso Internacional sobre El Sudario de Oviedo, Oviedo, 29-31 Octubre 1994 - Servicio de Publicaciones, Universidad de Oviedo 1996, pp. 309-322)! Отчего так? Почему измерение в столь архаичных единицах получается нацело?

С незапамятных времен относительно устойчивые пропорции частей нашего тела задавали простейшие системы народных мер. Если, положим, взять высоту человеческого роста, то полный шаг будет половиной этой величины, а длина локтя — четвертью. Такую меру использовали в Сирии и древнем Израиле как единицу измерения.

Сейчас мы привыкли к метрам и сантиметрам, наши предки предпочитали сажень и пядь (Расстояние между кончиками мизинца и большого пальца на раскрытой ладони — это пядь; расстояние между кончиками средних пальцев рук, разведенных в разные стороны — это сажень)  Иные народы, иные времена — иные меры длины. Что постоянно?

Во все века ткань сподручнее резать размером, кратным той единице, которая принята в данную эпоху. Вот и разгадка! Размеры плащаницы получают кратность тогда, когда определяются в «локтях», стандартных мерах длины времен земной жизни Христа Спасителя. Это само по себе чудо...

Для погребения полотно сложили вдвое. В каком месте его удобно положить? По рассказу паломников 1104-1107 гг., «гроб Господень высечен в каменной стене, наподобие небольшой пещерки, с малыми дверцами, как можно человеку влезть на коленях, склоняясь. Пещера квадратная, четыре локтя в длину и четыре в ширину. И как влезешь малыми дверцами в эту малую пещеру, то на правой стороне будет небольшая лавка, высеченная из того же пещерского камня. И на той лавке лежало тело Иисуса Христа... Лавка же, где лежало тело Христово, в длину четыре локтя, а в ширину два локтя, вышина ее пол-локтя. Перед пещерными дверями лежит камень, в трех шагах от пещерных две­рей...» (Путешествия в Святую Землю: записки русских паломников и путешественников XII—XIX вв. М.: приложение к журналу Лепта, 1995, с. 15). Еще одно совпадение! Погребальное ложе гроба Господня соответствует размерам сложенного пополам Туринского полотна!

Дыхание первого века... Благоговейно поднимем край плащаницы и пристально вглядимся в нити. Полотно бледно-желтого цвета, соткано в елочку. Оно принадлежит к тому же типу материй, которые найдены при археологических раскопках древнейших городов нача­ла нашей эры. В 1976 г. ткань скрупулезно изучил Раес, который определил ее как старинное льняное полотно, сотканное зигзагом 3 на 1, то есть способом, когда одна поперечная нить ложится то сверху, то снизу, переплетая три нити вертикальной основы, меняя наоборот указанный порядок через каждые сорок нитей. Таким образом в первых столетиях н. э. ткали шелка и дорогостоящее льняное полотно (Образцы льняных тканей первого века были найдены в Передней Азии и при раскопках погребений коптов в Египте)

 Обратим внимание на очень важную деталь. Для археолога отличить древнейшие льняные ткани из Месопотамии и Сирии от аналогичных из Египта достаточно просто: первые относятся к типу полотен, сотканных «зигзагом», вторые — «крест-накрест». Вывод: по способу ткачества ткань Туринской плащаницы относится к области Ближнего Востока (S. Curto. La Sindone di Torino: osservazioni archeologiche circa il tessuto e l'im-ntagine. — In: La S. Sindone, ricerche e studi della commissione d'esperti nominata daU'Arcivescovo di Torino, Card. Michele Pellegrino, nel 1969, Supplemento Rivista Diocesana Torinese, gennaio 1976, pp. 59-85).

Пойдем еще глубже — вооружимся микроскопом. Установим, что нить для полотна была спрядена вручную, а ткань получена на ручном, примитивном ткацком станке. Это говорит о глубокой древности, потому что в Европе после 1200 г. повсеместно использовалась ко­лесная прялка.

Время отступает назад... Перед нами разворачивается величественная картина. Размеры полотна кратны меркам античности, пряжа и ткань изготовлены вручную по технологии первого века, применяемой на Ближнем Востоке. Мы близки к потрясающему выводу...

Но следующее сообщение настолько ошеломляет, что предыдущие меркнут. До сей поры мы соприкасались с косвенными доказательствами, теперь — с прямым. Итак...

При обследовании образца для радиоуглеродного датирования, присланного в Оксфорд, в структуре полотна найдены темно-желтые волокна хлопка (Textile Horizons, dicembre1988). Возьмите на заметку — в льняной ткани плащаницы обнаружены незначительные следы хлопковых волокон, что показывает: ткань плащаницы пряли на том же самом ткацком станке, на котором пряли хлопковые ткани. Что же особенного скажете Вы? Минутку терпения! Это утверждение важно, но требует пояснений.

В древнем Израиле ритуальные предписания разрешали использовать одно и то же ткацкое оборудование для изготовления только льняных или хлопковых тканей. В то же время, ввиду категорического запрета, лен и шерсть обрабатывали на разных станках, чтобы избежать «смешивания видов». Другие народы не придерживались подобных указаний, и если бы ткань делали не евреи, а греки, в ней, скорее всего, обнаружили бы примеси шерсти. Достоверно доказано: в ткани Туринского полотна нет никаких волокон жи­вотного происхождения (R. Jackson. Hasadeen Hakadosh: The Holy Shroud in Hebrew. - In: L'Identification Scientifique de PHomme du Linceul, Jesus de Nazareth, Actes du Symposium Scientifique International, Rome 1993, F.-X. De Guibert, Paris, 1995, pp. 27-33). Мало этого! В плащанице обнаружены нити хлопка вида gossypium herbaceum, который произрастает именно в областях Сирии. У нас нет сомнений! Теперь мы достовер­но знаем, что ткань Туринской плащаницы изготовили на Ближнем Востоке евреи (G. Raes. Rapport d'analise. - In: La S. Sindone, ricerche e studi della commis-sione d'esperti nominata dall'Arcivescovo di Torino, Card. Michele Pellegrino, nil 1969, Supplemento Rivista Diocesana Torinese, gennaio 1976, pp. 79-83).

Это подтверждают и историки. Известно, что из хлопка начали ткать в Испании только с VIII века, а в Голландии только с XII века; значит, ткань плащаницы не европейского происхождения. И еще аргумент, бьющий точно в цель. Под увеличительным стеклом в нитях полотна можно видеть следы порошкообразного алоэ.

Осмотрим это удивительное полотно еще более подробно. В 1978 г. под микроскопом изучали отдельные волокна ткани по всей поверхности плащаницы. В тех областях, где находится изображение на плащанице, и почти по всей прочей поверхности ткани волокна имеют тип 2-образного скручивания. В области боковой полосы, пришитой сбоку, волокна имеют тип S-образного скручивания (По направлению различают крутку Z, когда скручиваемые элементы распо­лагаются слева вверх направо, и крутку S, когда они располагаются справа вверх налево. Это специфические термины, применяемые в ткацком деле. См.: БСЭ, т. №23, с. 531.) О чем это говорит?

Во-первых — о происхождении полотна. В первом веке тип 2-об­разного скручивания характерен для Сиро-Палестинской области, а S-образного — для Египта (J. Tyrer. Looking at the Turin Shroud as a textile, Shroud Spectrum International No. 6, March 1983, pp. 35-45; Gabriel Vial, Le Linceul de Turin, Etude Technique, CIETA, Bulletin 67,1989, pp. П-24).

Во-вторых — по поводу ткани боковой полосы плащаницы не умолкают споры: была ли она пришита в то время, когда на плащани­це не было отпечатков, или уже после того как они появились? Ален Д. Эдлер (Adler. ACS Symp. Series; 625, 223 (1996)). на симпозиуме в 1996 г. показал, что даже химический со­став этих областей плащаницы существенно отличается, но об этом чуть позже.

Попробуем понять, из каких элементов создано отображение на полотне. При наблюдениях под микроскопом отмечено, что видимое изображение золотистых отпечатков тела всецело обусловлено потемнением ворсинок ткани в результате вызванной неизвестным фактором дегидратации (то есть обезвоживания) целлюлозы ворсинок. Причем нет никакого различия в изменении интенсивности цвета тех волокон, которые находятся в зонах с более четким изображением, и на волокнах, которые находятся в областях с менее четким изображением. Все имеют тот же самый цвет, тот же самый оттенок и ту же самую интенсивность цвета. Если рассматривать сечение волокна, то наибольшая интенсивность цвета наблюдается на вершине, резко уменьшаясь к боковым краям, а с нижней стороны волокно обычного белого цвета. Разницу в цвете и, следовательно, видимое изображение создает на поверхности различное количество потемневших волокон (от 2 до 5 при общем количестве ворси­нок от 80 до 120) (Jumper et al., A comprehensive examination of the various stains and images on the Shroud of Turin, Archaological Chemistry III, ACS Advances in Chemistry n. 205, J. B. Lambert Editor, Chapter 22, American Chemical Society, Washington D. C, 1984,pp. 447-476).

А если взять современное оборудование? Увеличение нитей в 50 000 раз с использованием электронного микроскопа дало изображение, состоящее из прекрасных желто-красных гранул, о природе которых Вы узнаете в дальнейших главах.

Сейчас остановимся, задумаемся и подведем предварительные итоги. Мы достоверно установили следующее: льняная ткань Туринской плащаницы имеет примесь хлопка с Ближнего Востока, по своему типу принадлежит к тем тканям, которые найдены археологами и относятся к самому началу нашей эры, спрядена вручную и соткана на ручном ткацком станке по всем правилам иудейских предписаний, а ее размеры кратны стандартным мерам длины, применяемым в античности. Никаких противоречий с евангельским повествованием не обнаруживается, найдены даже следы алое.

Более того: в 1993 г. Ребекка Джексон выдвинула предположение о том, что ткань плащаницы первоначально могла использоваться как скатерть, которой покрывали стол во время Тайной Вечери. Быть может, так и произошло...

Ортодоксальные евреи постилали новую скатерть на празднование иудейской пасхи, чтобы гарантировать чистоту и непорочность принятия ритуальной пищи. А по мнению исследователя, высока вероятность того, что Иосиф Аримафейский был членом священного сообщества (chevrah kidusha) — официального еврейского похоронного общества. Таким образом, он формально мог требовать тело Иисуса Христа у Пилата, но, вероятно, не имел достаточно времени, чтобы до наступления заката солнца достать новую, узаконенную ткань для похорон, и использовал для погребения скатерть, которая во время Тайной Вечери один раз покрывала стол. Ткань Туринской плащаницы отвечает всем требованиям, которые применимы к еврейскому погребальному покрову тахрихим, и имеет правильные размеры для того, чтобы служить скатертью для пасхального стола на 13 человек (R. Jackson. Jewish burial procedures at the time of Christ. - In: Sudario del Secor, Actas del I Congreso Internacional sobre El Sudario de Oviedo, Oviedo, 29—31 Octubre 1994 - Servicio de Publicaciones, Universidad de Oviedo 1996, pp. 309-322.)

Вновь наши взоры устремляются к Святой Земле, — причудливо соприкасаются современные исследования и стародавние путешествия. Мы благоговейно осматриваем святой град. Перед нашим взором предстает «Сион — гора великая и высокая, к югу со стороны Иерусалима пологая и ровная... На Сионской горе был дом Иоанна Богослова, и на этом месте была создана большая церковь со стрельчатыми сводами, от городской стены на расстоянии броска камня. В церкви святого Сиона, за алтарем, есть храмина, где Христос омывал ноги своим ученикам.

Если от этой храмины идти на юг и подняться по ступенькам вверх, то попадешь в горницу. Здесь красиво создана храмина, на столпах и с кровлей, расписана мозаикой, красиво вымощена, имеет наподобие церкви алтарь в восточной части. Это и есть келья Иоанна Богослова, где Христос вечерял со своими учениками. Здесь же Иоанн возлежал на груди Христа и говорил: "Господи, кто предаст Тебя?" На этом же месте было сошествие Святого Духа на апостолов в пятидесятницу.

В той же церкви есть другая храмина, внизу на земле, на южной стороне; низкая эта храмина. В нее пришел Христос к ученикам своим через закрытые двери, встал посреди них и сказал: "Мир вам". Тогда на восьмой день и Фома уверовал...» (Путешествия в Святую Землю: записки русских паломников и путешествен­ников XH-XIX вв., с. 25-26).

Это написано в XII веке. Ныне мы, стоя за гранью второго тысячелетия, в XXI веке приникаем к Туринской плащанице... Уникальная ткань сохранилась до наших дней и рассказывает нам о вечном. Но насколько чище, искреннее была вера наших предков! Им не требовалось «уверения Фомы».

ИССЛЕДОВАНИЕ ПЫЛЬЦЫ С ПОВЕРХНОСТИ

Как часто труд одного, но очень старательного и усердного челове­ка переворачивает страницу в истории! В конце XVIII века во время во­енных действий Наполеона в Египте близ города Розетты солдаты рыли траншеи для окопов и обрели большую плиту, испещренную письмена­ми. Верхняя часть камня была исписана египетскими иероглифами, а нижняя содержала тот же текст, но на греческом языке. Дешифровкой надписи на Розеттском камне в 1808 г. занялся Франсуа Шампольон. Кропотливая работа длилась 14 лет. Только к 1822 г. он убедился, что действительно нашел ключ к чтению египетских иероглифов и полно­стью понимает древнеегипетский язык. С тех пор дата 27 сентября 1822 г. считается днем рождения новой науки — египтологии.

Теперь поговорим о труде еще одного человека. В нашей стране он мало известен, — главным образом, узкому кругу специалистов сво­его профиля. Но о его добросовестности как ученого говорит такой факт: в 1938 г. он издал работу по ботанической географии Сицилии, которая современна до сего дня. На такое способны немногие!

В течение многих лет, до самой смерти, этот знаток своего дела занимался очень важным вопросом, связанным с Туринской плаща­ницей: он тщательно исследовал частички с ее поверхности. Не будем томить читателя ожиданием и назовем его имя. Мы расскажем о ра­ботах Макса Фрая (The Max Frei Collection by Alan D. Whanger, CSST NEWS, November, 1997, vol. 1. No. 1) — швейцарского ботаника и криминалиста, ко­торый, кроме прочих достоинств, был выдающимся экспертом в об­ласти микроботаники района Средиземноморья.

И тут начинается самое интересное! По роду профессиональной де­ятельности в криминалистическом отделе г. Цюриха, где он работал в те­чение 25 лет, Макс Фрай разработал уникальную методику для анализа под микроскопом мельчайших частиц, собираемых с изучаемого предме­та при помощи липкой ленты. Когда на время краткого показа плащани­цы в 1973 г. его пригласили в Турин, он снял с ее поверхности 12 выборок пыльцы. При просмотре липкой ленты под микроскопом ошеломленный Фрай увидел множество зернышек пыльцы, но не смог идентифициро­вать большую часть из них, потому что такие растения не произрастают в Европе. Это его озадачило, и он сделал 7 поездок на Ближний Восток, чтобы получить экземпляры цветов и пыльцу растений, которые растут в тех местах. В конечном счете он смог определить 48 видов пыльцы рас­тений, из которых большинство произрастают на Ближнем Востоке.

После работ маститого ученого на Туринскую плащаницу взгля­нули даже самые строгие скептики. Такого никто не мог ожидать! В наибольшем количестве на полотне обнаружена пыльца типично па­лестинских видов (Наиболее характерные - ridolfia segetum moris, anemone coronaria, phillyrea angustifolia, pinus halepensis, gundelia tournefortii и многие другие. — M. Frei. И passato della Sindone alia luce della palinologia. - In: La Sindone e la Scienza, Atti del II Congresso Internazionale di Sindonologia, Torino, 1978, Edizioni Paoline. Torino 1979, pp. 191-200). Море радости для разбирающихся в древнейшей и благородной науке — ботанике...

Воодушевившись столь потрясающим результатом, доктор Фрай на следующей выставке в 1978 г. снял с помощью липких лент пыль­цу почти со всей поверхности плащаницы и установил, что на ней ос­тавили следы 49 различных видов растений. Из них 13 видов произ­растают только в районе пустыни Негев и в области Мертвого моря, 20 видов кроме того — в степных районах юго-западной Турции и се­верной Сирии, а также в районе Стамбула, 16 видов относятся к рас­тениям, произрастающим в различных местах, в том числе Европе. Таким образом, доктор Фрай научно установил, что Туринская плаща­ница находилась в прямом контакте с окружающей средой в древней Палестине, на территории древней Эдессы (ныне город Урфа в Тур­ции), в Константинополе (ныне — Стамбул) и в Европе. Этот вывод точно соответствует как имеющимся в нашем распоряжении истори­ческим фактам, так и древним преданиям о перемещениях Туринской плащаницы (Frei Max. 1978. II passato della Sindone alia luce della palinologia. - In: La undone e la Scienza. Edited by Piero Coero Borga, pp. 191-200. Turin: Paoline)

Прикоснемся к драгоценной коллекции Макса Фрая и заглянем в микроскоп. Вот предстает во всей красе пыльца, которой не может быть ни в Европе, ни в Палестине. «Atraphaxis spinosa» произрастает только в области Урфы (древнее название — Эдесса), a «epimedium pubigerum» встречается лишь близ Стамбула (в древнее время — Кон­стантинополь). Вот перед нашим взором «ixiolirion montanum lily» который может расти в Турции, Месопотамии и Сирии, но только не в Европе. Какое глубокое посрамление сторонников средневекового происхождения плащаницы!

Поменяем одну липкую ленту на другую и с большим вниманием рассмотрим «acacia albida», растущую по течению Иордана, насладим­ся видом цветов «hyroscyamus aureus» и «onosma orientalis», пыльца с которых могла попасть на полотно плащаницы только в марте-апре­ле — во время их цветения у стен древней цитадели Иерусалима. Вни­мательно обследуем солелюбивые растения из области Мертвого мо­ря — «reaumuria hirtella» и «zygophyllum dumosum», пыльцу которых в Иерусалим заносят ежегодные весенние ветры с юго-востока... .С. Maloney. The current status of pollen research and prospects for the future. - Relazione tenuta al Simposio di Parigi, 7-8 settembre 1989. S. Scannerini, Mirra, aloe, pollini e altre tracce, Editrice Elle Di Ci, Leumann (TO) 1997).

Невероятно, скажете Вы? Март или апрель, весна, время ветхоза­ветной пасхи, дни близ полнолуния нисана — середины первого ме­сяца еврейского календаря. Цветы близ стен Иерусалима. Страдание, распятие, погребение... Пелены, лежащие в опустевшей гробнице, теп­лый ветерок, несущий весенние ароматы и легкую пыльцу... Пролежав в щелочках ткани почти две тысячи лет, мельчайшие частички попа­ли в руки знатока, а научные достижения криминалиста и ботаника Фрая неоспоримы. Им опубликованы фотографии пыльцы, которая принадлежит 49 видам растений. Наибольший интерес из этого мно­жества представляют 13 солелюбивых и пустынных, произрастаю­щих только в южной Палестине и бассейне Мертвого моря, близ Ие­русалима. Обратите особое внимание: пыльца с солелюбивых расте­ний могла попасть на ткань только тогда, когда последняя находилась или в окрестностях, или же в самом Иерусалиме. В совокупности с предыдущим повествованием — очень убедительный факт подлинно­сти плащаницы.

Со следующими растениями дело обстоит сложнее. В районах Иерусалима, южной Турции (Эдесса, Стамбул или Константинополь) встречаются 20 видов, причем исключительно турецких  2 вида. Следовательно, пыльца растений могла попасть на ткань в каждом из этих мест тогда, когда ее в течение многих столетий хранили и вы­ставляли на обозрение. Но, судя по количественному соотношению видов (2 к 18) - она была в Византии (ныне Турция) внутри храма, а в Иерусалиме — на свежем воздухе, где на нее обильно садилась пе­реносимая ветром пыльца. Из числа 16 последних видов пыльцы - 1 вид распространен как в южной Европе (Франция, Италия), так и в Палестине, встречающихся в Палестине, Турции, и Европе - 7 видов, Турции и Европе — 3 вида, собственно европейских — 5 видов.

Займемся несложными подсчетами. Итак, иерусалимские и пале­стинские виды составляют: 13 солелюбивых, растущих только вблизи Иерусалима, 18 — принадлежащих как Палестине, так и Византии, 1 - относящийся как к Палестине, так и к Европе, 7 - произрастаю­щих в Палестине, Турции и Европе; итого: всего тридцать девять. Не­много арифметики, и перед нами потрясающий результат. Растения, которые могут быть найдены в Палестине, составляют около 80 про­центов всех описанных видов. Можно утверждать, что Туринская пла­щаница имеет ближневосточное происхождение, вероятнее всего — окрестность близ Иерусалима.

Мы стоим на пороге большой тайны... Но перед нами далеко не полное изучение всех образцов, которые собрал Макс Фрай. Когда в 1978 г. Фрай был приглашен на выставку Туринской плащаницы, в процессе научных исследований он сделал выборку мелких частиц и пыльцы из заранее определенных областей ткани. После этого в рас­поряжении ученого оказались 27 липких лент с исключительно цен­ным материалом, который он обработал лишь частично.

Желая добиться большего, Фрай получил разрешение француз­ского правительства, а затем снял на липкие ленты частички и пыль­цу с двух древних реликвий: одежды без шва, называемой Tunic argen-teuil - серебристой туники, хранимой в Трире (предполагают, что эта одежда является тем «нешвенным хитоном», который был на Господе нашем Иисусе Христе перед распятием), и тернового венца в виде клубка терниев, который сохраняется в соборе Парижской Богомате­ри (Notre Dame).

Обратимся к Евангелию. Длинный и широкий отрезок ткани — гиматий (плащ), который надевался поверх туники, воины, распяв­шие Спасителя, разделили на четыре части, а о хитоне (тунике) метали жребий (Ин. 19, 23—24). Нет ли прямой связи между серебристой туникой и Туринской плащаницей?

История костюма утверждает; одеяния жителей античного пери­ода на Востоке состояли из длинной, широкой рубахи с просторны­ми рукавами, похожей на диаконский стихарь, и большого широкого плаща. Свободная рубаха в зависимости от времени, места и народно­сти называлась подир, хитон, туника, хитониск, туникула. Обширный плащ изготавливался без рукавов, как огромная квадратная шаль с каймой, зубцами, бахромой (у евреев) и другими украшениями. Этот плащ по погодным условиям носился разнообразно. Смотря по тому откуда печет солнце, дует ветер, он накидывался на голову, на плечо или на спину, служил опоясанием, занавесью, а ночью — одеялом. Са­мым употребительным материалом для древних одежд была овечья шерсть; льняные изделия были распространены меньше. Галилейские рыбаки, простой народ носили грубые плащи из верблюжьего воло­са, высшие сословия — тонкие и богато украшенные ткани, но из той же шерсти. Кашемировые шали из Индии стоили так дорого, что только император и консулы могли носить их вместо плаща. А шел­ковая мантия была такой редкостью и имела такую цену, что даже сам римский император надевал подобное одеяние исключительно в тор­жественных случаях. Древние носили сандалии — обувь, которая не препятствовала испарине, а ноги предохраняла от повреждений. Вой­дя в дом и снявши сандалии, омывали пот и пыль. Короче говоря, в эпоху античности все — от цезаря до рыбака — носили одежду одно­го типа. Только тупика знатного и состоятельного была окрашена, расшита золотыми изображениями львов и медведей, а туника рыба­ка была светлая, неокрашенная, тех оттенков, которые шерсть имеет в естественном состоянии — белая, серая. История одеяний и драго­ценная святыня в основном соответствуют друг другу. В Трире нешвенный хитон или серебристая туника походит на шерстяную, а за давностью лет трудно точно определить ее цвет.

Мы вновь переносимся в первый век...

Лицемерно обвиненного в посягательстве на императорскую власть «Царя Иудейского» Ирод, четверовластник Галилейский, с на­смешкой наряжает в светлую одежду (Лк. 23,11). Почему? В подобном одеянии, вероятно, сам Ирод шествовал по столице империи, домога­ясь признания его тетрархом. По традиции искатель должности в Риме носил белую блестящую тогу — Candida, откуда произошло слово «кандидат».

Претория. Ряды колонн, шершавые каменные плиты, столб для бичевания...

Грубые солдаты пародируют провозглашение императора. Оде­тая на Страдальца рваная шерстяная солдатская хламида красного цвета (sagum или короткий военный плащ) — олицетворение пурпур­ного, застегивающегося на плече плаща (paludamentum или плащ полководца), знака первосвященнического достоинства цезаря, отку­да титул августа; «augustus» — священный (Friedlieb J.-H. Archaeologie der Leidensgeschichte unsers Herrn Jesu Christi. Bonn, 1843, s-118)

Изощренные оскорбления грубых людей...

«Радуйся, Царь Иудейский! И плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове» (Мф. 27, 29—30). Священная глава обезображена клуб­ком острейших колючек, а легионеры севастийской когорты стано­вятся на колени и насмехаются: «Радуйся, Царь Иудейский!»(Мф. 27, 29)- Отвратительная пародия потерявших человеческий облик людей! Диадема древних царей была простой повязкой вокруг головы. На ви­сках от нее висели ленты разной длины и ширины, а римские импе­раторы носили на голове, как символ власти, лавровый венок. Поэто­му официальный наряд римских преторов — наместников императо­ра в провинциях — пи в чем, кроме лаврового венка, не отличался от одежд окружающих. Терновый венец — грубая пародия на несбыточ­ность восстановления трона иудейского... (Священник В. Владимирский. Одеяния, вооружение, мебель, утварь и неко­торые другие, так называемые аксессуары в церковной живописи. - Душеполез­ное чтение, 1869. Переиздано в сборнике статей О церковной живописи, СПб., 1998, с. 304-318) Откуда жестоким воинам из сирийских греков знать, над Кем они так издевались?!

Своим чередом прошли двадцать веков истории человечества... Может показаться невероятным, но в соборе Парижской Богоматери хранится реликвия, которую по преданию считают терновым венцом Спасителя: это кольцо, сплетенное из пучков тростника, с внутрен­ним диаметром 210 мм и толщиной в разрезе 15 мм. Пучки связаны из стеблей по 15 или 16 вместе. Ветви терновника с шипами, изло­манные и. согнутые по направлению к середине, чтобы придать им вид шапочки, прикреплены своими концами частью к внутренней частью к наружной стороне тростникового кольца. Терние относится к виду «zizyphus spina» или «джигда узколистая». В древности при изготовлении колючие ветви пропустили сквозь прутья тростника свер­ху вниз и снизу вверх (Lа Sainte Bible selon la Vulgate, traduite en frangais avec des notes par l'abbt J. B. Glaire, avec introductions, notes complementaires et appendices par F. Vigouroux 4 td. Paris, 1908, p. 454. Dr. Giuseppe Toscano. La Sacra Sindone e la scienza medka Mimep. Pessano (Mi), 1978, p. 30). Что перед нами? Мы опять стоим перед но­вой загадкой... К числу почитаемых святынь относится и небольшая ветвь «джигды» — zizyphus, сохраняемая в Пизе. Ее длина 80 мм, а са­мый большой из ее шипов достигает 20 мм. Снова вопрос. Кольцо из пучков тростника в соборе Парижской Богоматери с продетыми вет­вями терниев по виду подобно диадеме древних царей — символу власти в виде повязки вокруг головы с висящими лентами разной длины и ширины. Опять загадка...

Впереди большая работа: анализ и сравнение пыльцы древней­ших реликвий с пыльцой плащаницы еще ожидает своего часа. Буду­чи в преклонных годах, Фрай не смог полностью завершить работу по анализу пыльцы — в январе 1983 г: он скончался. С тех пор по ря­ду причин 27 липких лент с пыльцой и мелкими частицами от плаща­ницы, а также материалы по хитону и терновому венцу оставались без внимания. Такое положение дел сохранялось до 1993 г… когда вдо­ва Макса Фрая — Гертруда Фрай-Зульцер передала все имеющиеся в ее распоряжении материалы покойного мужа для дальнейшего изуче­ния. Начало положено. Недавние исследования Андре Мариона из Орсейского института оптики показали соответствие между следами крови на серебристой тунике и Туринской плащаницей (British Society for the Turin Shroud. Newsletter. Issue no. 49. June 1999, p. 12)

Нас ждут новые открытия. В настоящее время разработан специ­альный микроскоп следующего поколения с особой системой полу­чения изображений. Он позволяет производить микрофотографирование, выдавать фотографии в цифровом виде и сравнивать изоб­ражения между собой. Следующим шагом будет полное микроскопи­ческое исследование, в том числе создание подробного каталога мельчайших объектов и пыльцы с каждой из 27 липких лент. Это очень большая работа, потому что общая длина последних пример­но 3 метра.

Не будем нетерпеливы и немного подождем. Подробный анализ частиц и пыльцы с плащаницы требует много времени. Но даже то, что успел сделать Макс Фрай, вновь и вновь обращает наш взор в сторону Иерусалима, устремляет наше сердце ко гробу Господню, к I веку.

ОБЛАСТЬ КРОВЯНЫХ ПЯТЕН

В начале нашей эры шерстяные ткани были дешевы, а льняные стоили дорого. Прекрасная и драгоценная льняная материя — виссон, предмет роскоши, вначале выделывалась только в Египте. Затем похо­жее полотно стали производить в Сирии, и, наконец, драгоценную ткань выучились изготавливать евреи. Покрывало Моисеевой скинии, одежды священников и левитов были льняные, из драгоценного вис­сона. По причине высокой стоимости полотна льняные материи име­ли люди весьма состоятельные. Сам «одеяйся светом яко ризою», быть может, первый раз облекся в такое дорогое, тонкое полотно, когда благообразный Иосиф, «богатый человек из Аримафеи» (Мф. 27, 57), сняв с креста Его пречистое тело, «обвил Его чистою плащаницею и положил Его в новом своем гробе, который высек он в скале...» (Мф. 27,59-бО) (Священник В. Владимирский. Одеяния, вооружение, мебель, утварь и неко­торые другие, так называемые аксессуары в церковной живописи. - Душеполез­ное чтение, 1869. Переиздано в сборнике статей О церковной живописи. СПб., 1998, с. 314)

Рассказ о Туринской плащанице — очень нелегкий труд. С одной стороны, мы должны поведать слушателям обо всех ее особенностях, с другой стороны, проявить щепетильность при обсуждении некото­рых вопросов. Будем аккуратны! У нашего повествования есть тема, при раскрытии которой следует говорить предельно осторожно. Мы дотронемся до очень деликатной, но на редкость важной области ис­следования: мы прикоснемся к кровавым следам, облик которых спо­собен привести в благоговейный трепет.

Снова и снова обращая взор на удивительную ткань, мы видим, что все тело покрыто ранами от глубоких ссадин при бичевании, запекшаяся кровь в которых имеет кармино-красный цвет. Крупные пятна крови покрывают места, по которым она текла из пронзенных рук и ног. С большим благоговением мы созерцаем поток крови от прободения копьем в области груди и ручейки запекшейся крови на голове от проколов шипами. По сути дела, вся плащаница залита кро­вью. Кровь пропитывает верхнюю часть волокна естественным спо­собом, а в просветах между нитями и па самой ткани нет посторон­него красящего материала.

Более подробные исследования под микроскопом областей с кровью показали, что пятна состоят из красно-оранжевой аморфной корки, запекшейся на поверхности волокон и в просветах между ни­тей. В отличие от самих отпечатков тела, кровь проникает в капилля­ры волокон, а ее сгустки образуют на поверхности ткани мениск, свойственный вязким жидкостям. Кроме того, в 1980 г. Моррис, Швальбе и Лондон показали наличие значительной концентрации железа исключительно в тех областях, где находятся пятна крови (R. A. Morris, L. A. Schwalbe and J. R. London. 1980. X-ray fluorescence investiga­tion of the Shroud of Turin. X-ray Spectrometry 9(2): 40-47). После применения специальных методов исследования этот вопрос окончательно прояснился.

Лучи рентгена высветили в спектре пятен четкую линию железа, но этот металл присутствует как в гемоглобине, так и красной крас­ке. Можем ли мы точно сказать — какие пятна на изображении? Уче­ные обнаружили, что железо в них окружено так называемыми «пиральными кольцами», которые имеет только кровь. В краске их нет и не может быть (Михаил Дмитрук. Туринская плащаница. 1олос, №10,1995, стр 13). Изучая плащаницу, Хеллер и Эдлер в результате спектроскопических исследований 1980 г. определили в следах кро­ви гемоглобин (J. H. Heller and A. D. Adler. 1980. Blood on the Shroud of Turin. Applied Optics 19:2742-44), а в 1981 г. — билирубин и альбумин. Они провели 12 специальных тестов, которые подтвердили, что на плащанице обнаружена настоящая кровь (J. H. Heller and A. D. Adler. 1981. A chemical investigation of the Shroud of Turin-- Journal of the Canadian Society of Forensic Science 14 (3), p. 87-92). Наконец, Боллоне, Йорио и Массаро убедительно показали: перед нами именно человеческая кровь, кото­рая принадлежит к IV группе (АВ) (Baima Pierluigi Bollone, Maria Jorio and Anna Lucia Massaro. 1981. La dimostrazione della presenza di tracce di sangue umano sulla Sindone. Sindon 30: 5-~ 8. В медицине есть понятие - группа крови. Таких групп четыре - I (О), И (А), Ш (В) и IV (АВ). Они по-разному совместимы между собой). Но каким образом получен столь потрясающий результат? Много веков прошло с тех пор, как кровь из­лилась на плащаницу...

Нам потребуется время и немного терпения. Для тех читателей, которые не имеют медицинского образования, мы дадим краткие по­яснения. Итак... Кровь состоит из жидкой части — плазмы, и взвешен­ных в ней элементов троякого рода; красных кровяных телец или эритроцитов; белых кровяных телец или лейкоцитов и кровяных пла­стинок — тромбоцитов.

Плазма крови — это коллоидный раствор множества белков, од­ним из которых является альбумин. А наибольшее значение среди белков крови имеет дыхательный кровяной пигмент красного цве­та — гемоглобин, заключенный в безъядерные клетки — эритроциты. Если кровь засохла, то 85% сухого остатка составляет именно гемо­глобин.

Вы спросите, как ученые определили, что на плащанице челове­ческая кровь? Ведь прошло столько лет с тех пор, как она присохла к ткани! Отвечаем.

Гемоглобин — это сложный белок, состоящий из белкового но­сителя — глобина, и небелковой группы  гема, в состав которой входит металл — железо. За счет окисления этого железа гемогло­бин крови обеспечивает процесс переноса кислорода. Гемоглобины разных животных и человека хотя достаточно близки между собой, но принципиально отличаются по форме кристаллов и спектраль­ным свойствам. Эти различия обусловлены различиями в природе белкового носителя — глобина. После специального спектрального анализа было установлено: да, на плащанице человеческая кровь.

Кроме того, в крови всегда находятся вещества, подлежащие уда­лению из организма. К таким веществам относится билирубин - желчный пигмент, который образуется в тканях в результате распада гемоглобина. Он тоже обнаружен на плащанице. Кстати, необычно яркий, кармино-красный цвет крови на полотне определенно гово­рит о повышенном содержании в ней билирубина, что в свою оче­редь напрямую связано с издевательствами, травмами и пытками, ко­торые обрушились на Жертву (A. D. Adler. Aspetti fisico-chimici delle immagini sindoniche, in: Sindone, cento anni di ricerca, Istituto Poligrafico e Zecca dello Stato, Libreria dello Stato, Roma 1998, pp. 165-184).

Продолжим наше обучение.

Белые кровяные тельца — лейкоциты образуют несколько групп (Примерно 60-70% лейкоцитов составляют клетки сегментоядерных нейт-рофилов, с плотным, разделенным на сегменты ядром и окрашенной в розовый Цвет протоплазмой; 20-25% лейкоцитов составляют лимфоциты - клетки с плот­ным круглым ядром и протоплазмой. - БСЭ, т. 23, с. 4б2—468). Но не печальтесь: нам не придется вникать во все тонкости строения этих клеток Для дальнейшего повествования важно только то, что лейкоциты содержат ядра, в которых, как и во всех клетках те­ла, содержится полный набор хромосом.

В этом месте нас подстерегает наибольшая опасность. Когда мы имеем дело с обычными пробами крови на ДНК, мы соприкасаемся только с медико-биологическими проблемами. При анализе крови с Туринской плащаницы на нас возлагается груз этических, моральных и даже богословских вопросов. Они решены не были.

К великому сожалению, дело зашло слишком далеко. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Виктор Трайон — профессор микробиологии и директор университета Техасского центра высоких технологий ДНК (University of Texas Center for Advanced DNA Technologies) точно определил три человечес­ких, принадлежащих мужчине гена. Это было бы вполне рядовым событием, если бы не источник информации. Образцы для анализа были взяты из пятен крови на Туринской плащанице. Что это — на­учное достижение или начало чудовищного эксперимента? Мы на­ходимся на той зыбкой грани, за которую науке лучше не перехо­дить, и вот почему

Расскажем по порядку. История того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы — сочетание недопустимой научной любозна­тельности и стечения обстоятельств. Итак, вернемся в 1988 г., когда профессора Джованни Риджи и Луиджи Гонелла из Турина лично от­резают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа (British Society for the Turin Shroud, Newsletter 43,1996).

Ученые начали работу в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. с удаления полоски полотна длиной восемьдесят один миллиметр и шириной в шестнадцать. Она была аккуратно разрезана пополам. Одну половину отдали кардиналу Баллестреро, который в то время являлся офици­альным хранителем плащаницы. Другую половину разделили на три равных части, каждая весом примерно в 50 мг и вручили представи­телям лабораторий Цюриха, Оксфорда и Таксона для проведения ра­диоуглеродного анализа.

Операция по вырезанию полоски ткани была закончена в 13 ча­сов дня; однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в обитую серебром раку. Что делали с ней в течение се­ми с половиной часов?

За это время профессор Риджи положил начало цепи событий, последствия которых трудно предсказать. Он изъял образцы крови из области подтеков на голове, желая впоследствии выяснить их ге­нетические характеристики. Джованни Риджи использовал два кро­шечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображе­нию, он скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечата­лись спинная часть и затылочная часть головы. Профессор действо­вал легально. Его действия не были секретом, потому что все опера­ции, производимые с плащаницей, записывали на пленку для офи­циального отчета и проводили под наблюдением двадцати техни­ков и духовенства.

Следующее событие является классическим образцом безответ­ственности. После завершения всех работ 1988 г. с Туринской плаща­ницей образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были переданы кардиналом Баллестреро профессору Риджи, а он положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка. Таким образом, уникальный материал ока­зался в частных руках и мог быть подвергнут анализу без глубокого изучения всех последствий такого шага. Зачем подобным образом поступил официальный хранитель Туринской плащаницы — остает­ся загадкой.

Через четыре с половиной года профессор Гарса-Вальдес сде­лал следующее научное открытие: некоторые бактерии при опреде­ленных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия (bioplastic) на поверхности древних экспо­натов. Он показал, что слои этих покрытий могут вызывать серьез­ные ошибки при радиоуглеродном датировании. Это заставило Гарса-Вальдеса задаться вопросом: а не может ли Туринская плаща­ница быть покрытой схожими микроорганизмами?

Преемник кардинала Баллестреро, хранитель плащаницы карди­нал Сальдарини, к которому он обратился за разрешением исследо­вать плащаницу, направил Вальдеса к профессору Джованни Риджи, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. При исследо­вании полоски под переносным микроскопом Вальдес увидел, что полимерное покрытие облепляет ткань в количестве, достаточном для того, чтобы серьезно воздействовать на точность радиоуглерод­ного датирования. Если бы ученые закончили на биопластике, они бы проявили должную предусмотрительность. Но после этого Гарса-Вальдес предложил Риджи услуги университета техасского центра изучения здоровья в Сан-Антонио (University of Texas's Health Science Center at San-Antonio) для дальнейшего исследования выборок из области подтеков крови на голове.

Профессор Риджи не устоял перед соблазном. Он поехал в Аме­рику, взяв с собой драгоценные выборки. Когда итальянский про­фессор пересек Атлантику, то в Сан-Антонио к исследованиям под­ключились профессор микробиологии университета Стефен Мет-тингли и профессор Виктор Трайон, руководитель университетско­го центра технологий ДНК (ДНК — стандартное сокращение для дезоксирибонуклеиновой кислоты)

 Дальнейшее нам известно. Профессор Трайон при изучении лип­кой ленты, несущей на себе частички засохшей крови с плащаницы, без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая X и Y-хромосомы. Второй фрагмент показал точ­но такой результат — распят мужчина...

Казалось — надо радоваться: генетика раскрывает невиданные тайны...

Очень прискорбно, но почти все научные достижения и откры­тия рано или поздно обращаются против человечества. Когда Кюри обнаружил радиоактивность, он не мог помыслить о современных средствах ядерного поражения. Когда Мендель скрещивал разного цвета горох, он не подозревал, что к концу двадцатого века станут вы­ращивать свинью с некоторыми человеческими генами.

Есть и обратные примеры - отрицать положительные дости­жения генетики невозможно. В Стенфордском университете под руководством известного специалиста по молекулярной генетике профессора Питера Ундерхалла ученым удалось обнаружить не­обычный генетический след. Исследование генов, взятых у множе­ства мужчин со всех краев света, выявило в М42 сегменте Y-хромосомы один совершенно конкретный признак. Перед нами удиви­тельное сообщение! Первый человек — Адам, должен был оставить в наследство будущим поколениям генетическую популяцию, со­хранившую по отцовской линии уникальные хромосомные харак­теристики. Теперь это подтверждено документально. Более того, еще в 1987 г., исследуя наследственный материал митохондрий (Митохондрии обеспечивают клетки энергией), имеющих гены, переходящие от родителей только по материн­ской линии, ученые подтвердили существование «генетической Евы» (Алексей Трофимов. Генетический след Адама. — Газета Мир новостей, 11 июля 1998 г., № 28 (238), с. 21)

Ученый мир вплотную подошел к тому, что известно несколько тысяч лет, но что он, этот научный мир, упорно отвергал в последние столетия. Более того, специалисты по генной инженерии утверждают, что смогут излечивать наследственные заболевания, продлевать жизнь и победить рак. Замечательно, но с другой стороны, вспомни­те, о чем мы сожалели чуть ранее. Познания генетиков могут быть ис­пользованы не только для творения добра...

Заранее не решенные сложнейшие морально-этические и духов­ные проблемы обнажили перед специалистами ряд труднейших во­просов. Да, генетический анализ может установить этнические при­знаки крови Человека, явившего облик на плащанице, и таким об­разом определить, могут ли Его пары хромосом быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если 22 пары ДНК будут определены как взятые исключительно от Матери — то значение это­го очевидно даже для тех, кто не изучал богословие. Однако мы имеем дело не просто с обыкновенными образцами крови. Кощунственные работы с такой кровью приведут к ужасающим последствиям.

Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Стефен Меттингли и его помощник — профессор Виктор Трайон запросили особое разрешение Ватикана. Но еще до того, как им было категори­чески отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в банк данных образцов крови своего университета.

Хранитель плащаницы кардинал Сальдарини издал твердое предписание, формально запрашивающее возврат выборок с пла­щаницы, рассеянных по всему миру, и особенно запретил выполне­ние на них любых генетических тестов. К сожалению, выдать образ­цы гораздо проще, чем вернуть. Хотя Вальдес, Меттингли и Трайон изъявили готовность вернуть выборки, в лаборатории университета сохраняются образцы ДНК и любой ученый может с помощью изве­стных способов умножить их в нужном количестве...

Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых сохраняют в своей лаборатории генетический код из об­разцов крови с плащаницы. Они могут, если научная сторона пе­ресилит духовную, открывать его подробности... Предположим, они устоят перед соблазном, но кто может гарантировать, что до­ступом к этим образцам не воспользуется другой — безответствен­ный или злонамеренный человек? И учтите: технологии, которые требуют значительных инвестиций и создания соответствующей инфраструктуры (как при производстве ядерного оружия) намно­го легче контролировать, чем то, что могут осуществить несколь­ко ученых в университетской лаборатории(Клонирование человека? Третье тысячелетие едва началось, а уже калифор­нийская компания приобрела два британских патента, дающих коммерческие права по созданию человеческих эмбрионов способом клонирования. Четыре года спустя после овечки Долли в Шотландии исследователям Орегонского уни­верситета из США удалось клонировать обезьяну - макаку Тетру! (Труд, 2-8 мар­та 2000 г., № 40 (23513), с. 31). Что же готовится миру в штате Калифорния? Нечто, по своим последствиям более страшное, чем нейтронная бомба. Чудовищное раз­вращение умов: штамповать одинаковую плоть за деньги. Как можно считать че­ловека высокоразвитым животным, отрицать наличие в нем бессмертной души?! А не получат ли торжествующие ученые биологических двойников, внешне не отличимых от первоначального человека, но по сути чуждых ему, не создадут ли заготовки для вочеловечивания бесплотных сил зла?! Кстати, клони­руя овечку, доктор Вильмут проводил опыт с замороженными, а не свежими клетками. Это означает, что нет необходимости, чтобы донор ДНК, будь то живот­ное или человек, были живы, когда производится клонирование (Труд, 16-22 июля 1999 г., № 129 (23354), с. 17) Во всей полноте, генетический код строго индивидуален и неповторим. Последст­вия использования ДНК из следов крови с плащаницы могут дать непредсказуемый, а может быть, и зловещий результат.

Однако эксперты продолжают спорить. Ведь ни для кого не се­крет, что на плащанице так много загрязнения, что никакой тест на ДНК, независимо от того, как тщательно он выполнен, нельзя рас­сматривать как окончательный. В течение выставки 1978 г. и после­дующего научного исследования с тканью напрямую соприкасались как ученые, так и служители Церкви, которые подготавливали по­лотно к показу. Плащаницу брали в руки монахини, архиепископ Ту­рина, король Умберто и многие другие. В течение пяти дней и но­чей исследования 1978 г. полотно непрерывно подвергалось загряз­нению, поскольку все это время оно находилось на специальном столе открытым и незащищенным. Каждый член группы исследова­телей мог оставить следы ДНК на ткани, а сколько раз в течение со­тен лет к плащанице прикасались совершенно не известные нам люди? (L. Casarino et al., Ricerca del polimorfismi del DNA sulla Sindone e sul Sudario di Oviedo, Sindon Nuova Serie, Quaderno n. 8, dicembre 1995, pp. 39-47)

ПЕРВИЧНЫЙ РАДИОУГЛЕРОДНЫЙ АНАЛИЗ

Зададимся очевидными вопросами — не зря ли мы ломаем копья? Есть ли достоверные способы определения возраста Туринской пла­щаницы? В каком веке соткана ткань? Можем ли мы отрезать кусочек и спросить у него: сколько тебе лет?

Такой по-детски наивный вопрос некоторые исследователи задали еще в 1947-55 гг., когда американский химик Либби начал устанавли­вать возраст образцов с помощью анализа по радиоактивному углероду Однако сам же родоначальник нового метода предложил не трогать плащаницу — по двум причинам. Первая — за многие века хранения она подверглась значительному загрязнению; вторая — при таком ис­пытании святыне будет нанесен слишком большой ущерб: в те годы требовалось отрезать и в научных целях «сжечь» 900 квадратных сан­тиметров поверхности. Время шло, методика совершенствовалась. К 1986 г. уже требовалось лишь несколько квадратных сантиметров. Вто­рая причина была преодолена, а о первой почему-то напрочь «забыли».

Дальнейшее развитие событий — это сочетание весьма странных, если не сказать подозрительных обстоятельств. На сентябрьской 1986 г. конференции в Турине решили было привлечь к работе семь лабораторий, взять образцы из трех разных мест плащаницы, произ­вести максимальную очистку. Предполагалось отрезать образцы в мае 1987 г. и получить датировки к 1988 г. Совершенно неожиданно и не­объяснимо директивно назначили лишь три лаборатории, образец вырезали только в апреле 1988 г., да и то из одного, причем не само­го лучшего с точки зрения радиоуглеродного датирования, места. Протесты и сомнения известных ученых были незаслуженно откло­нены, вопрос с должной очисткой от примесей остался открытым...

При таких неблагоприятных условиях в 1988 г. начались радиоугле­родные исследования, которые выполнял 21 эксперт в лабораториях университетов Аризоны, Оксфорда и Цюриха. Надо признать, что по­добный анализ стоит больших денег. Работы обошлись в.1 миллион фунтов стерлингов и были оплачены 45 богатыми бизнесменами. Что самое интересное — оплата была произведена в Страстную пятницу 1989 г., то есть как раз в тот день, когда в православных храмах выно­сятся на поклонение иконописные плащаницы. Может быть, случай­ность, а может быть, и нет?

Чтобы уменьшить ущерб, наносимый Туринской плащанице, для анализа использовалась узкая полоска ткани 16 на 81 мм, вырезанная из левого угла боковой полосы нижней части плащаницы (Для исследования выбрали находящееся в плохом состоянии место полот­на, называемое углом Раеса). Как и при каких обстоятельствах ее вырезали — мы уже говорили, но примеча­тельна одна особенность: участвовать в исследованиях хотели девять ведущих лабораторий по радиоуглеродному датированию, но отоб­раны были только три. У ученых, не допущенных к работе, зароди­лись подозрения, и их сомнения оправдались.

Возвращаясь к 1988 г., приведем сухую сводку аналитиков. Дати­рование по радиоуглероду, проведенное в лабораториях Оксфордс­кого университета, университета в штате Аризона и швейцарского Института технологии (Oxford University, University of Arizona, Swiss Fed'l Institute of Technolog) трех образцов ткани боковой полосы Турин­ской плащаницы, дало с вероятностью 95% радиоуглеродный возраст 1260—1390 г. н. э. (Указанные цифры - результат усреднения всех данных и учета калибровки по вариациям содержания изотопа С-14 в атмосфере. - RE. Damon et al-Radiocarbon dating of the Shroud of Turin. - Nature, vol. 337, 16 February 1989, p. 611-615) Неужели скептики правы?

Отнюдь нет! Говоря об абсолютных величинах, мы видим, что Аризона и Цюрих сошлись на близких цифрах - 1304 ± 31 и 1274 ± 24 гг. Оксфорд получил на сто лет меньше — 1200 ± 30 г. Почему?

В дальнейшем мы постараемся доступно объяснить принципи­альную разницу между радиоуглеродным возрастом предмета и его историческим, то есть истинным возрастом, а сейчас приведем один из первых аргументов, который поставил под сомнение датировку по радиоутлероду. В Венгрии находится манускрипт, который точно да­тируется 1192-1195 гг. На нем есть миниатюры, изображающие по­ложение во гроб Господа нашего Иисуса Христа и Воскресение Хри­стово. Рисунок содержит такие подробности, которые живописец мог видеть только в том случае, если он имел перед глазами Туринскую плащаницу. На первой миниатюре руки Спасителя скрещены не как обычно - в области груди, а таким образом, как на плащанице, то есть в области паха. Второе изображение еще более убедительно. Ми­ниатюра Воскресения содержит уникальное изображение плащани­цы с такими же четырьмя прожогами в виде буквы «Г», какие были на Туринской плащанице еще до пожара в 1532 г.

Известно, что плащаница за свою огромную историю неодно­кратно обгорала. Наиболее страшным и разрушительным был пожар 1532 г., в результате которого дополнительно появились две широкие полосы прожогов на линиях сгибов по бокам изображения. В то же время в бельгийском городе Льере хранится полотно с нарисованной на нем Туринской плащаницей. Эта картина точно датируется 1516 г, то есть была написана задолго до пожара 1532 г. На ней видны те же четыре прожога в виде буквы «Г», какие мы видим на миниатюре с венгерского манускрипта. Следовательно, художник, писавший мини­атюры к манускрипту 1192 г., видел полотно Туринской плащаницы, что противоречит усредненной радиоуглеродной дате. Это означает, что радиоуглеродный возраст, который был рассчитан на основании анализа кусочка ткани, не соответствует ее действительному, то есть календарному возрасту.

Второй аргумент, ставящий под сомнение достоверность дати­ровки 1988 г., следующий. Полоску для анализа вырезали из так на­зываемой боковой полосы, а не из части ткани, на которой имеют­ся загадочные отпечатки. Возникли сомнения-, ткань боковой поло­сы и основная ткань изготовлены в одном веке или нет? Мы уже говорили, что тип скручивания их волокон различен. Кроме того, Ален Эдлер (Adler. ACS Symp. Series; 625, 223 (1996) в 1996 г. сделал интересное сообщение. Он сравни­вал химический состав волокон кусочка ткани из боковой полосы, часть которого в 1988 г. подвергалась радиоуглеродному анализу, с составом волокон неопровержимой области плащаницы, то есть той, на которой мы видим изображение. Разница оказалась настоль­ко внушительной, что большинство аналитиков согласились в том, что датирование не является окончательным. И даже если оба участ­ка полотна принадлежат одному веку, взятый образец располагался на одном из самых загрязненных участков плащаницы, в месте сгибов, в нескольких сантиметрах от прожженных областей, грани­чащих с пятнами воды. Выбор пал на наихудший участок!

Кроме уже сказанного, перед глазами встает и такая деталь: сред­ний вес образцов для датирования составил 39 миллиграмм на 1 кв. см, а средний вес всей плащаницы — 23 миллиграмма на 1 кв. см (A.D. Adler. Updating Recent Studies on the Shroud of Turin. — American Chemical Society, Symposium Series No. 625, chapter 17,1996, pp. 223-228)  Итак, ткань боковой полосы сильно отлична от основной. Принадле­жат ли они одному и тому же веку?

У нас есть и третий аргумент — сударь из испанского города Овьедо, о котором мы подробно поговорим в дальнейшем. Но вместе с тем, обратим внимание на известные дополнительные и весьма убе­дительные сведения, которые окончательно губят датировку 1988 г.

Первое — систематические ошибки. Аналитики из Великобрита­нии, Америки и Швейцарии не взяли в расчет: карбоксилацию целлю­лозы древней льняной ткани горячим дымом пожара 1352 г. при ката­литическом воздействии ионов серебра расплавленной шкатулки; пе­рераспределение изотопно-тяжелых форм в процессе как роста льна, так и производства из него полотна (D. A. Kouznetsov, A. A. Ivanov. Effects of fires and biofractionation of carbon iso­topes on results of radiocarbon dating of old textiles: the Shroud of Turin. - Journal of Archaeological Science, 1996,23, pp. 109-121); наличие на поверхности грибков и бактериального биопластика (J. Barret. Science and the Shroud, Microbiology meets archaeology in a renewed 4uest for answers. — The Mission, University of Texas Health Science Center, San-Antonio. Vol. 23, No.l, Spring 1996, pp. 6-11) и наконец — пропитку маслом.

Второе известие более прозрачно. Копирование образа с пла­щаницы происходило за много сотен лет до даты радиоуглеродно­го возраста. Еще в 1939 г. Винон заметил в изображении лица с Ту­ринской плащаницы и древней византийской иконографии 20 об­щих особенностей: поперечная полоса поперек лба, V-образная форма переносицы, ветвление в бороде и многое другое (Paul Vignon. 1939- Le Saint Suaire devant la science, l'archologie, 1'histoire, П conographie, la logique. Paris). Он вы­сказал предположение, что древнейшая иконография Христа име­ет своим источником отпечаток на плащанице. А в 1982 г. Вэнджер использовал для сравнения образов методику наложения изобра­жений в поляризованном свете. Он обнаружил 46 совпадений между чертами лица с Туринской плащаницы и ликом Христа на древнейшей мозаике VI века в монастыре св. Екатерины, которая находится в Египте на горе Синай. Используя ту же методику, он нашел 63 совпадения между отпечатками лица на ткани плащани­цы и образом Христа на золотой монете, чеканившейся в VII веке в Византии (солид императора Юстиниана II, датируемый 692-695 гг. н. э.) (Alan D. Whanger and Mary Whanger. n.d. Points of congruence between features of the facial and head areas of the Shroud of Turin and early portrayals of Jesus Christ MS. in a United Press International report, April 8,1982).

Вернемся снова в монастырь св. Екатерины. Обратим внимание на иконографическое изображение Абгара V, который получает плат с отображением Спаса Нерукотворного. Эта икона отражает преда­ние православной Церкви и относится к началу IX века. Так вот что интересно: анализируя пропорции образа на иконе, Вэнджер дока­зал, что плат, изображенный на иконе, соответствует размерам Ту­ринской плащаницы, которую свернули в 8 раз, чтобы был виден только Лик (Ian Wilson. 1979- The Shroud of Turin. New York: Image Books. [ADW])

Взвесим соотношение сторон. Посмотрим на изложенное со всех позиций. С одной стороны, одиноко стоящая цифра, с другой — исто­рия, археология, иконография, физические методы анализа. Так где же истина?

НЕКОТОРЫЕ СОМНЕНИЯ

В науке всегда есть место для уточнения полученных результатов. Часто одна какая-нибудь надпись открывает из жизни древних такие подробности, о которых молчит и предание, и народная память. Так, благодаря тщательному изучению погребений в катакомбах Рима и эпиграфики на могильных плитах (Эпиграфика — наука о надписях, сделанных на монументальных памятни­ках из камня или металла, в том числе и на надгробных плитах), ученые доказали, что некоторые члены императорской семьи уже во II и III веках н. э. исповедовали хри­стианство. Эти выводы совершенно меняют воззрения, основанные на рассказах историка Евсевия Кесарийского, жившего в IV веке, и других письменных источниках (А. П. Голубцов. Из чтений по церковной археологии и литургике, с. 15)

Когда человеку, который никогда не занимался датировкой ра­диоуглеродным методом, называют возраст предмета, определен­ный этим способом, он легко соглашается. А зря! Часто встречают­ся неправильные представления относительно датирования по изотопам.

Среди специалистов, которые используют в своей работе радио­углеродный анализ, последний не считается точным способом опре­деления возраста, а скорее, приблизительным. Причина в том, что при использовании этого метода исследователи должны быть увере­ны, что имеют дело с образцом, изотопные соотношения в котором полностью соответствуют своему веку. Загрязнение  реальная опас­ность (William Meacham — Archaeologist: Radiocarbon Measurement and the Age of the Turin Shroud: Possibilities and Uncertainties. Symposium Turin Shroud  Image of Christ?. Hong Kong, March 1986, p.2) Если объект исследования засорен разными примесями с бо­лее молодым соотношением в изотопах, его истинный возраст будет искажен.

Ознакомимся вкратце с началами метода радиоуглеродного да­тирования. Следует знать, что радиоактивный изотоп углерода С-14 возникает в атмосфере за счет бомбардировки азота космическим излучением. В ходе фотосинтеза С-14, наряду с другими изотопами углерода, накапливается в растениях (Содержание С-14 в углероде различных природных объектов составляет лишь 1,02-1,13% от суммы нерадиоактивных изотопов С-12 и С-13. Для справки со­общим, что льняная ткань состоит из волокон, крепость которым придает целлюлоза, а это - полимер, содержащий значительное количество углерода). Когда прекращается жизнеде­ятельность, организм погибает и перестает закачивать в себя новые порции углерода. С этого времени, вследствие радиоактивного распа­да, процентное соотношение С-14 с другими изотопами углерода не­прерывно уменьшается. Поскольку скорость распада — величина по­стоянная, то, измеряя содержание радиоактивного изотопа в общем количестве углерода, можно определить возраст образца. Полученная дата - величина расчетная, вычисленная на основании определен­ных допущений. Сам по себе радиоуглеродный анализ определяет лишь количество радиоактивного изотопа углерода в образце, что, согласитесь, как таковое, возрастом исследуемого предмета еще не является.

Итак, современная археологическая химия обладает средством, с помощью которого можно определить возраст тканей. Для большин­ства древних находок, долгое время захороненных в укромных мес­тах и не подвергавшихся с момента погребения серьезным внешним воздействиям, мы можем допустить, что ископанные предметы не за­грязнены молодым радиоуглеродом. Следовательно, радиоуглерод­ное датирование даст достаточную точность при вычислении их воз­раста. К сожалению, подобное положение приемлемо только для иде­альных условий.

В качестве примера приведем кумранские находки. В конце вес­ны 1947 г. в пещере близ Мертвого моря нашли восемь глиняных со­судов с крышками; внутри одного из них лежали тщательно заверну­тые в льняную материю три кожаных свитка священных еврейских книг. По соседству, на расстоянии километра от пещеры, в 1951 г. рас­копали развалины древнейшего поселения и кладбища, называемого «Хирбет Кумран». Внутри развалин была найдена неповрежденная ам­фора, точно такая же, как те восемь амфор, которые нашли в кумранской пещере. В дальнейшем при раскопках кладбища нашли 153 мо­неты, относящиеся к периоду 125 г. до н. э.-70 г. н. э. По амфорам, ос­колкам керамики и монетам установили, что свитки Мертвого моря прятали кумраниты, жившие главным образом в первых двух третях I в. н. э. Причем форма письма и орфография свитков позволяют до­полнительно датировать время написания. Манускрипты начертаны квадратными еврейскими буквами, детали изображения которых сви­детельствуют о I в.

События предположительно развивались так. Во время смутного периода, предшествовавшего подавлению восстания иудеев 66—70 гг. 1 э., жители Кумрана спрятали драгоценные для них рукописи, завер­нув их в материю, пропитанную составом, предотвращающим гние­ние. Они положили свитки в глиняные сосуды, те самые, которые ис­пользовали в повседневном быту, и укрыли тайком в пещере, надеясь забрать рукописи Ветхого Завета по окончании беспорядков. Однако обрушенные стены, местами почерневшие и обуглившиеся от пожа­ра, трехкрылые железные наконечники, типичные для римского во­оружения, — все говорит о том, что надежды кумранитов погибли под ударами когорт Веспасиана.

В январе 1951 г. льняную материю, из которой извлекли свитки, подвергли радиоуглеродному анализу. Чикагский институт термо­ядерных исследований представил доказательства того, что лен для изготовления полотна убрали с поля приблизительно в 33 г. н. э. В данном случае радиоуглеродный возраст полотна соответствует палео­графическому анализу рукописей, образцам керамики, монетам и вполне может считаться достоверным. Точность датирования основа­на на фактах. Запечатанные амфоры никто не трогал почти две тыся­чи лет, в древности ткань пропитали составом, препятствующим раз­множению плесени и грибков, а анализ провели спустя всего 4 года после того, как ткань оказалась в руках исследователей (Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. В русском переводе с парал­лельными местами и приложениями, Bruxelles, 1964. Приложение V. О библей­ской археологии, с. 597-598,600,601-602)

Совершенно иная картина с Туринской плащаницей. При датиро­вании уникальной ткани мы имеем дело с тем случаем, когда по мень­шей мере в течение 600 лет «бесспорной» или зарегистрированной хронологии (Первое упоминание в хрониках о Туринской плащанице относится к 1350 г) она побывала в различной окружающей среде и под­вергалась многообразной, не всегда точно известной обработке. Мы можем утверждать, что полотно относится к первому веку, а следова­тельно, дополнительно 1300 лет оно было в контакте с природными или созданными человеческими руками веществами, способными су­щественно исказить результаты радиоуглеродного датирования.

Обратите внимание на очень важное соображение. Ни один ис­торик не признал бы дату радиоуглеродного датирования (или даже целый ряд дат по изотопам) как бесспорное доказательство. Никакой историк не стал бы утверждать, что этот тип данных обеспечивает аб­солютную надежность. Такое ограниченное использование результа­тов вычисления возраста по радиоуглероду — стандартный подход в археологии и геологии. В случае с кумранскими находками потребо­валось совпадение (в пределах ошибок измерения) радиоуглеродно­го возраста с данными археологии и палеографии, чтобы признать правильной оценку возраста полотна. Однако, много иных «дат» от­клонены как неправильные, как находящиеся в конфликте с другими данными по изотопам или с более надежными сведениями. И это вме­сте с тем, что в последнее время значительные достижения по радио­углеродным исследованиям привели к усовершенствованию средств измерения (Так, период полураспада С-14 был исправлен с 5570 на 5730 лет, а отклоне­ния в течение веков содержания в атмосфере С-14, определяемые по годичным кольцам ископаемых и недавно спиленных очень старых деревьев, дали более точную картину при получении калибровочных кривых. См.: William Meacham -Archaeologist: Radiocarbon Measurement and the Age of the Turin Shroud: Possibilities and Uncertainties. Symposium Turin Shroud — Image of Christ?. Hong Kong, March 1986, p. 5)

Любая наука содержит «белые пятна». Представьте себе: расхож­дение радиоуглеродного датирования с историческими датами — по­ка единственный источник определения степени загрязнения. Очист­ка от примесей молодого углерода — крайне сложное дело. Напри­мер, в Югославии выборки древесины XIII века дали радиоуглерод­ный возраст XV и XVIII века (O. Srdoc, A. Sliepcevic, B. Obelic and N. Horvantincic. 1981. Rudjer Bokovic Institute Radiocarbon Datelist. Radiocarbon 23 (3): 410-421) Анализ остатков деревянных стен ис­копаемой стоянки древних людей на Аляске показал возраст 1800-1600 лет до н. э., а анализ золы из очагов внутри этих же помеще­ний — возраст 1000—800 лет до и. а, хотя для археологов совершенноочевидно, что стены и зола принадлежат одному и тому же историче­скому периоду (Н. Marie Wormington. 1983. Early man in the New World: 1970-1980 (in) Early Man in the New World. Edited by Richard Shutler, Jr. Beverly Hills: Sage, p. 191).

Поспешные выводы не всегда объективны. Если при наличии за­грязнения такие типовые материалы, как древесные остатки показы­вают расхождения в возрасте, то тем более, проявим предельную ос­торожность при оценке результатов датирования льняной ткани.

И наконец, главное — мы должны отказаться от мысли, что ра­диоуглеродный возраст со временем уладит вопрос о подлинности плащаницы. Безусловно, попадание результата исследований в 30 или 1320 год н. э. даст сильную поддержку сторонникам или противникам подлинности плащаницы, но результат 300 или 1000 лет породит громадное количество противоречий, в особенности если учесть, что ошибка может достигать +500 лет и более (Если установить степень достоверности результата в 95%, неопределенность в радиоуглеродном возрасте льняной ткани плащаницы может достичь 500-600 лет. - Michael Bruns and K.O. Monnich. Bernd Becker, 1980. Natural radiocarbon vari­ations from AD 200 to 800. Radiocarbon 22 (2): 273-277; William Meacham

~ Archaeologist: Radiocarbon Measurement and the Age of the Turin Shroud: Possibilities and Uncertainties. Symposium «Turin Shroud — Image of Christ?» Hong Kong, March 1986, p. 9).

Положение дел прояснилось. Когда читатель до некоторой степе­ни проникся тем, насколько нелегко произвести датирование по ра­диоуглероду, мы на основании существующих данных попытаемся оценить реальный возраст ткани плащаницы.

УТОЧНЕНИЕ ДАТИРОВКИ

В первом веке каждый палестинский иудей, кроме больных и ма­лолетних, был обязан провести ветхозаветную пасху в Иерусалиме. Праздник совершался в течение 7 дней, начиная с вечера, которым за­канчивался 14 день нисана или авива (зеленые колосья), первого ме­сяца лунного года. Особенно торжественными считались первые два дня, следующие за пасхальным вечером: в эти дни израильтяне обяза­тельно присутствовали за богослужением. Чтобы никто не смог отговориться незнанием времени праздни­ка, в начале месяца нисана по всей Палестине отправлялись вестни­ки, которые объявляли время пасхи, и большие караваны богомоль­цев стекались во святой Иерусалим...

Так каких вестников можем послать мы, чтобы они правильно указали времена и сроки? В какой год ткач снял со станка полотно, от которого продавец отрезал ткань плащаницы, лежащей сейчас в Ту­рине? Даст ли сам материал ответ на этот вопрос?

Вооружимся полнотой знания конца двадцатого века. Возьмем в союзники знатоков своего дела и углубимся в основные положения, которые влияют на радиоуглеродное датирование Туринской плаща­ницы. Первое — это среда обитания, в которой вырос лен, применен­ный впоследствии для изготовления полотна. Если, предположим, это была область с постоянными вулканическими извержениями (типа Везувия в Италии), то радиоуглеродное датирование теряет всякий смысл. Кроме того, на соотношение изотопов, а следовательно, на расчет возраста по ним влияют сорт льна, его вид, даже вредители, пожиравшие листья. Удивительно, но факт! Целлюлоза льна — изо­топно-тяжелая форма, и при смещении за счет указанных причин ис­ходного изотопного состава в сторону радиоактивного углерода С-14 всего на 10 процентов мы получаем ошибку 700—800 лет в сторону омоложения (D. A. Kouznetsov, A. A. Ivanov. Effects of fires and biofractionation of carbon iso topes on results of radiocarbon dating of old textiles: the Shroud of Turin. — Journal of Archaeological Science, 1996, 23, pp. 109-121).

Второй фактор — место расстилки и мочки льна, на котором происходит активный ионный обмен. Мы уже говорили, что тради­ционная технология производства льняной пряжи включает несколько дней замачивания высушенных, а затем измочаленных стеблей. Находясь в воде, волокна впитывают ионы кальция, стронция, железа и другие. Вместе с тем замачивание дает возможность всасывания из воды древних растворенных органических карбонатов, что, несо­мненно, при определении количества радиоактивного углерода при­водит к более древнему возрасту, чем истинный возраст льна. Нео­пределенность за неопределенностью.

Первые два случая в истории с плащаницей нуждаются в допол­нительном исследовании...

Древняя Палестина. Полуодетый ткач закончил работу и с удо­вольствием взирает на творение. Добротное льняное полотно радует глаз: оно такое белое и мягкое!

Стремительной рекой протекло время... Годы не щадят никого. Следующая возможность загрязнения — впитывание примесей во­локнами ткани от дня снятия со станка до наших дней (Волокна льна имеют пористую структуру, способную активно поглощать гидрокарбонаты). Посмотрите на старинные книги и одежды: они покрыты коричневатым налетом. Его источником могут быть плесенный грибок, ложномучнистая ро­са (то есть особая плесень, выступающая на коже или бумаге), другие типы грибковых налетов, которые образуются на поверхности при повышенной влажности. Та же участь постигает и льняное полотно. Оно как «губка» впитывает молодой углерод из плесени (Нужно учесть, что впитывание молодых органических карбонатов из вла­ги, находящейся в порах волокон целлюлозы, может постепенно заменить часть карбонатов, которые содержались в полотне с момента его изготовления). Более того: этот процесс ускорился за счет натяжения, складывания и прочих процедур, которые проводили с Туринской плащаницей в течение многих веков. Таким образом, впитывание молодых органических карбонатов шло куда интенсивнее, чем у захороненных тканей, кото­рые подвергались лишь естественной порче.

Столетие шло за столетием. Нельзя забывать, что за прошедшие века плащаница часто попадала в руки людей. Человеческий фактор самый опасный. Ее обрабатывали горячим маслом, подвергали воз­действию воска, мыла, дыма от пожаров. Возможно, что ткань плаща­ницы несколько столетий висела замурованной в городской стене вместе с масляной лампой. Но абсолютно точно — ее прикрепляли к деревянной раме, и в течение сотен лет ткань впитывала молодой уг­лерод из древесины (Подобно древесному углю, открытая структура целлюлозы льняного полот­ка, а в особенности древнего, является пористой, с большой поверхностью впи­тывания. Она активно всасывает органические вещества, содержащие более мо­лодой радиоуглерод, который смещает возраст в сторону омоложения. — Richard Burleigh. 1974. Radiocarbon dating: some practical considerations for'the archaeolo­gist. — Journal of Archaeological Science 1: 82)

Загадка за загадкой! Взяв микроскоп, мы обнаружим, что каждая ниточка полотна покрыта «плотной глазурью». Еще в 1978 г. Марано наблюдал на льняной ткани плащаницы обильные отложения ино­родных загрязняющих веществ, тесно связанных с волокнами полот­на. Да, при подготовке к радиоуглеродному датированию большие ча­стицы, типа пыльцы и остатков насекомых, можно удалить с помо­щью сверхзвуковой очистки (мойки), но «наросты» останутся (Ettore Marano. 1978. Aspetti ultrastrutturali al microscopio elletronico a scansione di fibre della Sindone di Torino. — La Sindone e la Scienza, Turin: Paoline: 202, 381). Та­ким способом их не удалишь.

Если бы в средние века люди знали, чем будут интересоваться их далекие потомки, они бы сильно изумились. Как могли в XVI веке пре­дусмотреть нужды ХХ-го? Радиоуглеродные лаборатории требуют, чтобы образцы для датирования, пока их доставят с археологических раскопок к анализу, даже несколько недель не находились в бумаж­ных конвертах. Контакт молодой целлюлозы с древней недопустим. Мы теряем достоверность. А на Туринскую плащаницу в течение 450 лет влияет сделанная из голландского полотна и пришитая к ней ткань поддержки.

По какому поводу ее пришили?

...Со всех колоколен летит тревожный набат. Полыхает древний собор. Бегут люди, несут воду. Стелется едкий дым. Самые храбрые из монахов поливают водой раскаленную огнем серебряную раку...

Долгие годы Туринская плащаница хранилась в сложенном виде. Она была положена в мешочек из шелка; кроме того — об­лицованная серебром шкатулка имела внутри бархатную крышку. Это нам известно из описи 1483 г.: «Святая плащаница, обернутая в красный шелк, покрытая темно-красным бархатом и находяща­яся в шкатулке...» (Andre Ferret. I960. Eassi sur Fhistoire du Saint Suaire du XlVe au XVIe siecle. Memories de I'Academie des Sciences, Belles-Lettres et Arts de Savoie: 92) И вот в 1532 г. случается пожар. Плавятся пла­стины, раскаленная струя серебра прожигает ткань, уничтожая ее по линии сгибов, прогорает шелк, бархат. Клубы горячего, едкого дыма...

Гарь и копоть «омолодили плащаницу» (Говоря научным языком, передача продуктов разложения целлюлозы от по­сторонних средневековых предметов на полотно плащаницы произошла как прямым взаимодействием, так и через воздух - окуривание. В результате колло­идный углерод и продукты сгорания проникли в поры целлюлозы плащаницы. Появление вне прожженных областей рассеянных на ткани пестрых пятен легко объясняется неравномерным распределением продуктов горения по поверхнос­ти плащаницы. Надо сказать, что молодой углерод мог впитаться в ткань не толь­ко через окуривание и коллоидальные включения. Он легко мог попасть в поры целлюлозы плащаницы через расщепление (от воздействия высокой температу­ры) гидрокарбонатов, находившихся в посторонних веществах, которые к мо­менту пожара присутствовали внутри ткани плащаницы. В течение столетий на поверхности ткани плащаницы накапливались жиры, протеины или остатки уг­леводородов. Кроме того, в хронике есть упоминание о том, что в 1508 г. ее, что­бы проверить на подлинность, проваривали в масле. Вещества от этой масляной обработки должны были еще присутствовать в 1532 г., когда случился пожар. Та­ким образом, молодой углерод от этих расщепленных гидрокарбонатов, ранее находившихся в посторонних веществах, с тех пор находится на волокнах ткани в виде микроскопических сажеподобных частиц или в виде микроскопических коллоидальных включений углерода между микроволокнами целлюлозы. - L. А. Schwalbe and R. N. Rogers. 1982. Physics and chemistry of the Shroud of Turin. Analytica Chimica Acta 135:3, p 20.) Однако, расчеты пока­зывают, что только они не могли так сильно исказить результат. Большой вклад в ошибку датирования внес изотопный обмен. При нагреве происходит химическая реакция (Еще в 19б8 году Рааен утверждал, что присоединение молодого углерода происходит при температуре 300—400 градусов. — Vernon F. Raaen, A. Ropp Gus and Helen P. Raaen. 1968. Carbon-ii. New York: McGraw-Hill: 70). Горячий средневековый дым сделал свое дело! В замкнутом пространстве храма при высокой температуре пожара в воздухе нарастала концентрация углекислого и угарного газов в присутствии катионов серебра (Этот  благородный метал, кроме прочего, является прекрасным катализато­ром). Поэтому в раке возникли идеальные условия для реакции карбоксилирования цел­люлозы, то есть присоединения к ней дополнительного «молодого» углерода (Целлюлоза состоит из длинных цепей глюкозы — колец из шести атомов уг­лерода, и когда такие кольца соединяются в полимер, у каждого из них остаются не занятыми три химические связи — так называемые гидроксильные группы. Они могут активно вступать в реакции с кислотными остатками. В горячем дыму возникает нестойкое соединение — угольная кислота. При ее распаде образуются углеродные остатки, и они свободно присоединяются химическими связями к не занятым гидроксильным группам. После этой реакции никак нельзя удалить до­бавочный углерод из целлюлозы. Таким образом, к древнему полотну во время пожара присоединился более современный углерод)

Напомним: из девяти лабораторий, желавших проводить радиоуг­леродный анализ полоски ткани, вырезанной из Туринской плащани­цы, допущены к нему только три. Это наводит на определенные раз­мышления. Очень странно, что крупные аналитики из Англии, Амери­ки и Швеции не учли известных факторов, которые вызывают эффект «омоложения» ткани. Поэтому знаменитый исследователь Туринской плащаницы Джон Джексон предложил руководителю Седовской лабо­ратории в Москве Дмитрию Кузнецову, специалисту в области биопо­лимерной химии текстиля, провести модельные опыты (Дмитрий Анатольевич Кузнецов - доктор биологических наук. Докторскую диссертацию защитил в 1989 г. по специальности химия полимеров).

Начались серьезные подготовительные работы. Когда с помощью Высшей инженерной пожарно-технической школы в Москве и аналогичной организации города Лиона во Франции определили главные параметры пожара, то есть установили, какой концентрации достигли в помещении углекислый и угарный газы, пары воды и катионы серебра, химики заказали на заводе газовую смесь заданного состава. Во время экспериментов смесь подавали в термостат, где висел кусок льняной ткани. Концентрацию газов и их температуру во времени ре­гулировал компьютер (Обстоятельства сложились так, что для модельных экспериментов в Седов­ской лаборатории имелись все исходные данные. Как известно, пожар 1532 г. в монастырском храме города Шамбери подробно описан в летописи. Пламя буше­вало около шести часов, и третью часть этого времени благочестивые монахи пытались спасти плащаницу, обливая водой сильно раскалившуюся в огне серебряную раку. Достоверно известно, как была сложена плащаница, какую форму имела рака, до какой температуры она раскалилась - примерно до 850-900 градусов из-за сплавов. Плащаница существенно обожжена, причем серебро участ­вовало и в химических реакциях: во время исследований 1978 г. профессор Алан Адлер из США, определяя химический состав ткани, обнаружил в ней избыточ­ное количество этого металла).

Работа закипела. Ученые обработали в 1993—1994 гг. различные образцы текстильных изделий: например, музей этнографии в Бухаре доставил для опытов кусок льняной ткани VI века н.э. а из Италии привезли образец, которому скоро будет две тысячи лет. Его особая ценность заключена в том, что ткань найдена в Израиле при раскопках. Для сравнения с древними образ­цами ученые обработали современную материю, сотканную в Краснодаре (Всего специалисты собрали около шестидесяти кусочков льняного полот­на, датированных разными методами, в том числе радиоуглеродным. Их возраст -от XX до V веков нашей эры).

Результат превзошел ожидания! У древних тканей под действием модельного «пожара» содержание С-13 и С-14 намного увеличилось. Что знаменательно — изменение изотопного состава тем больше, чем древнее лен (При изучении химического состава образцов исследователи увидели очень интересную вещь: в отличие от современного, древний текстиль состоит из видоизмененной целлюлозы. В ней длинные цепи из молекул глюкозы обильно увешаны кусочками посторонних веществ. Из чего состоят эти довески и где они присоединились к целлюлозе, зависит от двух факторов - возраста текстиля и места, в котором он был найден. Если взять образцы тканей из одного географического района, то в них степень изменения целлюлозы будет прямо пропорциональна возрасту текстиля. Чем он древнее, тем больше к цепям из глюкозы присоединено карбоксильных групп, содержащих углерод. А это до сих пор не учитывалось при датировании тканей радиоуглеродным методом. — Михаил Дмитрук. Сенсационное утверждение: Туринская плащаница подлинная!. Жур­нал «Чудеса и приключения», № 2, февраль 1996, с. 50-51). Полученные закономерности применили к полотну из Турина. В конце туннеля засиял свет: под влиянием пожара 1532 г. количество изотопов углерода С-14 и С-13 возрастает (Последний изотоп не радиоактивен, но его содержание обязательно учиты­вается стандартом, который входит в любую формулу радиоуглеродного датиро­вания. Поэтому на расчеты возраста плащаницы сильно повлияли сдвиги по обо­им изотопам) Десятилетие назад ученые полагали, что на­копление углерода в целлюлозе прекратилось, когда изо льна сделали ткань. На самом деле при пожаре плащаница значитель­но обогатилась «новыми» изотопами, что вызвало эффект «омо­ложения». Кроме того, в 1988 году исследователи вырезали кусо­чек для анализа как раз на границе с обожженным участком. Следует учесть, что это место особенно сильно обогащено молодым углеродом под действием серебряного катализатора. Однако опы­ты показали, что величина присоединяемого углерода составляетвсего 10—20% от того количества, которое могло бы изменить датировку с XIV на I век (D. A. Kouznetsov, A. A.Ivanov, P. R. Veletsky. Effects of fires and biofractionation of carbon isotopes on results of radiocarbon dating of old textiles: The Shroud of Turin. - The Journal of Archaeological Science, 23(1), January, 1996, pp. 109-121.Kouznetsov, et al. A Laboratory Model for Studying Environmental Dependent Chemical Modifications in Textile Cellulose. - Textile Research Journal. 66,1996).

О времена, о нравы! Маленькие кусочки ткани плащаницы «претерпели» масс-спектрометрию и исчезли, но беспристрастные прибо­ры точно записали суммарное количество античного и средневекового углерода... Как точнее узнать средневековую составляющую? Недавно на конференции в Москве была предложена еще одна возможная разгадка значительного смещения изотопного состава в ткани. Старинная реставрация Туринской плащаницы после пожара в XVI веке (заплатки в прогоревших сгибах ткани), очистка от грязи и копоти могла быть осуществлена только теми средствами, которыми владели люди средневековья. Методика простая: она до настоящего времени сохранилась в мастерских художников (Реставрация станковой темперной живописи, ред. Филатова В. В. М., 1986). С помощью ветоши холст чистят (протирают) горячим маслом (или смесью масел) (Применяют оливковое, льняное и ореховое масло), а затем влажной тканью, и делают так многократно (Шарль Дальбон приводит документальные свидетельства из XIII и XVI ве­ков о широком применении масла в живописи и реставрации: художники, не владея техникой масляной живописи, употребляли масло для пропитывания темперы с целью придания последней устойчивости к воздействию влаги, для защиты от плесени и грибков. Метод предохранения произведений искусства с по­мощью горячих растительных масел был известен задолго до Рождества Христо­ва. В древней Греции горячим растительным маслом покрывались настенные росписи и мраморные скульптуры для защиты от неблагоприятного воздействия атмосферы, благодаря чему ряд произведений того времени дошел до нас через несколько тысячелетий. — Ch. Dalbon. Origines de la peinture a l'kuile. Paris, 1904; Марк Полион Витрувий. Об архитектуре. Л., 1936). Можно предположить, что в ходе реставрации 1532 года полотно подвергли обработке мас­лом (растительное масло могло пропитать ткань плащаницы и ранее. В 1508 го­ду полотно было подвергнуто кипячению в масле ради доказательства, что изоб­ражение на нем не писано красками. Подобное испытание снова ведет к омоложению), и его неизбежно пропитал углерод XVI века.

Как показывают расчеты, для того чтобы получить радиоуглеродный возраст плащаницы в 1300 лет (по анализу Цюрихской ла­боратории и Аризонского университета), ткань в 1532 году должна «пропитаться» 14% средневекового углерода. Это вполне возможно. Льняное полотно высокого качества состоит из 80% целлюлозы (Углерод входит в состав молекул целлюлозы) и 20% лигнина, а растительные масла представляют собой смеси, со­держащие в различных пропорциях триглицериды жирных кис­лот (Как следует из химических формул, масса углерода в чистой целлюлозе со­ставляет около 50%, а масса углерода в растительном масле — 80%.). Загрязнение всего 7-ю процентами средневекового расти­тельного масла смещает изотопное соотношение и омолаживает ткань на целых тринадцать столетий (Учитывая, что в льняных волокнах среднего качества колличество целлю­лоза может уменьшаться до 60%, количество масла, необходимое для омоложе­ния на 1300 лет, снижается до 5% от массы полотна).

Вот и решение поставленного ранее вопроса, почему по данным Оксфордского университета ткань плащаницы, условно говоря, на 100 лет старше, чем по результатам физиков Аризоны и Цюриха. Методика предварительного удаления загрязнений с образцов в Оксфорде отличается от способов Аризоны и Цюриха в одном пункте — английские ученые провели очистку образцов петролейным эфиром, что не делали другие. Правомерно допус­тить, что из кусочка ткани в раствор перешло около 0,5% той субстанции, в которую со временем превратилось масло реставраторов XVI века. Результаты исследований говорят, что столь малого количества удаленного «масла» как раз достаточно, чтобы датирование сдвинулось назад приблизительно на сотню лет. Обратите внимание: методики подготовки образцов, использованные при радиоуглеродном датировании 1988 г., не обеспечивают полного удаления высохшего льняного масла. Внесение его в коли­честве 5—7 % по отношению к массе исходной ткани достаточно для «омоложения» с 1-го на XIV век (По материалам доклада Фесенко А.В. — д.т.н., профессора, заслуженного де­ятеля науки России, Белякова А. В. — директора Российского Центра Туринской Плащаницы, Тишкунова Ю. Н., к.х.н., Москвиной Т. П., к.х.н. Новый взгляд на да­тировку Туринской Плащаницы. — Московская конференция Научные и бого­словские аспекты исследования Туринской Плащаницы и чудесных знамений, происходящих в Православной Церкви, 27 и 28 января 2000 года в рамках Вось­мых образовательных Рождественских чтений)

Тайны, загадки, гипотезы.. В какой год ткач снял со станка полотно от которого продавец отрезал ткань плащаницы лежащей сейчас в Турине? Мы получили удивительный результат, который, несомненно, приблизил нас к первому столетию. Тем не менее, зная о «шероховатостях» хронологии по радиоуглероду, проявим предельную осторожность. Очень важна оценка календарного возраста плащаницы с помощью других методов: ведь ни один научный подход не безошибочен (При дальнейших поправках к возрасту учтем следующее. В самом начале своего существования, задолго до того, как полотно попало в пожары, оно сопри­коснулось с таинственным воздействием, в результате которого на поверхности ткани появились прекрасные отпечатки Человеческого тела. В результате физи­ческая часть спектра таинственного излучения неравномерно повлияла на ткань, и потому последняя в разных местах поверхности может иметь различную химическую активность. Таким образом, упоминаемый ранее процесс присоеди­нения, замещения углерода и углеродных групп, как с течением времени, так и в условиях пожара 1532 г. в различных местах полотна происходил не одинаково. Но образцы для анализа можно вырезать только в строго определенном месте, следовательно, дли совершенно точного определения возраста Туринской пла­щаницы необходимо подробно исследовать степень неоднородности химичес­кой активности всей поверхности ткани). Что может дополнительно повлиять на льняную материю? Какие обстоятельства сулят поправки к году выработки ткани Туринской плащаницы?

ОСОБЕННОЕ ЕСТЕСТВЕННОЕ ПОКРЫТИЕ

В ранний период египетской истории усопших хоронили по краям пустынь, окружавших Нил. Горячий песок и палящее солнце высушива­ли тела, и они хорошо сохранялись в неглубоких могилах. Со временем усыпальницы стали делать в камне, они стали большими и глубокими. Тогда египтяне стали пропитывать тела мертвых солью, высушивать, на­полнять специальными препаратами и пеленать. Полученную мумию клали в саркофаг и замуровывали в расписанной гробнице...

Поговорим о загадочных останках. В манчестерском музее долгие годы находится древняя египетская мумия за номером 1770. Само по себе это не большая диковина, если бы не одна тайна. Эксперты не могли объяснить, почему датирование льняного полотна, которым в древности обернули мумию, дает радиоуглеродный возраст на 1000 лет моложе, чем радиоуглеродный возраст ее костей (British Society for the Turin Shroud, Newsletter, a 21,1989, p. 4). Как может быть, чтобы ткань и забальзамированное тело, принадлежащие к од­ной эпохе, дали столь огромное расхождение по изотопам?

Шли кропотливые исследования. Профессор Леонсио Гарса-Вальдес долгое время работал над изучением древних экспонатов. Он обнаружил, что их поверхность облеплена естественным полимер­ным покрытием, которое образуется за счет жизнедеятельности не­которых бактерий. Так была найдена причина несовпадения в дати­ровании манчестерской мумии: за многие годы поверхность полотна покрывалась биополимерами с молодым углеродом, тогда как кости защищала высохшая плоть.

Внесем ясность. Некоторые грибки и бактерии для своей жизнедеятельности употребляют углекислый газ, содержащийся в воздухе. Поэтому образуемые ими полимерные покрытия содержат гораздо более молодой углерод, чем та ткань, на поверхности которой они живут (Естественные полимерные покрытия, которые производят бактерии feobacillus rubrus, являются цепочками полимера polyhydroxyalkanoate (mcl-РНА). Цепочки этого полимера, образующего покрытия значительной толщины, обнаруживают на многих древних предметах, которые после раскопок долго на­ходятся в музеях и, естественно, контактируют со свежим воздухом) Радиоуглеродное датирование такого полотна дает мнимое «омоложение».

Туринская плащаница лежит очень долго... «Пелены лежащие» прошли сквозь воздух античности, средневековья, чтобы предстать во всем величии на рубеже третьего тысячелетия. Они лежат, указуя воспринятым ими нерукотворным образом на вечную жизнь, свиде­тельствуя о бессмертии. Они притягивают к себе множество людей. Но сами по себе «пелены» принадлежат своему веку: они — лишь от­рез льняной ткани, подобный многим древним полотнам...

18 мая 1993 г. Леонсио Гарса-Вальдес вынул нить из образца — одного из трех, которые вырезали 21 апреля 1988 г. Дальнейший анализ убедительно показал: да, волокна ткани Туринской плащаницы покрыты естественными полимерами. Внешне они похожи на налет розового цвета и образовались как продукт жизнедеятельности микроскопических грибков (Эти грибки (lichenothelia) сферической формы, диаметром в 5 микрон, вы­деляют желтоватый гель. Они обитают на поверхностях древних предметов и об­разуют на них микроколонии размером от 150 до 200 микрон). Их выделения в союзе с аэробными граммо-положительными бактериями rhodococcus в течение столе­тий образуют на поверхностях древних предметов плотную глазурь розового цвета (Эта глазурь состоит из карбоната кальция, продуктов жизнедеятельности бактерий rhodococcus, органических остатков погибших грибковlichenothelia, кремнезема и сложных химических соединений марганца и железа. — L. A. Garza-Valdes & F. Cervantes-lbarrola. Biogenic Varnish and the Shroud of Turin. L'Identification Scientifique de ГНотте du Linceul Jesus de Nazareth: Actes dе Symposium Scientifique International, Rome 1993- Paris: Francois-Xavier Guibert (1995), pp. 279-282).

Открытие «розового налета» — поправка к возрасту. Ученые, ко­торые в 1988 г. выполняли датирование по радиоуглероду образцов из боковой полосы Туринской плащаницы, не учли наличия на поверхности ткани этого естественного покрытия. Накапливаясь за сотни лет работы колоний грибков и бактерий, биополимеры дали при­месь более молодого углерода, что значительно сместило радиоугле­родное датирование в сторону омоложения ткани.

Загадка за загадкой! Новые подробности — новые открытия! При подробном исследовании нити, вырезанной из ткани плащаницы, выяснилось, что она более чем на 60 % состоит из биопластика. Причем очевидно, что это покрытие весьма невосприимчиво к большинству растворителей и его очень трудно отделить от льняных волокон ткани(Профессор Гарса-Вальдес полагает, что в случае затруднений с разложени­ем биопластика на составляющие для его удаления из волокон образца перед но­вым радиоуглеродным датированием можно произвести гидролиз целлюлозы льняных волокон до глюкозы. Другими словами, если покрытие не может быть удалено, то материал внутри покрытия может быть извлечен с помощью хими­ческой реакции. В любом случае для подготовки образцов потребуется несколь­ко месяцев, прежде чем можно будет начать уточненное датирование по радиоуглероду). Так может быть, разница датирования нити в 1982 г. объясня­ется различной толщиной биопластика на ее концах?

Одна нить — это еще не вся ткань! Проводя дальнейшую работу в 1995 г., С. Меттингли и Леонсио Гарса-Вальдес подвергли исследова­нию в инфракрасных лучах и масс-спектрометрии те половинки выборок из ткани плащаницы, которые остались от радиоуглеродно­го исследования 1988 г. Они подтвердили, что образцы покрыты зна­чительным слоем биопластика, который гораздо моложе ткани...

Мы вплотную приблизились к 30 г. н. э.

...Раннее утро первого дня недели по пасхальной субботе. Несколь­ко женщин готовят сосуды с теплой водой, чистые льняные полотна, одежду собираются в путь. Они должны закончить обряд погребения, прерванный в пятницу началом празднования ветхозаветной пасхи. Им еще нужно сварить для скорбящих ритуальное блюдо из чечевицы и яиц, обязательно положить его в ивовую корзину, приготовить вино для «чаши утешения» во время пира скорби. Им нужно перевернуть крова­ти, чтобы так спать в течение траурной недели... Их лица скорбны...

Нет, не придется слушать каддиш — молитву об усопших! Ваша печаль претворится в радость!

Они еще не знают, что произошло в маленькой пещерке в саду близ городских стен, но скоро они принесут миру радостную, благую весть. Радуйтесь! Что ищете Живого между мертвыми? Навеки воцари­лась вечная жизнь. Он попрал смерть и восстал.

СУДАРЬ ИЗ ОВЬЕДО

Дорогие сердцу святыни разошлись по свету… Хитон в Трире, терновый венец в Париже, плащаница в Турине, ветвь колючек в Пизе, гвоздь и обломок надписи, некогда поставленной на крест, в Риме, сударь в Овьедо... Небольшой кусок льняного полотна — сударь, покоящийся в испанском городе, вновь переносит нас в древний Израиль, за стены Иерусалима, к кровавому закату пятницы ветхозаветной па­схи 30 г. н. э.

...На холме близ Иерусалима в окружении часовых стоят три креста. По-арамейски это гористое место называется Голгофа, что в переводе значит «череп». Роятся мухи и другие насекомые, слетелись птицы, сбежались бездомные псы. Центурион, начальник профосов, не допустил никакой мягкости при распятии. Иссеченные затылки, приколоченные к перекладинам вывернутые руки. На двух боковых крестах висят нагие люди, исполосованные бичами, сведенные судорогами. На них страшно смотреть: голова набок, отвалившаяся нижняя челюсть, свинцово-черные веки... Один произносит проклятия Риму, другой — из последних сил исповедание веры: «Слушай, Израиль, Бог един!» Посредине крест чуть больше остальных. Распятый на нем уже почил, склонив главу, увенчанную «митрой» из колючек, но лик Его величественен, ясен, всепрощающ...

Получив краткий приказ, солдаты живым переламывают голени, а Усопшего пронзают копьем... После кратких переговоров центурион разрешает пропустить к центральному кресту двух хорошо одетых иудеев. Они знакомы с наместником Пилатом и собираются испро­сить тело для погребения; зачем офицеру портить с ними отношения? Подойдя вплотную, один из евреев, согласно с обычаем, аккурат­но покрывает лицо и голову Почившего куском льняной ткани, похо­жей на полотенце. Оба скорбно покрывают плечи молитвенными плащами с голубыми кистями. При получении известия о чьей-либо смерти всегда читалась молитва: «Благословен Господь, Судия праведный». Они торжественно исполняют обряд...

День близится к вечеру… Три креста, три распятых тела. Голова и лик на центральном кресте покрыты сударем из драгоценной материи...

Этот сударь — отрез льняной ткани размером 84 х 53 см, с седьмого столетия находится в Испании. На полотне нет никакого изоб­ражения, но его поверхность впитала в себя обширные кровяные пятна, смешанные с плевральной жидкостью и сукровицей...

Известная хронология описана в двенадцатом веке епископом Пелагием: согласно летописи, сударь хранился в Иерусалиме до заво­евания в 614 г. города персидским шахом Хосроем. Льняной отрез спасли и отправили в Александрию. Впоследствии, при постоянном отступлении от персов, его перевозили все дальше вдоль северного африканского побережья. Затем для большей сохранности драгоценную ткань доставили в Испанию и передали в Севилью под покрови­тельство епископа города Толедо. В конце концов сударь определили в драгоценную раку собора города Овьедо, где он и хранится...

Долгое время им не интересовались, но в связи с углубленным исследованием Туринской плащаницы он обратил на себя пристальное внимание ученых. И немудрено: запятнанный кровью маленький прямоугольник льняной ткани вплотную связан с полотном из Турина. Прежде всего расскажем следующее. Мы уже говорили об успехе Макса Фрая по изучению пыльцы с Туринской плащаницы. Это не все его достижения. Фрай сделал больше: он документально подтвердил путешествие тканого сударя в Испанию — от Иерусалима по северу Африки. Швейцарский ботаник и криминалист обнаружил на нем пыльцу из всех областей, по которым производилась перевозка и где хранился сударь. Мы имеем дело с подлинной реликвией.

Но, скажете Вы, при чем здесь пыльца? Не ради ее повествование. Что дорого для нас в полоске ткани, что мы тратим cтолько времени?

Бесценны пятна крови, они красноречиво говорят: этот сударь использовался для того, чтобы покрыть лицо Умершего. Туринская плащаница и полотно из Овьедо были обернуты вокруг одного лика. Зачем сударь обернули вокруг головы? По иудейским традициям лицо почившего всегда закрывали тканью, чтобы окружающие не видели мертвенности усопшего. Почему не посредине полотна? Ткань не могли обернуть вокруг головы целиком, потому что правая щека почти касалась правого плеча. Перед смертью Страдалец склонил главу...

Пятна крови свидетельствуют, что Человек. Чье лицо укрывал сударь, скончался в вертикальном положении. Примечательно, что пятна состоят из смеси одной части крови и шести частей плевральной жидкости (pleural oedema). Эта жидкость собирается в легких, когда Человек умирает мучительной смертью, а если тело впоследствии двигают, истекает через ноздри... Следы такого типа - главное, что почил, голова склонилась на семьдесят градусов вперед и двадцать градусов вправо... Ее положение выявляет, что Тот, Кто оставил на сударе оттиски, скончался мучительной крестной смертью.

Вглядимся пристальней. Станет заметна характерная особенность: пятна в области носа наложены друг на друга с уменьшающейся интенсивностью... Это означает, что первые следы уже подсохли к тому моменту, когда истекла следующая порция жидкости, образовавшая вто­рые, и так далее. Какие выводы следуют из данного обстоятельства?

Доктор Виллален в университете Валенсии изготовил голову из стекла с целью моделировать процесс нанесения и высыхания пятен, а также, чтобы вычислить время между их последовательным образова­нием. Успешное проведение работ дало ошеломляющие результаты. Исследователи полагают, что сударь обернули вокруг головы в то вре­мя, когда Распятый еще висел на кресте, что дало первый слой пятна. Второй слой отпечатался часом позже — тело снимали с креста. Третий пласт образовался примерно через 45 минут, когда Его поднимали с земли. Он покоился у основания креста три четверти часа. Судя по отпечаткам, в то же время кто-то провел пальцами в области носа...

Часовой промежуток между наложением новых пятен на первоначальные дает трагические подробности. Это могло быть время ожидания разрешения на погребение... от Пилата! Снова, в третий раз кровь, плевральная жидкость и сукровица текли при поднятии Усоп­шего и переноске Его к гробнице. Можно полагать, что погребавшие, войдя в рукотворную пещеру кусок материи сбросили с головы, а за­тем укрыли тело плащаницей и положили его на каменное ложе. Вот почему сударь лежал в стороне, то есть отдельно, особняком...

Добавим к этому следующее.

Пятна на маленьком прямоугольнике льняной ткани изучались с точки зрения антропологии. Вывод: Лицо, находившееся в контакте с полотном, имеет ярко выраженные еврейские особенности. На суда­ре из Овьедо обнаружены следы мирры и алое (Мирра — каменистая смола, получаемая от аравийского кустарника (bal-samodendron yrrla), с глубокой древности ценилась как благовонное средство. Алое (socotrina) - ароматическое растение из Палестины, имеющее широкие гу­стые листья с колючками на концах. И то и другое употреблялось при погребе нии в виде порошка или мази). Нити, из которых он соткан, имеют тип Z-образного скручивания, точно такой, как основ­ная ткань Туринской плащаницы (F.Pastore Trossello. La struttura tessile della Sindone. - In: La Sindone, indagi-ni scientifiche. - Atti del IV Congresso Nazionale di Studi sulla Sindone, Siracusa 1987. Ed. Paoline, Cinisello Balsamo -MI 1988, pp. 64-73).

Каждое прикосновение к полотну раскрывает новые детали. В стороне от основной группы пятен находятся маленькие следы крови. Они явились оттого, что сударь прикрепили со стороны затылка на маленькие острые предметы. Можно полагать: эти острые выступы — шипы тернового венца...

Как без благоговения относиться к таким сообщениям?

Самое важное: пятна крови на сударе точно совпадают с конфигурацией следов и формой лика, отобразившегося на Туринской плащанице. На обеих тканях длина носа — ровно 8 см. Исключительно высока точность соответствия формы подбородка и бороды. След раны от шипа в области затылка совпадает с кровяным пятном на Ту­ринском полотне. В сударе с правой стороны рта обнаружена струйка крови, причем такая же струйка едва видна на ткани плащаницы: ее слабо заметный невооруженным глазом отпечаток проявлен Джоном Джексоном с помощью анализатора изображений (VP-8). Ален Вэнджер, применяя специальную аппаратуру, пришел к окончательному выводу: согласно расположению и форме пятен крови, обе ткани не­сомненно и безошибочно покрывали одно и то же лицо.

Семья Вэнджеров оповестила: имеется приблизительно 120 сов­падений в конфигурации и расположении пятен крови на сударе из Овьедо и Туринской плащанице — 70 с лицевой стороны и 50 с тыльной. Такой результат указывает: оба предмета, несомненно, бы­ли в соприкосновении с одним и тем же телом. На основании исследований Ален Вэнджер предположил, что когда лик оборачивали су­дарем, клубок шипов еще покрывал главу (A. D. Whanger, M. W. Whanger. A comparison of the Sudarium of Oviedo and the Shroud of Turin using the polarized image overlay technique. — In: Sudario del Secor, Actas del I Congreso Internacional sobre El Sudario de Oviedo, Oviedo, 29—31 Octubre 1994 - Servicio de Publicaciones, Universidad de Oviedo 1996, pp. 379—381)... Наконец, Байма Боллоне анализировала кровь из выборок, взятых с поверхности сударя и с материи из Турина. Ее исследования только укрепили нашу уве­ренность: кровь принадлежит одной и той же группе, а именно — четвертой (Bollone. Sindone о No. SEl, Torino (1990), pp. 72-73). Единственно возможный вывод - две ткани были в контакте с одним и тем же Лицом. Перед нами полотна-свидетели, полотна-ровесники.

Мы много говорили о радиоуглеродном датировании, о коррек­тировке его результатов... Для целей нашего повествования особое значение имеет документально подтвержденная дата — 14 марта 1075 г.. когда рака в испанском городе Овьедо была открыта в присутствии короля Альфонса VI и сударь был занесен в число реликвий хранящихся в городском соборе. Перед Вами убедительное свидетельство, что Туринская плащаница существовала по меньшей мере на два столетия раньше, чем указывает сомнительная радиоуглеродная дата 1988 г. Продолжив датировку Туринского полотна по сударю из Овьедо, мы легко подходим к седьмому веку. А если учесть все связанные с ним предания — к первому столетию'. Вот обстоятельство, о котором мы говорили ранее — оценка календарного возраста плаща­ницы иным способом...

Мысленно соберите воедино все сведения. Почти две тысячи лет назад в Иудее происходит истязание, бичевание, распятие, погребение. Скупой рассказ древнего полотна... Книга Жизни бесконечно просторнее, она раскрывает нам незыблемую, святую истину. Отираются грани времен. Мы подходим к главному событию, которое по ceй день оживотворяет и исцеляет человеческий род. Откройте Священное Писание, углубитесь в ясные, правдивые строки... То, что свер­шилось, удивительно точно, но в то же время исключительно просто описано в Евангелии. Мы же своим бледным языком не сможем рас­крыть всей его полноты, мы только прикоснемся к нему...

ПОДРОБНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОТПЕЧАТКОВ

Проведем некоторые параллели. Издавна ученые задумы­вались над множеством вопросов, связанных с гомеровскими поэма­ми. Вокруг «Илиады» и «Одиссеи» на многих языках создалась целая литература, выросла особая отрасль науки — «гомеристика». Работы по Туринской плащанице задали не меньше загадок, о ней написано множество книг, и появилась новая дисциплина — «синдология».

Некоторые проблемы «гомеристики», возникнув еще в период ан­тичности и средневековья, до сих пор продолжают служить предметом дискуссии. Среди них можно назвать вопросы о происхождении поэм и авторстве Гомера, об исторической достоверности и времени написания. Несмотря на огромный труд, изобретательность и знания, которые были затрачены на разрешение этих сложных моментов, нельзя сказать, что они окончательно разгаданы. Подобным образом большинство вопросов «синдологии» остались открытыми — невзи­рая на то, что в последнее время значительное число исследователей подключились к раскрытию тайн древнего полотна.

Один человек — Генрих Шлиман, проведя археологические рас­копки на малоазийском побережье к югу от Дарданелльского пролива во второй половине девятнадцатого века, обнаружил новый, дото­ле неведомый мир, скрытый под толстым слоем нанесенной веками земли. Другой человек — Алан Венджер, в наше время обнаружил на полотне Туринской плащаницы много новых силуэтов, которые по­ражают воображение (Магу & Alan Whanger. The Shroud of Turin: An Adventure of Discovery. Franklin, Tennessee, Providence House Publishers, 1998, p.102). Однако тщательное обследование археологи­ческих данных и доступных письменных источников показало, что мысль Шлимана о полном подтверждении существования мира Гомера данными микенского времени нуждается в известном уточнении. Подмеченные Венджером следы объектов в свою очередь могут трак­товаться иным образом...

Рассказывая в предыдущей главе о таинственном сударе из ис­панского города Овьедо, мы вскользь упомянули о научных работах семьи Вэнджер. В области «синдологии» они не новички: вспомните хотя бы краткое повествование о блестяще выполненном сопоставле­нии образа на плащанице с иконой VI века и с чеканкой на золотой монете. Одного этого вполне достаточно для того, чтобы на равных войти в мир «синдологов», но обширные труды супругов Вэнджер простираются глубже... Алан Вэнджер, профессор медицинского цен­тра университета Дьюка в штате Северная Каролина (Duke University Medical Center, North Carolina) и его супруга Мэри получили данные о следах цветов, изобразившихся на поверх­ности Туринской плащаницы.

Начнем с 1981 г., когда супруги первый раз исследовали изображение по всей площади полотна. В распоряжении ученых были ко­пии негативов тридцати блестяще выполненных в 1931 г. снимков Энри. Рассматривая сильно увеличенные фотографии, супруги Вэнджер потратили множество часов на выявление тех мест, где вместо характерных отпечатков ткацкой основы проявились следы различ­ных предметов. Как показать, что представляют собой эти объекты? Что перед нами? Слабо выраженные изображения или обман зрения за счет перекашивания нитей?

Расскажем читателю, каким способом это выясняли. Алан и Мэри Вэнджер разработали специальную оверлейную методику сравнения образов в поляризованном свете. Она состоит в том, что сопоставляемые изображения проецируют через фильтры, поляризующие свет, с двух сторон на экран — одно на другое, и точно выравнивают. Теперь, когда полученное отображение просматривают че­рез третий вращающийся, поляризованный фильтр, два изображения постепенно меняются одно на другое (Подробное описание методики работ можно найти в журнале Applied Optics, vol. 24:766-772, March 15,1985). Указанный способ позволял провести детальное сравнение необычных следов на поверхности Туринской плащаницы с коллекциями ботаников. Оставалось только начать.

Результат исследований показал: изображение на ткани образовалось непременно в Израиле, и что наиболее важно - обязательно весной. Профессор Вэнджер сообщил, что обнаружил на плащанице отпечатки растений — множество прекрасных цветов вокруг головы и в области плеч. Знаменательно, что они растут в самом Иерусалиме или в окрестностях (примерно в радиусе 12 миль) близ древней столи­цы. Они распускаются в Палестине лишь весенней порой — в марте-апреле. Это время иудейской пасхи...(Flowers on the Shroud. Current Research by Alan D. Whanger. - CSST NEWS, November. 1997, vol. 1, No. 1) Среди отпечатков найдены: «zygo-phyllum dumosum» — цветок, растущий близ Кумранских пещер у Мертвого моря, и «capparis aegyptia» - вид каперсного куста, распрост­раненный в Израиле, в просторечье — «бобовый прыжок». Израиль­ский ботаник Ури Барух подтверждает наличие слабых отпечатков рас­тений... У большинства цветов видны только части — пыльники и прицветники. Когда растения клали, они были свежесрезанные (A. Danin. Pressed flowers. - Eretz Magazine, november-december 1997, pp. 35-37,69).

...На истерзанное, безжизненное тело капают слезы из глаз погребающих. Надо спешить, вечереет. Уже ревет гигантский гидравлический гудок, возвещающий всему Иерусалиму и окрестностям до Иерихона, что приближается закат: надо зажигать пасхальные субботние светильники и совершать строгие ритуальные омовения. Заботливые руки бережно укладывают благоухающие цветы. Осыпается пыльца...

Двадцать веков она лежала, прильнув к ткани, пока в конце двад­цатого века ее не собрали на липкие ленты. Маленькие частички по­ведали: изображения и пыльца подходят друг ко другу (Пыльца 25 видов цветов независимо от Вэнджера идентифицирована швейцарским криминалистом и ботаником Максом Фраем, изучавшим выборки пыльцы с липких лент (общей длиной 3 метра), снятых им с плащаницы в 1973 и 1978 годах. Мы уже сообщали, что Макс Фрай показал: пыльца с поверхности принадлежит 49 видам растений).

Осознавая недостаток знаний, профессор Вэнджер в 1995 г. посетил в столице Святой Земли Авиноама Данина — профессора ботаники Еврейского университета, где показал ему изображения растений на плащанице. Признанный авторитет осмотрел фотографии и засвидетельствовал: цветы росли близ Иерусалима! Израильского профес­сора крайне удивило совпадение изображений с пыльцой на поверхности, и он, подготовив фотографии 120 палестинских видов, нанес на липкую ленту образцы их пыльцы, а затем сравнил реальные цветы со следами и частичками на плащанице.

По роду деятельности Авиноам Данин много лет собирал сведения относительно мест точного произрастания растений. В распоря­жении ученого находилась грандиозная база данных — более 90 000 нименований, соотнесенных с топографической картой Израиля с квадратом 5 км. После анализа оказалось, что 70% флоры из най­денной на полотне может совместно расти на полпути между Иерусалимом и Иерихоном в обширном районе примерно 10 на 10 км. Дополнительная выборка определила пять квадратов из области Иерусалима со стороной 5 на 5 км. в которых произрастают 27 из 28 разновидностей цветов, отпечатавшихся на плащанице. Первый содержит селения Аминадав и Мево Бейтар, два других включают в себя восточный и западный сектор Иерусалима, в четвертый вхо­дит деревня Кфар Адумим, а в последний — руины Кумрана. Вывод, к которому пришел профессор Авиноам Дании, прост, но в то же время потрясающе убедителен: единственное место, где может быть найдена такая совокупность цветов — Иерусалим и его окре­стности. Следовательно, и Туринская плащаница имеет местом своего происхождения Иерусалим (Avinoam Danin. Where did the Shroud of Turin Originate? - A Botanical Quest, ERETZ Magazine, November/December 1997).

Вечер пятницы перед иудейской пасхой... Канун субботы... С по­толка столовой спускаются серебряные лампы, обвитые фиалками. Комната освещена приятным желтоватым светом. Обернуты соломой ящики-утеплители с едой. На посуде, кубках, солонке — эмблема Из­раиля, виноградная кисть. Приготовлены, но пока не зажжены суб­ботние светильники. Столовая комната отделена от двора тяжелым занавесом. Он опущен: собравшиеся ожидают влиятельных иудеев, которые с любовью, но поспешно закончили погребение в саду за го­родской стеной. Когда они придут и возлягут у стола, занавес подни­мут, засияют семь светильников и начнется ритуальная пасхальная трапеза. В этот год приправа из трав кажется им особенно горькой… Любимый Учитель стал жертвой, как Агнец...

Две тысячи лет прошли вереницей событий, но по-прежнему Ту­ринская плащаница рассказывает языком загадочных отпечатков о главном событии в истории человечества... Мы все же можем допустить, что отображение на Туринской плащанице явилось в Израиле во время иудейской пасхи, в пору весеннего цветения, но для нас остается загадкой — как могли отпечататься цветы? (Можно предположить, что изображение цветов на полотне возникло от ко­ронарного разряда, исходящего с поверхности. А это означает, что вокруг них текла мощная энергия. Как показал ряд экспериментов, в пленке и на ткани за счет коронарного свечения получаются высокоточные изображения цветов и других материалов. Какое воздействие с такой силой и вместе с тем, так бережно опалило поверхность плащаницы, что на ней могли остаться следы живых цве­тов? Какое событие всемирного значения произошло в Иудее в 30 г. н. э.?..)

СПЕЦИФИКА ОТДЕЛЕНИЯ ТЕЛА

Есть еще обстоятельство, которое представляет собой головолом­ку для медиков в течение пятидесяти лет. Невозможно понять, как завершилось соприкосновение плоти и ткани. Мы знаем, что тело отделилось от полотна необычным, единственным в своем роде способом, при котором сгустки свернувшейся крови полностью остались на поверхности материи, тогда как обычно часть присохших следов крови при разделении остается на коже (Barbet. La Passion... selon le chirurgien. 1950, p. 44).

Туринская плащаница свидетельствует: она соприкасалась с телом не меньше 30 часов и не больше сорока. Почему так? Потому что в теле усопшего первые 30—40 часов после кончины через кожу сочатся определенные выделения. На плащанице такие секреции отло­жились и зафиксированы медиками. Эти выделения во многих местах растворили отпечатки крови и просочились сквозь них, что дает еще одно доказательство — поначалу кровь обагрила полотно (Например, в сгустках на затылке просочилось огромное количество капелек, и при ближайшем рассмотрении видна начальная жемчужинообразная капля, вокруг которой ореолами произошло растворение окружающей крови. В результате получается, что капля окружена ореолами сукровицы и крови. P.Barbet. La Passion... selon le chirurgien. 1950, p. 44). Самое поразительное для врачей, это то, что менее чем через 40 часов выделение внезапно прекратилось  (Это абсолютно достоверный факт, потому что в противном случае к сороко­вому часу соприкосновения все отпечатки крови изменились бы до неузнавае­мости за счет размытия их выделениями секреции. — Poul Vignon. 1939- Le Saint Suaire de Turin devant la Science, l'Archeologie, l'Histoire, l'lconographie, la Logique. Рaris, 2 ed., Masson et Cie, 255 pp) Какое событие молниеносно отдели­ло тело?

Удивительно то, что на Туринской плащанице следы крови остались первозданными. Один из наиболее убедительных примеров — подтек на лбу, причиненный уколом шипа. След крови имеет форму перевернутой цифры «3», и он остался нетронутым самым непостижимым образом, хотя пребывал в контакте с тканью более 30 часов. Как можно отделить тело от четырех метров присохшего к бесчисленным ранам полотна и сохранить естественную форму свернувшихся кровавых сгустков? Кроме того, обагренные кровью волосы прилипли к такни, но при отделении остались в той же позиции, не шелохнулись...

Медики задают вопросы, на которые не находят ответа. Как стало возможно, что в течение длительного времени два крошечных подтека на тыльной стороне левой руки, два пятна на кистях, большая прядь волос, кровавые пятнышки на бровях и волосах остались нетронутыми, не подверглись ни малейшей деформации?

А загадка «невесомости»? Как истолковать то, что отпечатки в области спины не сплющены? Об этом свидетельствуют пятна затылочной части головы, кровь вокруг зоны солнечного сплетения — два подтека, которые пересекаются на спине в районе пояса. Принимая во внимание посмертное окоченение, которое фиксировало мышцы, тело, уложенное на спину, обязано своим весом давить на постеленное под ним покрывало. Следовательно, мы должны обнаружить «сжатие» спинной части по сравнению с отпечатком лицевой стороны. Однако в изображении на ткани мускулы спины не оказываются сплющенными. Рельефное отображение задней и лицевой части единообразно. Как понять единообразие отпечатков как на верхней, так и на нижней части ткани? Как объяснить, что следы крови предстают нетронутыми?

Попробуем найти на эти вопросы ответы. Непотревоженное изображение на плащанице дает возможность считать, что ткань была постелена плоско и ровно, как под, так и над телом. Это могло быть в том случае, если гробница была арочного типа, где полотно поддерживали каменные выступы, проходящие через все место погребения. Такие гробницы I—III веков н. э. найдены при проведении земляных работ (Bagatti-Milik, Gli Scavi del Dominus flevit. I. La Necropoli del periodo Romano, 1958, fig. 23). Однако последнее никак не объясняет сокровенную причину явления величественных отпечатков и сверхъестественное отделение плоти без «отдирания» налипшей крови. Тело молниеносно отделилось от всех без исключения сгустков по всей громадной поверхности, оставив их присохшими к полотну, в целости и сохранности, непотревоженными. Непостижимое, одностороннее — лишь со стороны плоти — разделение!

А быть может, в момент расставания с полотном тело совсем не имело веса?! Но об этом чуть позже.

ПЕРВЫЕ ФОТОГРАФИИ

Обратимся к году 1998 — чрезвычайно знаменательному. Летом в Ту­рине торжественно отметили юбилейную годовщину начала серьезных научных исследований плащаницы. Сто лет назад археологу, адвокату и фотографу-любителю Секондо Пиа впервые разрешили отснять древнее льняное полотно.

Вечером 28 мая 1898 г. Секондо сделал два снимка с Туринской плащаницы, из которых, к сожалению, один оказался испорчен­ным. Оставшуюся большую пластинку размером 50 х 60 см он проявлял в затемненном помещении... В своих воспоминаниях Секон­до Пиа писал, что когда во мраке лаборатории на фотопластинке стал проявляться позитивный образ, он увидел рельефный портрет божественной красоты. Волнению не было предела. Археолог всю ночь проверял и перепроверял сделанное открытие: на Туринской плащанице запечатлено изображение в виде аналога фотографиче­ского негатива  (Мс. Evoy, W. V., 1945. The Death Image of Christ. Melburn, p. 47).

Обретшая человеческий рост фотография выявила картину чудовищных страданий, но вместе с ними проявился облик предельной величественности и царственности. Секондо Пиа со страхом взирал на лицо, которое выражает исключительную стойкость и силу, а вместе с тем — безграничное прощение и милосердие. Его взору предстал образ с царственным выражением непобедимого терпения и величия, лик, на котором лежит печать вечности...

Открытие Секондо повергло ученых в трепет: ведь принято считать, что изобретение фотографии датируется 1839 г. Точнее, фотография была изобретена чуть ранее, в 20-е годы XIX века, когда Ньепс нашел способ, называемый термографией, для закрепления изобра­жения, получаемого в камере-обскуре, используя в качестве светочув­ствительного вещества асфальтовый лак. Основываясь на опытах Ньепса, французский художник и изобретатель Дагер в 1839 г. разра­ботал первый пригодный для практического применения способ фотографии — дагерротипию, при которой светочувствительным веще­ством служил иодид серебра. И только к 1841 г. англичанин Тальбот изобрел калотипию, где впервые был реализован двухступенчатый негативно-позитивный процесс, дающий возможность размножать фотографии (Калотипия является прообразом современной фотографии)

Получается, что образ на Туринской плащанице — самая древняя «нерукотворная фотография», появившаяся на 19 веков раньше, чем кто-либо из людей догадался о возможности получения фотографий «рукотворных»! Секондо Пиа как фотографа потрясло, что изображение на плащанице является подобием негатива, существовавшего за­долго до того, как человечество узнало, что это такое.

Обратите внимание: хронологически достоверную историю Туринской плащаницы можно без перерыва проследить начиная с сере­дины XIV столетия. Ввиду того, что изображение на ней обладает некоторыми свойствами фотографического негатива, эта дата имеет ог­ромное значение. Простое сопоставление говорит нам, что мы имеем на ткани аналог фотографии, который явно существовал более чем за 450 лет до того, как человечество узнало, что такое фотосъемка. Перед нами осязаемое научное свидетельство: изображение — не плод искус­ства. Отпечатки на плащанице не являются творением человеческих рук. А такое известие не могло не привлечь к плащанице внимания множества экспертов и специалистов...

Еще сто лет назад было доказано: отпечатки на плащанице обла­дают некоторыми свойствами фотографического негатива. И как это бывает со всяким негативом, превращение его в позитив переставля­ет половины тела на свои верные места. При этом происходит взаим­ная замена света и тени. Обратите внимание, что на любом негативе, в том числе и на ткани плащаницы, лоб и нос кажутся темными, а тени лица — белыми. Кроме того, лицо кажется суровым, с направлен­ным вправо как будто острым и недовольным взглядом и с широко, как кажется, открытыми глазами. Очевидно, что до изобретения фо­тографии эти характерные признаки негатива были непонятны, поэтому многие древние византийские иконы так или иначе воспроиз­водят эти особенности (Существует точка зрения, согласно которой иконография образа Спас Нерукотворный восходит к копированию и переосмыслению изображения лика с Ту­ринской плащаницы. — И. К. Языкова. Богословие иконы. М., 1995, с. 60—61)

Напрашиваются следующие выводы. Черно-белая фотография отпечатков на плащанице, сделанная во время выставки 1898 г., показала, во-первых, что изображение — негатив. Во-вторых, за счет значительного повышения контрастности она представила миру такие детали, которые нелегко различить, если рассматривать ткань саму по себе. Мы говорили, что фотографический негатив плащаницы с правильным распределением света и тени проявил множество уникаль­ных подробностей на теле и лике (За прошедшую сотню лет для углубленного познания свойств отображения на ткани проводилось около 1000 специальных тестов и было отснято более чем 32 000 фотографий). Но секрет полотна не разгадан! Перед нами не просто древнейшее «нерукотворное фотографическое изображение»: мы соприкасаемся с отпечатками, выходящими за рам­ки привычных представлений. Да и можем ли мы вообще относить следы на плащанице к разряду фотоснимков?..

Что такое фотография? Фотографическое изображение — это изображение предметов и оптических явлений, получаемое на свето­чувствительных слоях в результате фотохимического действия лучистой энергии или элементарных частиц (альфа-частиц, протонов, электронов и др.) (БСЭ, т. 45, с. 365)

Можно ли, исходя из данного определения, назвать отпечатки на Туринской плащанице в полном смысле слова фотографическим не­гативом? Вряд ли, с каких пор льняная материя стала считаться свето­чувствительным слоем? О влиянии на полотно лучистой энергии и элементарных частиц мы можем говорить лишь гипотетически: до сего дня никто не знает, какое воздействие опалило края волосков на ткани. И главное: последующие исследования лишь прибавили вопро­сов, на которые ученым затруднительно дать ответы, однако труды их столь интересны, что мы не можем о них умолчать.

ОБЪЕМНОСТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ

В Палестине при восточном истоке Иордана вблизи города Ермон в первом веке находилась Кесария Филиппова — город, получивший название от тетрарха Филиппа для того, чтобы отличаться от Кесарии Палестинской — города, построенного Иродом в честь императора Кесаря Августа на берегу Средиземного моря. Чем знаменито это место? Согласно Евсевию Кесарийскому настроенному, между прочим, иконоборчески, он видел в Кесарии Филипповой бронзовую статую Христа, воздвигнутую исцеленной сирофиникиянкой, известной нам по Еван­гелию (Мф. 9, 20-23; Мк. 5, 24-34; Лк. 8,43-48) В благодарность исцеленная кровоточивая жена поставила скульптуру Спасителя у дверей своего дома...

В 313 кн. э. Евсевий пишет: «...Эта статуя, говорили, изображает Иисуса; она уцелела до сих пор; я, будучи в этом городе, видел ее собственными глазами. Нет ничего удивительного в том, что в старину язычники, облагодетельствованные Спасителем нашим, это делали...» (Евсевий Памфил. Церковная история. М., 1993, кн. VII, 18, 3-4, с. 259). Однако несколько десятилетий спустя изуверством тех же язычников при Юлиане Отступнике прекрасное скульптурное изображение Богочеловека было уничтожено.

По преданию, умирая от полученной раны, долгие годы боровшийся с христианством нечестивый император Юлиан воскликнул: «Ты победил, Галилеянин!» Запоздалое признание: разрушенного и уничтоженного не вернуть. Лишь спустя много сотен лет явилась возможность, пользуясь изображением на Туринской плащанице, пытаться частично восстановить безвозвратно утерянное...

Мир не стоит на месте: создание специальных приборов и достиже­ния в компьютерной графике дали новый импульс к анализу отпечатков на плащанице. В шестидесятых годах для создания рельефных карт лунной поверхности было изготовлено аналоговое устройство — анализа­тор изображений VP-8, который преобразовывал плотность изображения (светлые и темные места на фотографии) в вертикальный рельеф, имеющий яркие участки и тени. Гораздо ранее на выставке 1931 г. Энри сделал блестящие фотографии плащаницы в натуральную величину с очень большим разрешением (Как это часто бывает, соединение столь разных объектов дало результат, в та­кой степени превзошедший открытие Секондо Пиа, что зародился грандиозный проект исследования Туринской плащаницы 1978 г. — первое по-настоящему на­учное исследование Туринского полотна)

     События развивались следующим образом. В 1976 г. Джон Джексон отсканировал изображение с фотографий Энри, используя микроденситометр — прибор, который замеряет степень потемнения изображения на микроскопической площади поверхности. Копиро­вание шло медленно: исследователь стремился записать мельчайшие изменения интенсивности изображения. Затем он полагал найти функциональную связь между малейшими изменениями интенсивности, которые в свою очередь образуют сложнейший облик на полотне, и предполагаемым расстоянием от ткани до тела. В своей работе Джон Джексон исходил из предположения, что ткань плащаницы свободно провисала над Усопшим в то время, когда началось воздействие, приведшее к образованию отпечатков. После проведения замеров Джексон, используя анализатор изображений (VP-8), преобразо­вал оттенки интенсивности изображения в вертикальный рельеф. Последнее дало возможность получить с помощью компьютера объ­емное полномасштабное изображение.

Перед нами открытие, важность которого трудно переоценить. Согласно исследованиям Джона Джексона, изображение на плащани­це содержит внутри себя как минимум трехмерную информацию. Ученых удивляет одна его особенность: в отличие от обыкновенных фотографий или рисунков, объемное изображение получено без ис­кажений. Что тут необычного, скажете Вы? Неужели это так важно? При чем здесь искривления? Следует отметить, что когда подобным способом обрабатывали заурядные фотографии или картины, то вос­становленное по точкам изображение давало чудовищное уродова­ние облика.

На основании этого феномена было высказано предположение: неизвестный науке процесс, вызвавший появление отпечатков на плащанице, происходил одинаковым образом как через пространст­во между телом и верхней частью ткани, так и через пространство между телом и нижней, частью ткани, и не зависел от контакта между полотном и телом в каждой точке соприкосновения (John P.Jackson, Eric